В самом деле, с одной стороны митрополит Андрей Шептицкий во время фашистской оккупации Галичины лично спрятал, и тем самым спас он неминуемой смерти, не один десяток евреев, с другой — слал поздравительные письма Гитлеру и лично освятил печально известную дивизию СС Галичина.

В 1944 году, после освобождения Львова частями Советской армии, митрополит, как ни в чём ни бывало, отправляет Сталину поздравительное послание, где отмечает выдающуюся роль Советского вождя в деле победы над фашистами. Видимо, нет смысла в очередной раз напоминать об особенностях галицкого менталитета, который и здесь проявился в полную силу.

Грандиозные планы городских властей пышно отпраздновать событие капитальной реставрацией площади вокруг храма святого Юра вызвали оживлённые дискуссии и протесты общественности (циркулировала информация, что на это планировалось израсходовать из весьма небогатого областного бюджета 30 млн. гривен, что активно опровергал главный архитектор проекта). Злые языки вообще утверждали, что на нужды образования и культуры области запланировано истратить много меньше средств, чем на реконструкцию площади.

Кому во Львове жить хорошо?

В итоге памятник благополучно поставили, сквер с палатками протестующих активистов не тронули. В очередной раз прибыл президент, который, хмуря брови, что-то опять обещал, клеймил преступных сепаратистов Донбасса, а также утешил патриотов, что не может быть и речи о введении русского языка вторым государственным.

Не знаю как у кого, а у меня в который раз сложилось впечатление, что подготовка к празднованию была ловко использована для канализирования протестных настроений в более безопасное русло. Мол, пошумели, разошлись и, слава Богу! Посмотрим, так ли это, а пока предлагаю маленькое авторское исследование, имеющее непосредственное отношение к львовскому житию-бытию.

Кому во Львове жить хорошо? Интерес далеко не праздный — давно стал замечать, что чем дальше, тем больше в нашем городе нормально живётся кому угодно, только не «маленькому украинцу», как его любил называть Виктор Андреевич Ющенко. Понятно, что всегда неплохо умели устраиваться депутаты всех уровней, разнообразное чиновничество, работники судов, прокуратуры, заграничные (в основном из США) миссионеры… Вроде никого не забыл. Однако оказалось, что это не так.

Всё началось со случайной встречи посреди улицы (не зря Львов называют большой деревней) со знакомым, которого не видел 100 лет. По совершенно надёжной информации он с родителями давно проследовал на ПМЖ в Фатерланд, и тут такая неожиданность…

Кому во Львове жить хорошо?

- Сева, что ты здесь делаешь?

— Живу и работаю, — застенчиво улыбается знакомый, — а в Германию регулярно наведываюсь за пособием — немцы по всём уважают порядок.

Дальнейшее оказалось настолько интересным, что привожу наш разговор, почти без купюр, поскольку и для себя узнал массу нового.

Первое, что интересует почти всех, — делится приятель, — каким ветром меня сюда занесло в то время, когда масса народу буквально сидит на чемоданах. Жизнь дорожает с каждым днем, работы практически нет, а тут еще риск получить повестку в армию чуть ли не на улице. Ты знаешь, я им верю, одного моего приятеля буквально вынули из-за звукорежиссерского пульта. Мол, «ти потрібен Батьківщині» (ты необходим родине — укр.), получи свою повестку! Не могу судить о логике работников военкоматов, но видимо, дела с призывом совсем плохи, раз взялись за театралов.

А вот относительно работы не всё так катастрофично, как считают многие. Конечно, если смотреть на объявления о вакансиях, то требуются в основном продавцы, официанты и бармены во всевозможные харчевни для обслуживания туристов и т.д. Отдельную категорию соискателей представляют «креативные» хлопцы и девчата, которые сидя по кофейням, с утра до вечера рассказывают друг другу о гениальных идеях, для реализации которых требуется спонсор со стартовым капиталом, но мешают интриги, зависть конкурентов и т.д. У меня масса знакомых в этой среде, многие из них действительно неплохие ребята, но с некоторых пор стараюсь ограничивать совместные походы на каву (кофе — укр.).

- Что так?

— Независимо от уровня образования и культуры, во время таких посиделок всплывают одни и те же темы: коварный Путин напал на беззащитную Украину, в борьбе с дикой российской азиатчиной нас поддерживает весь цивилизованный мир… Совсем скоро нас примут в состав Евросоюза и вот тогда…

Что конкретно тогда, они объяснить не могут, а когда начинаешь задавать уточняющие вопросы, жутко обижаются и подозрительно на тебя смотрят. Когда-то по наивности брякнул, что им просто промывают мозги. Что тут началось! Майдан разбудил в украинцах национальное самосознание, теперь мы едины как никогда!

Кому во Львове жить хорошо?

Словом, после этого в подобных творческих застольях с пустопорожними разговорами не участвую. Кстати, о поддержке всего цивилизованного мира — живя в Германии, ты обязан сносно владеть немецким. От этого зависят вопросы получения пособия (около 400 евро в месяц) и прочих поблажек от государства, которых подробно касаться не буду. Скажу лишь, что немецкого паспорта пока не получал, хотя уже имею на это право.

Тут есть интересный нюанс, о котором поведал бывший одессит, в одночасье ставший евреем (еще недавно для них действовала отдельная квота на ПМЖ в Германии). Оказывается, существует какая-то лазейка в законодательстве, благодаря которой при отсутствии немецкого паспорта я могу в любой момент снять все социальные накопления со своего счёта и перебраться с ними в другую страну (в ФРГ по этим статьям даже за несколько лет набегает довольно приличная сумма). А вот гражданин Германии такой возможности лишен т.к. все идет в его пенсионный фонд.

- Как немцы относятся к украинцам, или они продолжают считать всех жителей бывшего СССР русскими?

— Можешь удивиться, но это не так. Они прекрасно ориентируются, кто такие украинцы. К большому огорчению украинских патриотов, немцы совсем не в восторге от их художеств. Тут надо отличать мнение обычных бундесбюргеров, с которыми приходилось неоднократно общаться, от того, что пишут в немецких газетах. Честно говоря, немцев уже давно достали всевозможные эмигранты, которые не только создают немалую конкуренцию на рынке труда, но и способствуют уменьшению разнообразных социальных выплат.

Приведу простой пример — еще совсем недавно, если тебе не удавалось получить рабочее место через органы по трудоустройству (сегодня с этим большие проблемы), оставалась возможность пристроиться в самодеятельных объединениях, которые брались выполнять разные работы, вплоть до издания небольших журналов и т.д. После рассмотрения заявки, поданной в специальное госучреждение, такое объединение почти гарантированно получало государственную финансовую помощь.

Конечно, этих денег было меньше минимальной заработной платы в пересчёте на одного занятого в проекте человека. Но многих это устраивало. Тем более, что государство поддерживало такую самозанятость. Однако иностранцев в Германии становится всё больше и такие программы существенно сократили. Знаю, что говорю, поскольку мой отец довольно успешно трудился в таком проекте, потом его сократили.

Кому во Львове жить хорошо?

Если в ФРГ появятся ещё и украинцы, с работой станет совсем туго, — убеждены многие немцы. А если принять во внимание сегодняшний разгул криминала на Украине, то мало никому не покажется.

Как-то общался одним поляком, который регулярно мотается во Львов. Так вот, Тадеуш считает, что людей, которые швыряют в полицию бутылки с зажигательной смесью и жгут на улицах шины, пускать в Европу нельзя. Что бы там не обещали политики. Он это понял больше года назад, когда в Киеве только начинался майдан. «Как ты думаешь, Сева, — иронично спросил он, — если их пустят к нам, кто будет защищать поляков от беспредела с поджогами и пальбой из автоматов, неужели НАТО?»

Впрочем, политические убеждения совершенно не мешают ему постоянно возить свои товары во Львов. Политика политикой, а бизнес — бизнесом. Однако в Польше украинцев сегодня никто не ждет, в этом он совершенно уверен.

- Если не секрет, какую работу ты ухитрился найти во Львове?

«Никогда не делал из этого особой тайны. Занимаюсь профессиональной съемкой видеоклипов и рекламы по собственным сценариям. Пока крутится хоть какой-то бизнес, ему необходима реклама. Могу сказать, что наша продукция разительно отличается от привычных телевизионных роликов. Народу нравится, ну а дальше срабатывает вирусный маркетинг, который чаще называют «сарафанным радио».

Несмотря на низкие расценки работать приходится очень серьёзно. Коллектив собирается только на время работы над проектом, у нас даже собственный гример есть. Поверь, это очень интересно. Честно говоря, поначалу очень хотелось заняться этим делом в Германии. Однако там с тобой никто и разговаривать не станет без специального режиссёрского диплома (5-6 лет платного обучения), плюс опыт работы по профилю. Моё высшее образование не прокатило, а идеи без соответствующего сертификата не вызывают доверия. В этом отношении у немцев полный орднунг.

Приведу пример из своей львовской практики. По очередному сценарию нам понадобились провести съемки в Стрийском парке (известный старинный парк во Львове). Только начали работать, а навстречу какой-то мужик с вопросом — «Ребята, а у вас разрешение на видеосъемку есть?» Понятно, ни о каком разрешении я просто не думал. Потому, начинаю вещать о высоком искусстве. «Да ладно, снимайте», — махнул он рукой и ушел.

Оказалось, это директор парка. В ФРГ такой подход просто не сработал бы. Помимо того, что для проведения съемки там надо оформить кучу бумаг (среди них и документ о соответствующем образовании исполнителя), так ещё и заплатить немалые деньги.

Кстати ролик, снятый в этом самом парке на мои кровные (о стоимости не говорю, а то конкуренты обрыдаются), на ура пошёл в Германии и оправдал все затраты. Раскрою тебе страшную тайну, почему множество наших соотечественников, живущих у Германии, постоянно приезжают во Львов. Дело тут не в тоске по родине.

Просто, попадая на ПМЖ за кордон, оказываешься в совершенно чужой среде. Это не набор картинок из окна экскурсионного автобуса или ударный шопинг, когда за пару дней надо успеть всё и вернуться домой. Немцы вообще-то довольно замкнутый народ. Нет, они настроены к тебе довольно лояльно, но дружить не торопятся. Для них ты, как экзотический предмет за стеклом.

Дети эмигрантов, которые учатся здесь в школах, адаптируются намного быстрее, у них появляются друзья, какие-то общие интересы. А вот с взрослыми — проблемы. Тому, кто уехал навсегда и продал квартиру, вернуться, пусть и на время, некуда. Многие из-за одиночества и неустроенности начинают пить. Это очень плохо. Мы по своему славянскому менталитету можем понять и пожалеть такого человека, а вот немцы — нет. Да и скучно там как-то.

Кому во Львове жить хорошо?

Я довольно много времени истратил на поиски работы в Германии, потом попробовал свои силы во Львове и понял, что это моё. Квартиру мы с родителями не продавали, так что жить есть где, ну а зарабатываю я намного больше среднестатистического украинца. Так что вполне могу причислить себя к числу счастливчиков, которым во Львове жить действительно хорошо.

Паспорт с тризубцем в кармане спасает от многих проблем на украинской границе. Что будет здесь завтра, предсказывать не берусь. Если уж совсем припрёт, всегда есть, где пережить смуту. А вот как быть остальным украинцам, не знаю. Я ведь не Павел Глоба».

Что можно добавить к этому рассказу? Наверное, только то, что обычному человеку не так уж много необходимо для нормальной жизни: работа и возможность зарабатывать свой хлеб, заботиться о семье, да чувство безопасности. Всё это сегодня ожидают найти мои соотечественники в Европе. Найдут ли?

Артемий Василенко