Печальная тема, потому, как выразился персонаж популярного сериала: «покалякаем о делах наших скорбных». Больше всего воплей о неисчислимых жертвах украинцев от голодомора традиционно раздаётся с запада Украины, который в те времена благополучно пребывал в составе государства польского. Казалось бы — где голодомор и где — известные всему миру поборники достоинства и справедливости из Галичины? Но нет, они опять тут как тут.

— Всё-таки не любишь ты Львов, — часто упрекают знакомые, — пишешь всякие гадости, выпячиваешь временные трудности. Так нельзя!

— Успокойтесь, господа патриоты! Свой город я люблю не меньше вашего, только всегда считал, что под прикрытием неистового патриотизма та національної свідомості (национальной сознательности — укр.) очень легко обстряпываются личные бизнес интересы. Кстати, того же мнения и недавно вошедшие в состав городского депутатского корпуса члены Украинской Галицкой партии. Они отметили, что почти 90% всех вопросов из стоящих на повестке дня городского совета — не развитие промышленности и создание новых рабочих мест, а выделение земельных участков.

Полная пазуха достоинства

Не буду перегружать свой пост данными о размере национального долга Украины, который ни шатко, ни валко добрался до 100% национального дохода, размере инфляции и уровне жизни. Всё это интересующиеся могут найти в материалах Александра Роджерса или Ростислава Ищенко.

Хочу остановиться на некоторых изменениях в психологии рядового горожанина. Сегодня здесь — полный разброд и шатание. Ещё недавно, на волне патриотического подъема, подавляющее большинство львовян свято верило, что все наши беды от бандита Януковича и его янучаров.

Однако, с ростом курса доллара, пошли разговоры о том, что он, конечно, был бандитом и уголовником, но жилось при нем сытней, да и войны никакой не было. Вроде даже в Европу собирался со временем, а теперь кто ж нас туда пустит? А тут ещё оказалось, что нынешняя «правильная» во всех отношениях власть крадёт много больше, да и ведет себя наглее.

Да что там власть, любая бабка на базаре со знанием дела объяснит вам, что пучок зелени сегодня дороже, чем вчера, потому как доллар подскочил. Причём тут доллар, хотя куда мы без него? Вот, например, деньги на войну, которую мы, по мнению президента страны, уже выиграли, снимают не только с зарплат и пенсий, но и с банковских депозитов. Группы энтузиастов в полукустарных условиях буквально на колене ладят ломаную бронетехнику (по свидетельству СМИ, особенно преуспели с этим в Ровенской области), а один школьник даже передал в фонд армии 300 долларов, которые копил на Айфон. Словом, все при деле: кулибиным нашли полезное занятие, да и на патриотическом порыве школьника можно сделать неплохой пиар. Правда, нет уверенности, что эти деньги таки дойдут до армии, но не будем о плохом.

Что ожидает нас завтра? Местная пресса старается не трогать проблем львовской экономики. Новых рабочих мест нет, несмотря на многочисленные визиты иностранных делегаций во львовскую мэрию. Между тем, понемногу начали закрываться банки. В сфере банковского менеджмента легкая паника — найти себе работу на этом рынке непросто. Хотя в своё время энергию местных патриотов чья-то твердая рука направила на создание нестерпимых условий для работы банковских учреждений с российскими корнями. Под ними регулярно толпились всевозможные пикеты, потом пошло разбивание витрин и обливание их красной краской. Насколько мне известно, виновных так и не нашли… В итоге, из центра города тихо исчезло отделение «Сбербанка России». На его месте после ремонта появился очередной магазин «Рошен». А что? Это же свой, а не какой-то там российский оккупант.

Полная пазуха достоинства

Около двух месяцев назад на Яворовском военном полигоне под Львовом, где американские вояки обучают украинское воинство премудростям ведения современной войны, произошел анекдотический случай. Парочка местных ребят банально сперла у американцев радиолокатор, предназначенный для обнаружения минометов и артиллерийских батарей. Стоило это чудо американских технологий около 150 тыс. долларов. Воришек застукали, когда они уже собирались сдать свою «добычу» на металлолом. Что ж это за вояки, если они нормальной охраны имущества не могут наладить, или кто-то решил упасть в долю?

Все давно привыкли обвинять в наших проблемах и несчастьях кого угодно — от президента до депутатов местных советов, однако по давней традиции ни одно дело на Галичане не решается без «благодарности». И большинство вчерашних гневных обличителей в очередной раз безропотно лезут в карман.

Хорошая оценка ребенку в школе, сдача зачета или экзамена в ВУЗе, визит к врачу, справка из ЖЕКа для субсидии по коммуналке, — везде гарантией успеха выступает некая «подяка» (благодарность — укр). Она, безусловно, будет принята, хотя абсолютно не гарантирует выполнения просьбы.

Любая сколько-нибудь значительная должность — от места врача в поликлинике до самого мелкого чиновника — тоже имеет твердую таксу. При этом во время визита во врачебный кабинет вы непременно услышите жалобу на мизерную зарплату.

Вот типичная история — родители одного парня буквально выложились, чтобы их чадо получило диплом стоматолога — обучение ведь платное (скорее всего они были не в курсе, что во Львове таких специалистов готовит несколько ВУЗов). Наконец, в руках заветный диплом, и тут оказалось, что мест по специальности нет. Далеко не сразу и с большими трудами (чего это стоило — отдельный разговор) удалось взять в аренду кресло в частном стоматологическом кабинете. Кстати, их во Львове чуть меньше, чем нотариусов и разнообразных ресторанчиков. На сегодня у молодого дантиста несколько пациентов. О какой-то зарплате вообще речи нет. Все заработки идут на инструментарий, материалы и аренду рабочего места.

— Ну и кому нужен был этот диплом?— спрашиваю у его отца.

— Так ведь хотелось дать сыну престижную специальность, — отвечает. Как быть дальше — непонятно.

Отсюда вытекает ещё одна проблема — качество медицины. Что это такое, на собственной шкуре испытал приятель, с которым мы недавно встретились во Львове, куда он приехал на выходные из Польши. Два года назад Сергей оказался в районной больничке под Тернополем после серьёзной автомобильной аварии: переломы рук, ног, разбитая голова…

«Все попытки дозваться медсестру, чтобы меня хотя бы отмыли от крови, успеха не имели, — вспоминает он. — Медики с занятым видом просто проходили мимо. К счастью, приехала моя девушка, заплатила, кому надо, и всё наладилось. Например, хирург, который складывал мою поломанную руку, оценил свой труд в 8 тыс. гривен. Уже когда я выписался, понял, что свою работу он сделал очень плохо — я до сих пор не могу поднять её к плечу. Искать нормального специалиста, который её опять поломает и правильно сложит? Так мне ведь работать надо.

Полная пазуха достоинства

Сегодня в Тернополе практически нечего делать, — продолжил Сергей, — производства стоят, какие-то нормальные средства на прожитьё заработать невозможно. Сейчас вроде как мир, но, по слухам, готовится следующая, седьмая волна мобилизации. Были случаи, когда военкомовские повестки приходили покойникам. Так что народ массово бежит в Польшу. Полякам это не нравится, придираются к любой мелочи, потому к выезду надо хорошо подготовиться, чтобы правильно ответить на все вопросы таможенника. Мне это удалось, если получится, постараюсь там и остаться. Тут точно никакая повестка в АТО не достанет».

Недавно пришлось съездить по делам в район. Последний автобус не пришёл, потому воспользовался попуткой. Быстро темнело, до Львова осталось километров 50, когда водитель, чертыхнувшись, резко сбросил скорость перед знаком дорожных работ.

— Никогда не могу понять — почему наши дорожники так любят затевать ремонты в самое поганое время года — глубокой осенью или вообще под снег. Может, у них что-то с головой?— возмутился я.

— Как раз нет, голова у них работает как швейцарский хронометр, — усмехнулся водила. —Дело в том, что под ремонт в неблагоприятных погодных условиях можно списать почти в два раза больше средств, чем обычно. Прописано это гениальное правило в соответствующем законодательном акте. Так что век живи — век учись!

На следующий день позвонил приятель, который до сих пор увлеченно просматривает почти все выпуски украинских новостей. Удивительно, но он так и не стал убеждённым патриотом.

— Ты смотрел ролик «Солидарности»?

— Намекаешь на Леха Валенсу?

— Какого там Валенсу, — не принял он шутки. — Нашего президента. Он совершенно серьёзно заявил, что мы победили в войне.

— Кого?

— Не знаю. Мне попалось на глаза его интервью немецкому журналисту. У нас о нем почему-то молчат, а вот наши «друзья» москали расстарались и выложили в Интернет с переводом. Порошенко почему-то говорил не по-украински. Я всегда уважал нашего президента, но зрелище получилось довольно жалкое. А тут ещё подоспел указ, обязывающий наших вояк свинтить с боевых знамен воинских частей ордена, заработанные во время Великой Отечественной. У меня дед там погиб. И что, всё это зря? Толпа каких-то отморозков устраивает настоящий теракт с подрывом высоковольтных линий электропередач, а в ответ — какое-то невнятное бульканье. Что ж это за держава у нас такая?»

Полная пазуха достоинства

В связи с этим гневным монологом вспомнилась история, рассказанная женщиной, которой постоянно приходится работать с телефоном. Во время разговора с клиенткой, который велся на русском, к ней подошел сын-третьеклассник и возмущенно осведомился: «Мамо, чому ти спілкуєшся цією мовою?» (мама, почему ты разговариваешь на этом языке?— укр.)

— Сначала я просто хотела на него наорать, потом стала разбираться — где он этого набрался. Оказалось, в школе. Учительница популярно объяснила детям, что русский — это язык врага».

Всё это замечательно, вот только скоро придётся с этим врагом очень плотно общаться — холода близко, а запаса топлива для ТЕЦ практически нет. Впрочем, в школах об этом не говорят. Ведь главное — не тепло в квартирах, а национальное достоинство!

Атемий Василенко