«В настоящее время наиболее откровенно и цинично возрождается фашизм в прибалтийских странах и на Украине. Происходит героизация деятелей профашистских националистических движений, их воззрения находят все больше сторонников среди местного населения», — заявил 1 сентября 2015 глава Совбеза России Николай Платонович Патрушев. Очевидно верное заявление, а, учитывая занимаемую заявителем должность, обозначенное им явление относится к разряду угроз национальной безопасности России, и это действительно так.

Россия должна остановить распространение неонацизма

Во избежание упреков в незнании разницы между фашизмом и нацизмом отмечу — мы хорошо их знаем. Но объединение фашизма и нацизма в лицах Муссолини и Гитлера привело к тому, что эти изначально существенно разные идеологии по ходу Второй Мировой войны настолько смешались, что их названия стали обычно использоваться в качестве синонимов. Задетые заявлением главы Совбеза России апологеты этнократий современной Прибалтики в расчете на дурака отвечают, что никакого фашизма в Прибалтике не было и нет — и формально по довоенным словарям они даже правы — в исходном смысле фашизма в Прибалтике никогда не было, вместо него был нацизм, о его возрождении и речь — наиболее отличительной и пагубной чертой идеологии нацизма является теория расового превосходства. Все тревоги ООН или России о наблюдаемом сегодня возрождении фашизма в исходном смысле слов подразумевают возрождение нацизма — неонацизм.

В плане борьбы с неонацизмом на Украине теперь сложнее, он там уже возрожден, в Прибалтике же его еще можно подавить в процессе возрождения. Учитывая печальный украинский опыт, пора уже в Прибалтике срочно переходить от слов к делу. Настала пора точечных акций по выявлению и правомерному наказанию лиц, публично выражающих свои человеконенавистнические взгляды. Неонацист должен сидеть в тюрьме. Точка.

К сожалению, в Латвии нередки призывы к насилию и даже к убийству «ватников». И такие заявления распространял не какой-то там виртуальный аноним, а реальный латышский неонацист Артурс Мейстерс. Он называл вас и ваших товарищей сбродом недочеловеков: «больше и не скажешь об этой отсталой нации ватников». А когда ему напоминали об уголовной ответственности за разжигание ненависти, он утверждал, что «надо отменить уголовную ответственность за убийство, когда латыш убивает ватных гражданских-оккупантов…».

Такова пугающая действительность Латвии. Такими заявлениями щеголяет в социальных сетях вполне реальный человек. За эти призывы Мейстерс был осужден. Однако высказывания, подобные тем, что привели его на скамью подсудимых, не редкость в латышской среде. Такие слова — это отблески зарева возрождающегося в Прибалтике нацизма. Об этой беде странам Прибалтики нередко указывалось в нотах протеста России и Израиля, резолюциях Генеральной ассамблеи ООН, замечаниях Европейской комиссии против расизма и нетерпимости (ECRI) и заявлениях различных еврейских организаций, включая Центр Симона Визенталя, главного охотника за нацистами.

Когда-то песня звала идти гневно, искать их при свете и во мгле, и не спать, пока они — нацистские убийцы — ходят по земле. Сегодня тех самых убийц на Земле почти не осталось: кого не настигло правосудие, того уже смерть забирает за давностью лет. Сегодня ужасает то, что нацистских убийц героизируют, их примеру подражает и готово следовать молодое поколение.

Россия должна остановить распространение неонацизма

После 24 лет правления режима, симпатизирующего латышскому легиону Waffen-SS, Латвия пришла к тому, что стране остро необходима практическая денацификация. Одних антифашистских конференций и разговоров за круглыми столами недостаточно. Не помогут и малочисленные стояния с протестным видом на виду у всё прирастающей и уплотняющейся массы ходоков 16 марта и многотысячных шествий под выкрики «Мы — латыши!» и с плакатами «Латвия для латышей» наперевес.

Антифашистские конференции нужны, нужны и уличные протесты, особенно такие, что были в Дрездене по призыву немецкого обербургомистра-антифашистки Хельмы Орос… Но пришло время начать и повседневную работу по выявлению латышских (и не только латышских) неонацистов. Сами латвийские власти по понятным соображениям ее не ведут. Проблема возрождения нацизма среди латышей латышской этнократией игнорируется. Однако латвийские законы пока еще содержат возможности легального противодействия эпидемии неонацизма.

Одна из возможных здесь и сейчас в Латвии мер практической денацификации общества — выявление неонацистов и выдача их для преследования властям частным порядком. Как это было сделано с неонацистом Мейстерсом, который попал под суд усилиями латвийского товарищества «Русская Заря». В результате частной разработки были выявлены и должным образом зафиксированы неонацистские заявления Мейстерса; они были разобраны на предмет признаков преступления с последующей передачей собранного материала соответствующим правоохранительным органам. Все было сделано так, что отказать в уголовном преследовании преступившего черту индивида властям Латвии было себе дороже, и результат налицо — Артурс Мейстерс осужден, утверждает, что одумался и в подтверждение своих слов обещает свести с шеи татуировку в виде нацистских рун.

Поучительно-показательных случаев такого рода в Латвии при основательном подходе могло бы быть гораздо больше — неонацистов, которых можно и нужно прихватить за язык их расовой ненависти, в Прибалтике полно…

Илларион Гирс, Латвия, один из лидеров партии «За родной язык!» товарищества «Русская Заря». Статья приведена в сокращении.

Оригинал публикации