Шествие было немногочисленным и прошло под бдительным присмотром бойцов Национальной гвардии Украины.

Начиная с 29 сентября 1941 года (день считается ключевой датой начала Холокоста) за несколько дней в Киеве было расстреляно более 33 000 человек. Как рассказывают свидетели этой трагедии, земля колыхалась и дыбилась в глубоких куреневских оврагах.

Как стало известно нашему изданию, накануне осенних еврейских праздников в Мемориальном комплексе Бабий Яр был совершен акт вандализма: неизвестные люди принесли к Меноре покрышки, и, облив их бензином, подожгли. Религиозный еврейский памятник-символ от полного уничтожения случайно спас сторож местной церкви, который и вызвал милицию. Это уже шестой акт вандализма в Бабьем Яре за 2015 год, ни на один из которых не было реагирования властей.

Жечь покрышки на месте расстрела тысяч людей - неслыханное кощунство

Своей реакцией на вандализм в Бабьем Яру, о том, что сегодня значит для киевлян эта трагедия, с корреспондентом «Украина.Ру» поделился историк, глава организации узников гетто и концентрационных лагерей Украины Борис Забарко.

— Причины вандализма и равнодушие к таким актам, на мой, взгляд, в очень болезненном и неустойчивом положении страны. К сожалению, такова жизнь. У нас за 24 года независимости государства люди так и не поняли, что это не чисто еврейская катастрофа, а общечеловеческая, наднациональная. Если эта провокация только антисемитская, то она бессмысленна, так как в Бабьем Яру были расстреляны не только евреи, но также цыгане и психически больные, военнопленные и даже украинские националисты. Конечно, подавляющее число убитых были евреями, но ведь они были такие же сыны и дочери Украины.

К сожалению, отношение к трагедии Бабьего Яра двойственное и со стороны властей, и со стороны народа Украины в целом. Обратите внимание, как мало на митинге представителей украинской интеллигенции: по сути никого нет, как нет и представителей киевских властей. Жечь покрышки, предусмотрительно облитые горюче-смазочной смесью на месте расстрела людей — неслыханное кощунство. Обидно и другое: на это уголовное деяние нет реакции властей, а если таковая и будет, то ее увяжут с общей политической ситуацией и «активистов», как тут принято говорить, скорее всего, оправдают.

Жечь покрышки на месте расстрела тысяч людей - неслыханное кощунство

— Возрождение, навязывание, возвеличивание героев, которых уже признали коллаборантами и пособниками нацистов — очень опасный тренд в Украине, как и попытки переписать историю, — продолжает тему вице-президент Еврейского форума Аркадий Монастырский. — Во время Второй мировой войны погибло шесть миллионов ни в чем не повинных людей, только за то, что они были евреями, а когда на место их упокоения приносят покрышки вместо цветов, то подобное для меня просто за гранью. Как известно, до начала Второй мировой войны Украина была колыбелью хасидского движения, здесь идиш звучал больше чем, украинский, а сейчас вы его не услышите, а носителей памяти массового уничтожения евреев тоже все меньше.

И действительно, возрождение еврейской жизни на Украине идет очень и очень тяжело, а за последние два года еврейские общины Украины просто редеют на глазах.

Жечь покрышки на месте расстрела тысяч людей - неслыханное кощунство

А вот что рассказала корреспонденту Украине.Ру праведница народов мира Софья Яровая — живая свидетельница трагедии.

— Эти дни, которые я провела в Киеве, никогда не сотрутся в моей памяти. Мне было всего 16 лет. Мы тогда жили на Красноармейской, и нам с мамой удалось спасти семь человек от верной гибели. Во время оккупации из всех щелей повылезала всякая шваль и нечисть. Помощники полицаев, как и сами полицаи, составляли списки, ходили по дворам, выдавали евреев. Мой дядя Петя рассказывал, что расстреливали как немцы, так и украинцы. Причем у «Буковинского куреня» (отряда, который помогал зондеркомандам) был своя огневая точка по периметру Бабьего Яра. У нас была соседка Соня Пикман, ее муж был украинец. Соня по приказу не пошла в Бабий Яр и осталась дома. Если по приказу оккупантов евреи не приходили к месту расстрела, то на второй день по домам непременно шел полицай и мог убить на месте. Помню, как мы Соню прятали в сарае, потом — в подвале. Моя мама помогла многим с документами, которые удалось переписать на украинские. Благодаря нашим знакомствам с воспитателями детского дома нам удалось записать еврейских детей украинцами. Вот так мы от верной гибели спасли семь человек. Майку Коган записали Марусей Калиниченко, Алика Липницкого — Сашей Липненко.

От таких историй стынет кровь в жилах. Но очень хорошо об этом времени сказал в своей книге «Бабий Яр» Анатолий Кузнецов: «Я еще раз подчеркиваю, что рассказал он не о чем-то исключительном, а вполне заурядном: жестокости и варварстве, превращенными в систему. Я рассказал об историческом вчера, где люди были точно такими же, как и сегодня».

Прошло 74 года со дня расстрелов в Бабьем Яру, но сегодня никто не может быть уверенным в Киеве в том, что история не повторится. Мы спросили киевлян, что они думают о трагедии в Бабьем Яру, актах вандализма и будущем страны.

Жечь покрышки на месте расстрела тысяч людей - неслыханное кощунство

Лилия Владимировна, учитель, 54 года

Поскольку я — еврейка, то меня это очень сильно задевает, если не сказать — оскорбляет. В Бабьем Яру были расстреляны мои бабушка и дедушка. Правда, на Украине за долгие годы жизни здесь мы ко всему привыкли, но то, что происходит в последнее время, вызывает стойкую неприязнь. Очень жаль, что в нашей стране так рьяно взялись исполнять законы по десоветизации и декоммунизации, и при этом крушат памятники направо и налево без всякой цели и смысла, а нацисты свободно ходят по Киеву. Город утопает в граффити-свастиках, оскверняются еврейские кладбища, и никому до этого нет никакого дела. Закон о запрете пропаганды коммунизма и нацизма применяют очень жестко, но нацистские выходки власти словно не замечают. Трагедию Бабьего Яра нужно изучать, а не глумиться над таковой. Это вообще очень стыдно — не иметь музея Бабьего Яра, не иметь мало-мальски серьезной выставки. И даже Менору никто не хочет защитить.

Евгения Михайловна, киевлянка, 69 лет

— С безобидных «погромчиков» в пивных и кафе начинали боевики Рема, а потом и сами гитлеровцы. Сначала просто в Германии бегала шпана, позже жгли книги, а потом случилось то, что случилось. К сожалению, никто не учит историю. Сегодня в Киеве Бандера — герой, а никто не хочет помнить, и об этом не говорят на государственном уровне, что бандеровцы в первые дни войны уничтожили только во Львове почти все еврейское население, а также убивали поляков и русских. Сегодня Бандера признан чуть ли не святым великомучеником. А для нас он был и останется убийцей, руки которого по локоть в крови нашего народа. Мне 69 лет и в советское время не принято было говорить о Бабьем Яру, а если и говорили, то рассказывали, что убиты там были «советские граждане». Там действительно были зверски убиты советские граждане, но только еврейской национальности. И помнить об этом почему-то нужно исключительно евреям. Почему никто не хочет думать, что мы все — русские, евреи, украинцы — были советскими людьми? Что с нами случилось?

Жечь покрышки на месте расстрела тысяч людей - неслыханное кощунство

Ольга, киевлянка, 28 лет

— Я была бы не против, если бы в Бабьем Яру расстреляли Яценюка, Порошенко-Вальцмана, Гройсмана. У евреев есть деньги и пусть они сами следят за своими памятниками.

Марина Прокопенко, 43 года

— Я даже не слышала, что жгли какие-то покрышки в Бабьем Яру. Но здесь все время что-то происходит с Менорой, и довольно часто. Евреи имеют свое государство, и тут им никто не может ничего обещать, как и то, что их памятники будут в целости и сохранности. Это — Украина, а не Израиль. Евреям хотя бы есть куда уехать. Нам уехать некуда, увы.

Жечь покрышки на месте расстрела тысяч людей - неслыханное кощунство

Дмитрий Червинский, киевлянин

— Меня возмущает тот факт, что нет никой реакции ни на снос памятников, ни на культурно-исторические погромы, которые творятся в Киеве. Я, к примеру, помогал в установлении мемориальной доски генерал-лейтенанту Александру Кронику. Ее открыли чуть более двух лет назад в доме, где он жил. И что вы думаете? Эта доска попала в реестр института Национальной памяти, и в рамках закона о декоммунизации ее планируют ликвидировать. В этом списке — более 80, если не больше, мемориальных досок, множество памятников. К примеру, планируют демонтировать памятник Николаю Островскому, собираются убрать роскошный, очень интересный с точки зрения культурного наследия памятник Николаю Щорсу. Кто знает, что им придет в голову? Дай Бог, чтобы на все это не хватило денег, а власть успела бы поменяться на что-то более приличное. То, что в канун еврейского Нового года в Бабьем Яре жгли покрышки, нового для себя ничего не усмотрел. К сожалению, дикость и вандализм стали нормой для Украины. Ничего хорошего не жду.