О чем они будут разговаривать, и, самое главное, на какие договоренности могут выйти? Об этом «Украина.Ру» спросила у украинских экспертов.

Руслан Бортник, директор украинского института анализа и менеджмента политики

Будут говорить о многом: ИГИЛ, Украина, цены на нефть, Арктика, экспорт вооружений, ядерные договора, но ключевыми станут Сирия и Украина.

Думаю, вероятность достижения соглашения по Сирии или начала нового эксклюзивного переговорного формата по ИГИЛ — 60%. Все заинтересованы в этом, и мешают только личные амбиции. Если таковая договоренность будет достигнута, то со временем это даст шанс начать и нормальные переговоры по Украине.

Михаил Погребинский, директор киевского центра политических исследований и конфликтологии

По Сирии они могут, как минимум, договориться об избегании столкновений интересов и своих сторонников. Как максимум — о некоей координации действий и обмене данными разведок, а также о том, чтобы ставить друг друга в известность о планируемых операциях. Т.е. вот такое частичное сотрудничество с ограничениями.

По Украине прогнозировать труднее. Если правда та информация, которая была на днях опубликована в западной прессе о том, что Григорию Карасину и Виктории Нуланд удалось договориться по базисным позициям т.н. плана Мореля*, то высока вероятность того, что Путин и Обама также подтвердят свою приверженность этому плану и будут способствовать его реализации.

О чем могут договориться Владимир Путин и Барак Обама

Михаил Мищишин, политобозреватель, блогер

Сам факт встречи — положительный. Но вряд ли на ней будут достигнуты какие-то договоренности. А, если они и будут достигнуты, то их не факт, что обе стороны будут выполнять. Уже сейчас мы имеем разные подходы к пониманию Россией и США договоров об ограничении вооружений, ситуации на Украине и Сирии. Поэтому в лучшем случае можно говорить о смягчении позиций в отношении друг друга. Но базовые сценарии на Украине и Сирии, например, у США и России останутся разными. В лучшем случае, стороны договорятся о каких-то ограничениях и запретах. Но не откажутся от соперничества в Сирии на Украине, да и по всему миру.

Александр Дудчак, политолог

Верить США — себя обманывать. Соединенные Штаты не изменились, и не могли измениться. Может, незначительно будет скорректирована риторика. Все же заявления об изоляции РФ и «разрыве в клочья» ее экономики звучат неубедительно. Вряд ли США позволят себе откровенное хамство в сложившихся обстоятельствах — в Европе понимают, кому они должны быть «благодарны» за толпы беженцев с Ближнего Востока и Северной Африки.

Можно ожидать формальных договоренностей «о координации действий в борьбе с ИГ». И в то же время не исключены «случайные» бомбардировки подразделений и складов армии Ассада.

Но это частности. Как и война в Донбассе — это эпизод противостояния США и России. В глобальном плане Штаты, вероятно, используют встречу для выяснения твердости позиций России — насколько она готова следовать своему курсу и не прогибаться под давлением заокеанских «партнеров».

* План Пьера Мореля предусматривает перечень условий, определяющих возможность проведения выборов на территориях ДНР и ЛНР: прекращение огня; безопасность; возвращение к нормальной жизни; соглашение по дате выборов, подтвержденное трехсторонней контактной группой; наблюдение БДИПЧ. Связанные вопросы: закон о статусе, амнистия, гуманитарный доступ.