Вечером 11 января подтвердилось сообщение, которое я несколькими часами ранее получил из Львова — города ныне украинского. Первая весть поступила от некоей А.С.: «Львовская областная рада вернула себе здание, известное как Русский культурный центр». Автор второй (назову его А.К.) лишил меня последней надежды на благоприятный исход дела в пользу русской диаспоры прикарпатского края: профильная комиссия областного совета поручила управлению имуществом выселить из названного здания на ул. Короленко во Львове все общественные организации (сайт «Украинский взгляд»). А находились там на то время несколько организаций русской культуры, чьи руководители подписали на днях письмо в адрес президента П.Порошенко с просьбой о защите их прав. То письмо и мой пояснительный комментарий к нему опубликованы на нескольких сайтах (читателю на выбор разные варианты: 1, 2 и 3).

Здесь только напомню, что Русский культурный центр во Львове (далее РКЦ) с 1990 года принадлежал, по решению облсовета, Русскому обществу им. А.Пушкина (далее РОАП) — первой организации такого типа на постсоветском пространстве, основанной нами, русскоязычными жителями Львовщины, за три года до распада СССР, в предчувствии «младобандеровского возрождения».

Позднее, когда закончились все уставные сроки моего руководства единым тогда РОАП и я возвратился домой, в Россию, в здание Центра получили доступ другие организации русскокультурного направления, желающие быть «независимыми»(?) и ходить под своими разноразмерными лидерками. Одновременно между ними начались распри, борьба за первенство, за влияние среди членов местной диаспоры. РОАП раскололась на конкурирующие между собой областную и городскую организации. Вторая, пользуясь финансами предпринимателя А.Свистунова, изгнала из РКЦ первую во главе с О.Лютиковым, а Генеральное Консульство РФ во Львове решило, что лучше покровительствовать домовладельцам, чем бомжам. Словом, русская трагедия феодальних раздоров, спустя века, повторилась на земле Червеной Руси в виде фарса внутри нечаянной диаспоры в 100 тысяч душ, которую объединял, казалось бы, лучше стальних скреп, русский язык.

Четверть века – начало и конец

Такая общность недружных между собой «москалей» стала лёгкой добычей русофобов. Именно со второй половины 90-х годов учащаются нападения «неизвестных» на РКЦ — поджоги, подрывы, порча имущества и наружных стен здания. И вчерашнее решение облсовета — это финальное проявлении русофобии, ведь изгоем стали русская культура и речь, её озвучивающая.

Эта «внутривидовая борьба» является главным препятствием этнической и мировоззренческой консолидации русских диаспор на местах повсюду. Нет для русского единства врага большего, чем сами же русские. Никакие жидомассоны и укрофашисты не нанесут успешной русской организации большего вреда, чем конкурирующая с ней другая русская организация, менее успешная, испытывающая зависть к партнёру. «Предводители» этих организаций, образно говоря, готовы продаться хоть монголо-татарам, хоть немцам, хоть Литве, хоть самому дьяволу, лишь бы в состязании самолюбивыи замыслов и в забеге к московской кормушке хоть на голову вырваться вперёд.

Мой личный львовский опыт подсказал мне если не единственное, то для того края наиболее удачное устройство жизнеспособной, стойкой к внешним и внутренним разрушительным воздействиям русской организованной общности. А именно: она не должна строиться на либерально-демократических началах. Её идеальная структура — единоначалие авторитарного лидера, но ограниченного жёстким договором с авторитетными советниками. При этом, члены организации должны делиться на активное меньшинство, участвующее в голосовании (т.н. действительные члены, ДЧ) и большинство, составляющее время от времени общественную поддержку (ОП) в мероприятиях, но не принимающее решений. Каждый член ОП может со временем войти в круг ДЧ, раньше — позже, в зависимости от заслуг перед организацией. Глава организации (1-й лидер, у нас он начальные 5 лет назывался координатором) должен обладать правом двойного вето на решения Совета, которое преодолевается только ¾ голосов или согласованным решением. Понятно, что устав организации с такой структурой не будет иметь юридической силы нигде, его просто не утвердит соответствующая госслужба. Поэтому устав пишется для службы, а члены общества действуют согласно устному общественному договору. Высшая цель оправдывает столь «недемократическое» средство.

Но какое нам дело до демократии? Не русская эта затея; народовластие за морем не приобретается. Оно возникает в народе согласно вековым традициям. Однако главным препятствием такому «двойному уставу» является его неписаная составляющая. Русские потеряли способность дружно действовать по общественному согласию. Бацилла либерализма укоренилась в каждом из нас и с разной степенью проявляется, в зависимости от обстоятельств. Поэтому русские диаспоры — самые слабые в мире, самые разобщённые. Привычно они смотрят в сторону Москвы. А она навязывает нам либеральные ценности. Такие, к примеру, от каких ничего, кроме изначально гнилого ВКСОРСа на УКраине, возникнуть не могло. Этот Всеукраинский координационный совет российских соотечественников рухнул при первых «пуках» в общественных туалетах на Майдане поздней осенью 2013 г. Ведь ВКСОРС вобрал в себя всё то смертоносное, чем с избытком была наделена каждая русская общественная организация на местах в бывшей УССР. Когда русская Украина оказалась в опасности, ей нужен был не парламент болтунов о «ценностях», а Вече, на котором к народу обратился бы Минин при грозном молчании Пожарского. Но ни того, ни другого общественные организации русской Украины воспитать не могли при написанных под кальку уставах.

Четверть века – начало и конец

Русское общество им. А.Пушкина могло бы разработать прочную структуру своего устройства, стратегию действий на два десятилетия вперёд. Я ведь предложил только схему, идею в общих чертах для умных голов. Но новые лидеры решили действовать по старинке, эволюционируя при этом в сторону, где копают ямы для гробов. И вот вчера во Львове раздался «вечерний звон». О ком прозвучали колокола? О тех, кто заложил основу русского движения в ближнем зарубежье четверть века тому назад и вдруг остался у разбитого корыта. Нет, не внешние силы в этом виноваты, не обстоятельства. Виноваты во всех наших бедах мы сами, только мы. Мы этого заслужили.

Раздаются голоса, мол, надо продолжить борьбу за свои права (одни ратуют за подполье, другие — за борьбу открытую, но в рамках конституции страны пребывания). Я начитан, как подпольно сочинять прокламации с призывами к вооружённому восстанию. Но вот как подпольно учить детей правдивой истории Отечества и читать им Тургенева, например, не ведаю.

Есть утешители: погодим-де, всё само собой уляжется, и Москва понастроит нам много новых культурних центров. Боюсь обоснованно: пока «понастроит», в русских этнических семьях на Украине умолкнет родная речь. А ещё скорее русские перестанут быть русскими по духу. Вон уж сколько молодых людей, с фамилиями на «ин» и «ов» добровольно готовы «бить москалей», а скачут почти все, боясь обвинений в «москальстве».

Но одно верно: надо хранить память о русском движении на Украине первых десятилетий незалежности. Ведь придётся рано или поздно возрождать Русский Мир, и каждое слово очевидца его разрушения может стать подспорьем в этом «страшно громадном труде». У меня уже почти готово эссе из пяти разделов под рабочим названим «Русский окоём». Готов эти разделы в сокращённом виде представить всем, кому интересно, как мы начинали, чего добивались и что теряли в самом начале искусственной разобщённости соотечественников. Особенно поучительно последнее.

Сергей Сокуров, писатель — автор публицистических и беллетристических сочинений

Оригинал публикации