Проблема терроризма на Ближнем Востоке и в Северной Африке настолько обострилась, что впервые за два года Совет Безопасности ООН принял (17 августа) политическое заявление по Сирии, поддержанное и Россией, и США. Как сказал постпред России при ООН Виталий Чуркин, это «первый исключительно политический документ по сирийскому кризису, принятый консенсусом». В нем содержится призыв к созданию в этой стране переходных органов власти. По мнению наблюдателей, это небольшой, но важный шаг к сближению позиций России и Запада.

Наиболее острые противоречия были связаны с содержащимся в заявлении призывом всех сторон конфликта стремиться к завершению войны через «запуск политического процесса под началом сирийцев, ведущего к политическому переходному периоду, который соответствовал бы справедливым ожиданиям сирийского народа и дал бы ему возможность самостоятельно и демократично определить свое будущее». В частности, этот процесс подразумевает «создание инклюзивного переходного правящего органа, обладающего всей полнотой исполнительных полномочий, который должен быть сформирован на базе взаимного согласия, а также обеспечить преемственность правительственных институтов».

В понимании Запада создание «переходного правящего органа» означает отстранение от власти Башара Асада. Советник директора Российского института стратегических исследований специалист по Ближнему Востоку Елена Супонина считает, что принятый документ содержит компромиссное видение ситуации в Сирии, призывов к отставке Асада в нем не звучит.

«Москва не отказывается от своей принципиальной позиции, которая заключается в том, что определять политическое будущее страны должны сами сирийцы, притом Асад — законно избранный президент. Как только с подачи западных или арабских стран предпринимались попытки протащить через СБ резолюции с откровенным призывом к досрочной отставке Асада, Москва тут же применяла право вето», — пояснила эксперт. Она обратила внимание на то, что Москва в равной степени наращивает контакты с Эр-Риядом, где выступают за отставку Асада, и с Тегераном, где, напротив, о его отставке не хотят и слышать.

План Путина по борьбе с ИГ

Между тем, президент Института стратегических оценок Александр Коновалов полагает, что урегулировать кризис, настаивая на формулировке «Асад и никто больше», невозможно. «России приходится выбирать между плохим и очень плохим, но для нее все-таки важнее, чтобы шла целенаправленная борьба с группировкой «Исламское государство», чем сохранение Асада на президентском посту, — считает эксперт. — С другой стороны, есть опасения, что, если убрать Асада как «силового» руководителя, то Сирию «разорвет» окончательно, и тогда часть ее полностью окажется под влиянием ИГ.

В заявлении СБ ООН говорится также о том, что в Сирии разворачивается самый масштабный гуманитарный кризис в мире. Число погибших превышает 250 тысяч, беженцев около 11 миллионов. Поэтому Москва и предлагает план по созданию новой коалиции против «Исламского государства». Коалиция, созданная США, не имеет мандата СБ ООН и не включает ключевые страны конфликта — Сирию и Иран.

Инициатива создания широкой коалиции для борьбы с ИГ исходит лично от Владимира Путина, у которого есть успешный опыт миротворчества на Ближнем Востоке. В 2013 году он выдвинул план вывоза из Сирии химического оружия, устроивший и Сирию, и США и расцененный, в том числе и западными комментаторами, как дипломатический триумф Кремля. Ключевую роль сыграла Москва и в решении иранской ядерной проблемы.

Президент России изложил свою идею широкой коалиции для борьбы с ИГ на встрече с преемником наследного принца Саудовской Аравии бен Сальманом еще 18 июня, на полях Петербургского экономического форума. А в конце июня, на встрече с министром иностранных дел Сирии, Путин выделил Саудовскую Аравию, Иорданию и Турцию в числе стран, готовых внести лепту в борьбу с этим злом, призвав и сирийских друзей налаживать диалог со всеми странами, заинтересованными в борьбе с терроризмом.

После этого шеф Бюро государственной безопасности Сирии Али Мамлюк при содействии российских спецслужб прилетел в Эр-Рияд и встретился с принцем бен Сальманом, которого ранее в Петербурге принимал Путин. Ливанская газета As-Safir написала, что Россия пытается открыть переговорный процесс между Сирией и Саудовской Аравией.

Тему борьбы с «Исламским государством» Владимир Путин уже поднимал не раз в ходе своих контактов с европейскими коллегами, а также в последней беседе с Обамой. Правда, детали их диалога не раскрывались.

План Путина по борьбе с ИГ

Первого сентября Россия приняла месячное председательство в Совбезе ООН. Ключевое событие состоится 30 сентября, когда пройдет заседание министерского уровня по теме «Поддержание международного мира и безопасности: урегулирование конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке и борьба с террористической угрозой в регионе». Президент России Владимир Путин возглавит российскую делегацию на юбилейной 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН и выступит 27 сентября на саммите по глобальному развитию, где озвучит перед широкой мировой общественностью в том числе и «план Путина» по борьбе с ИГ.

Главной темой плана является принцип оздоровления региона Ближнего Востока и Северной Африки исключительно на основе международного права, без двойных стандартов и с опорой на СБ ООН.

Ранее глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, Россия постарается «задать тон» с учетом «инициативы, которую выдвинул президент РФ Владимир Путин в отношении формирования единого фронта борьбы с террористическими структурами», подобными группировке «Исламское государство» (ИГ). Министр подчеркнул, что противодействие радикалам должно оказываться «при параллельном продвижении процессов политического урегулирования в регионе, в частности в Сирии».

Известный немецкий политолог Александр Рар считает, что сейчас у враждующих сторон (Запада и России) появится шанс преодолеть блокаду. «Запад неоднократно отклонял все предложения Путина о сотрудничестве, — говорится в статье Рара, опубликованной 1 сентября в швейцарской газете «Нойе Цюрихе Цайтунг». — Так, например, было после терактов 11 сентября, когда Путин предлагал тогдашнему президенту США Джорджу Бушу создать широкую антитеррористическую коалицию. В действительности российские спецслужбы тогда помогали американцам в борьбе с «Талибаном» и «Аль-Каидой» в Афганистане. Но впоследствии, по мнению Путина, Запад все же проигнорировал российские предложения».

«Куда более важной проблемой, чем Украина, становится для Запада риск того, что Турция может стать воротами для миллионов беженцев, среди которых могут оказаться террористы ИГ. Поэтому новое издание международной антитеррористической коалиции, предложенной еще в 2001 году, приходится очень кстати», — отмечает политолог.

План Путина по борьбе с ИГ

Вашингтону следует вести переговоры с президентом Асадом, чтобы покончить с конфликтом в Сирии, заявил в средине марта госсекретарь Джон Керри. «В конце концов нам придется договариваться», — сказал он в интервью телеканалу СBS, дистанцировавшись от курса, которого ранее придерживались в администрации США. Тогда же министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер высказал мнение о том, что положить конец кризису в Сирии можно только за столом переговоров, даже если потребуется участие в них президента Башара Асада. В конце августа в редакционной статье «Нью-Йорк Таймс» признала, что «без политического урегулирования в Сирии вряд ли можно добиться эффективной совместной кампании против «Исламского государства».

На фоне успешно завершившихся в Москве в конце августа переговоров представителей различных групп сирийской оппозиции российские дипломаты приступили к практической работе по подготовке переговоров «Женева-3» по сирийскому урегулированию. Впереди нелегкая политическая борьба за разрешение внутрисирийского кризиса, что даст шанс на объединение мирового сообщества в борьбе с ИГ, этой чумой XXI века.

Николай Хорунжий, независимый обозреватель

Оригинал публикации