Чересчур. Пожалуй, только так можно описать абсурдность полемики, которую устроила группа французских журналистов вокруг документального фильма Поля Морейры «Маски революции».

В открытом письме к режиссеру они обрушили на него вал критики, на которую тот терпеливо дал ответ. Все они — «репортеры, которым регулярно доводилось работать на Украине. Одни — постоянные корреспонденты в Киеве и регионе, другие — частые спецкоры». При этом они не говорят, по какую сторону границы обычно находятся, и лично я сомневаюсь, что некоторые из них так уж «регулярно» бывают там. Ну да ладно. Есть тут и кое-что посмешнее.

В исполненном негодования письме журналистов, которые стремятся представить себя знатоками Украины, содержится обвинение в «интеллектуальной лени». Утверждается, что из-за «непонимания» Морейра «называет «русскими» или же «украинцами русского происхождения» часть граждан страны, где самосознание в 2016 году явно не опирается на один лишь лингвистическо-этнический фактор».

Украина: полная неразбериха в СМИ

Ну-ну. Только вот один из подписантов опубликовал 14 ноября 2014 года в журнале Elle хвалебную статью про «украинок», которые сражаются с «русскими сепаратистами». Все же так просто, да?

Еще кое-что: этот журналист не заметил, что дал слово юной неонацистке, которая удостоилась полноформатного снимка в журнале от, по всей видимости, столь же ни о чем не подозревавшего фотографа. Ее личность установили активисты из соцсетей уже после публикации статьи в декабре 2014 года. На фоне такого скандала редакции Elle пришлось даже выпустить 29 декабря специальный пресс-релиз с извинениями за публикацию фотографии этой неонацистки.

Как отмечается в пресс-релизе, журналисты встретились с «активисткой батальона «Айдар» 2 октября на линии фронта у города Луганск, и ничто, ни одно слово или жест в интервью не указывали на то, что девушка была неонацисткой».

Да ладно? Так уж ничто? Но ведь месяцем ранее ее батальон «Айдар» упоминался в отчете Amnesty International: 8 сентября правозащитная организация назвала его виновным в военных преступлениях в Луганской области… А еще задолго до того по интернету ходили подкрепленные множеством примеров слухи, которые должны были вызвать у журналистов вопросы насчет батальона.

Стоит отметить, что послужной список еще одной сфотографированной и отмеченной в статье активистки едва ли намного лучше: у нее оказались связи с неонацистским движением «Правый сектор».

То есть, «регулярно» бывающие на Украине журналисты ничего не видели и не слышали?! Может, это и есть интеллектуальная лень?

В свете уже одного этого примера возникают сомнения, что читающие мораль Полю Морейре журналисты на самом деле «давно» пишут «об ультраправых на Украине»…

Украина: полная неразбериха в СМИ

В рассмотренном случае неонацистку идентифицировали активисты из соцсети. То же самое касается и Одессы: без реакции соцсетей и сведений из неофициальных источников трагедия получила бы отражение только в одобренной европейскими СМИ информации, которую те получают от информагентства украинского правительства, раз их «регулярных» журналистов в стране, видимо, нет… На этот пробел было указано лишь в одной единственной статье традиционной прессы.

Раскритиковавшим Поля Морейру журналистам стоило бы, по крайней мере, набраться смирения и признать, что их собственная работа далеко на всегда была на высоте. И что фильм восполняет пробелы, которые возникли, в том числе, и по их вине.

Разумеется, тут есть свои риски. Не только Москва, но и другие враждебно настроенные по отношению к ЕС правительства и группы могут извлечь выгоду из информационной неразберихи вокруг конфликта на Украине. Причем ее сила лишь подтверждает, что судьба Украины касается всех нас.

Жан-Кристоф Эмменеггер (оригинал публикации)

***

Издание Украина.Ру также приводит некоторые выдержки из открытого письма группы журналистов Полю Морейре, которое и прокомментировал Жан-Кристоф Эмменеггер:

  • «Так, мы видим бинарное отображение аннексии Крыма. «После революции население Крыма массово поддержало Россию на референдуме», — говорит Поль Морейра. Он старательно избегает контекста, в котором проходило это голосование, то есть методичного развертывания на полуострове российских войск».
  • «Гибридная война в Донбассе (с апреля 2014 года там погибли почти 10 000 человек) объясняет практически все описанные Полем Морейрой явления. Однако в фильме она представляется как нечто вторичное. Избегать ее — серьезная ошибка. Батальоны украинских добровольцев включают в себя самых разных людей, в том числе и радикальных националистов. Это ни для кого не секрет. Эти крайне разнородные группы с трудом поддаются анализу и являются зеркалом столкнувшегося с войной украинского общества».
  • «Есть в этом фильме один очень важный, даже важнейший момент, который, наверное, мог бы заставить нас примириться с ним. Речь идет о событиях 2 мая 2014 года в Одессе, когда кровавые столкновения между проукраинскими и пророссийскими активистами привели к тому, что в пожаре заживо сгорели 42 человека, главным образом сторонники России. С тех прошло почти два года, а украинские правоохранительные органы до сих пор не смогли пролить свет на эту трагедию. Но что бы ни говорил Поль Морейра, эта драма — далеко не единственная, что остается покрытой завесой тайной за все это время».
  • «Подписанты: Ксения Большакова, Ив Бурдийон, Гулливер Крагг, Марк Крепен, Режи Жанте, Лоран Жеслен, Себастьен Гобер, Поль Гого, Эмманюэль Гринспан, Капюсин Гранье-Деферр, Ален Гиймоль, Джеймс Кеог, Селин Люссато, Элиз Менан, Стефан Сиоан, Оливье Таллес, Елена Волошина, Рафаэль Ягобзадех».

Перевод: Украина.Ру