Он очень сильно контрастировал на их фоне, как контрастирует алмаз на фоне циркония, или живая птица — на фоне набитого ватой, или чем там набивают, чучела, или Достоевский — на фоне писателя Боборыкина, или Рокоссовский — на фоне Будённого. В общем, все ощутили очень сильную дисгармонию.

Может, это и хорошо. Хорошо, потому что мы сразу же осознали все величие и значение личности Эдуарда Вениаминовича. Лимонов — это все-таки знак качества, состоявшийся писатель, мало того, классик русской литературы. Это человек, которому будут стоять памятники в русских городах. Если раньше многим из нас Лимонов казался ярким, но все-таки маргинальным политиком (нет своей парламентской фракции, не влияет на принятие тех или иных решений в государстве), то когда мы увидели на его фоне других «политиков» из комитета «25 января», то мы поняли, что он политик состоявшийся. Да, у него нет своей фракции, но зато него больше влияния, чем у какой-нибудь «Справедливой России». Много ли мы знаем о деятельности «Справедливой России»? У Лимонова есть своя Позиция. И он все-таки влиятельный человек среди русской патриотической публики. Он властитель дум.

Я, конечно же, не советчик Эдуарду Вениаминовичу — ну кто я такой для этого — но считаю, что ему не нужно было иметь дела с Гиркиным и входить в этот комитет. Единственное, что меня утешает, так это то, что через год-два он похоронит репутации Гиркина сотоварищей, как похоронил репутации «вашингтонских либералов» типа Немцова, Яшина, Касьянова, Собчак, с которыми создал оппозиционный политический альянс. Помните, его знаменитые колонки в «Свободной прессе» — «Ваш Боря», «Ваш Илюша», «Ваша Ксюша»…

Утешает, что через какое-то время мы будет наслаждаться текстами Эдуарда Вениаминовича — «Ваш Игорь Иванович», «Ваш Максим», «Ваш Эль-Мюрид». В общем, не сомневаюсь, что Лимонов сотрет в порошок репутации этих товарищей.

Точно так же, как Лимонов не был совместим с «вашингтонскими либералами», точно так же он несовместим и с патриотической публикой из комитета «25 января». Ну, разные они абсолютно люди.

По поводу комитета «25 января»

Причем, что интересно, что товарищам из комитета «25 января» нечего будет ответить Лимонову. Ну что они ему ответят? Что он наймит Кремля? Так в это никто никогда не поверит. Лимонов заплатил свободой за свои убеждения, он за них пошел в тюрьму. Он заангажирован только своей совестью и убеждениями. Хочет — поддерживает Кремль, не хочет — не поддерживает.

Никто и никогда не скажет, что Лимонова можно подкупить. Лимонова подкупить нельзя! И мы все это знаем. Так что, еще раз повторюсь, что он еще пройдется бульдозером по репутации любимца патриотических диванных барабашек — Игоря Ивановича. И зная истеричный, самовлюбленный и неуживчивый характер Гиркина, я даже не сомневаюсь, что первый раскол в комитете случится именно по этой линии — по линии Лимонов — Гиркин.

Почему? Поясняю.

У Эдуарда Вениаминовича и Игоря Ивановича есть одна схожая деталь в биографии, на которую мало кто обращает внимание. Они оба примерили на себя одеяния Че Гевары, хотя Гиркин им вроде как стал, а Лимонову просто не дали им стать.

Напомню, что в начале нулевых Лимонов с группой нацболов уехал на Алтай, где готовил вторжение в Северный Казахстан с целью — поднять восстание русских. Освободительный поход не получился, потому что он был арестован. У Гиркина же получилось. Он был удачливее Лимонова.

Но Гиркин действовал при поддержке российских властей, поэтому у него и получилось, а Лимонов действовал только на свой страх и риск — государство ему не помогало. Он действовал как Дон Кихот, потому что в нем есть жертвенность, в нем есть способность пожертвовать собой ради идеалов.

Никакой жертвенности в Гиркине нет. Он знал, что ему не надо будет жертвовать своей жизнью и здоровьем, когда он действовал в Крыму. Он искренне полагал, что в Донбассе ему также не надо будет жертвовать жизнью, так как надо только будет продержаться максимум несколько недель до того, как туда войдут «вежливые люди».

Помню, я спросил у Бородая: если вы, Александр, говорите, что у вашего бывшего друга с головой не все в порядке, то тогда почему его привлекли для операции в Донбассе. На это Александр Юрьевич мне ответил, так мы все тогда рассчитывали, что нам надо будет продержаться минимум неделю, а максимум — две. За это время он ничего не сможет выкинуть.

По поводу комитета «25 января»

После чего должны были войти «наши». На это рассчитывал и Гиркин. Но вот когда он понял, что никакие «наши» не придут и ему самому надо будет организовывать оборону самому, и что все это может закончиться смертью, он в отличие от Лимонова жертвовать собой не захотел, поэтому сначала сдал Славянск, а потом хотел сдать врагу и Донецк с Горловкой, но, слава Богу, ему этого не дали сделать Захарченко с Ходаковским.

Лимонов действовал по зову своей совести, а Гиркин пришел в Донбасс по приказу, по приказу и ушел. Люди жертвенные, всегда искренни, они, если что, молчать не будут. Не будет молчать и Лимонов, когда узнает Гиркина поближе.

Лимонов уступил первенство в комитете «25 января» Гиркину, потому что тот вроде как военный вождь, а сам Эдуард Вениаминович человек, хотя и бывавший на войнах, штатский, но это не значит, что Лимонов будет смотреть на Гиркина снизу вверх, как это делают все остальные участники «25 января». Мало того, Лимонов чувствует, что он морально выше и Гиркина, и его сиюминутной славы.
Теперь, что касается остальных членов кампании.

Ко многим из них я отношусь с уважением и пиететом, как талантливым и интересным людям. Я отдаю должное Александру Жучковскому, искреннему патриоту и волонтеру, который на собранные деньги в России помогает армии ДНР и ЛНР всем необходимым. Его именем еще назовут улицы в городах Донбасса. Я уважаю Дмитрия Ольшанского, как блестящего русского эссеиста, и Егора Холмогорова, как блестящего эрудита и книжника. Мне нравятся ум и ироничность Константина Крылова. Мне нравится читать «Спутник и погром», мне во многом близка позиция его редактора Егора Просвирнина, талантливейшего публициста.

Каждый из этих людей прекрасен на своем месте, но вот вместе они не дадут нужной для русского патриотического дела синергии. Ну, не политики они. Никто за ними не пойдет. Они обречены быть маргиналами.

К тому же участники комитета исходят из неправильной посылки: они искренне уверены, что они та сила, к которой должно будет примкнуть большинство политически активных русских патриотов после того, как в результате нынешнего экономического кризиса падет «путинский режим», а власть перейдет в руки «вашингтонских либералов».

Это ошибочная точка зрения: никакой «путинский режим» в результате нынешнего кризиса не падет. Мало того, Путин еще и переизберется на следующий срок, а, может, еще и на пятый срок.

В новейшей истории России никогда не было такого, чтобы экономический кризис привел к падению чьего-либо режима. Экономический кризис 1991-92 г.г. не привел к падению «режима Ельцина». Не привел он к этому и во время кризиса 1998 года. И «режим Путина» не пострадал никак от экономического кризиса 2008 года. Почему в таком случае он должен будет пострадать от кризиса 2016 года?

Далее. Если гипотетически предположить, что «режим Путина» все-таки падет под давлением экономического хаоса, то из этого совершенно не следует, что власть перейдет «вашингтонским либералам».

Не согласны? Ту тогда поясните, из чего это следует? Ну вот из чего? Кто им уступит власть? Кто их туда выберет?

Господа, если падет «режим Путина» — режим «русской патриотической бюрократии», которую можно не любить, но которая поддерживает более менее приемлемый порядок и развитие на этой территории — то начнется хаос и распад России, в котором погибнут, как «вашингтонские либералы», так и члены комитета «25 января». Не верите, приезжайте в Донбасс и посмотрите все своими собственными глазами, что происходит с территорией, когда рушится государство.

Но Донбассу повезло, что есть Россия, которая волевым усилием остановила хаос, махновщину и полный беспредел, в которые погрузился шахтерский край летом 2014 года. А кто поможет России выйти из хаоса? Никто.

По поводу комитета «25 января»

Почему мы должны верить в то, что позиционирующие себя русскими националистами Ольшанский, Холмогоров и Просвирнин, которые НИ РАЗУ (!!!) не были в Донбассе с начала там военных действий (даже в глубоком тылу), будут сражаться за русских людей в России против «вашингтонских либералов», а не сразу из нее сбегут в более безопасное место?

К тому же о степени политической адекватности некоторых товарищей в комитете достаточно наглядно свидетельствует, например, знаменитое утверждение Холмогорова, что Ходаковский в Донбассе хочет вырезать всех русских, чтобы отдать Донбасс украинцам! Вы представляете, что Егор Станиславович с такой оптикой накомитетит?

Будет ли комитет влиятелен? Не думаю. Просто, во-первых, большинство русских «красные», а не «белые». Это первое. Даже горячий приверженец идеи СССР Максим Калашников не сможет «окрасит» «25 января».

Второе. Политические и общественные оппоненты комитета будут постоянно подозревать его в фашизме из-за присутствия там Просвирнина. Никто статей Егора, в большинстве своем отличных, не читал, но все будут называть его в фашизме, а, значит, и всех остальных, из-за статьи о 22 июня, где он называет этот день днем гнева, когда белая Европа вернулась в Россию. Все будут крутить его, безусловно, позорнейшее интервью Найему на Громадском ТВ, где он поносит героический «Беркут» и всех нас, которые помогали всем, чем могли беркутятам.

В общем, «25 января» не прорыв, обычное маргинальное предприятие, которое похоронит под собой, как Гиркина, так и других, в общем-то, неплохих людей.

Александр Чаленко