Официальная статистика обстрелов, которая каждый день озвучивается Министерством обороны ДНР, это просто цифры и факты:

«За минувшие сутки украинские каратели 79 раз нарушили режим прекращения огня. Об этом сегодня, 1 августа, сообщили в Министерстве обороны Донецкой Народной Республики.

«Обстановка остается сложной. Интенсивность обстрелов со стороны украинских силовиков за истекшие сутки существенно увеличилась и составила 79 нарушений режима прекращения огня», — сказал представитель военного ведомства.

По информации Министерства, по территории ДНР было выпущено более 500 снарядов — 86 артиллерийских снарядов калибрами 152 и 122 мм, 31 танковый снаряд и 413 мин калибрами 82 и 120 мм. Кроме того, противником были задействованы гранатометы и стрелковое оружие.

По сообщению оборонного ведомства, наиболее интенсивному минометному и артиллерийскому обстрелу подвергся город Горловка…»

Горловка встретила меня все тем же блок-постом, на котором въезжающие и выезжающие из города проверяются особенно тщательно. Я снова, как и полгода назад, ожидала увидеть пустынные улицы и проспекты и редких прохожих, которые стараются очень быстро пересечь улицы и добраться до дома. Но, с удивлением и радостью увидела работающие рынки и магазины, горловчан, стоящих на троллейбусных остановках и спокойно дожидающихся своего маршрута, катающихся на каруселях деток и спокойно сидящих на лавочках стариков. Ощущение того, что Горловка живет уже мирной жизнью, не покидало меня, но лишь до момента встречи с местными журналистами, которые повезли меня в районы города, расположеные рядом с центром.

Горловка. Право на Жизнь

***

Ирина Мухаметзянова, журналист новостного портала г. Горловки «Горловка. Сегодня»

— К сожалению, у нас в Горловке продолжаются обстрелы. Каждый вечер около 9 вечера они начинаются, и около 3-4 часов утра заканчиваются. Под обстрел попадают все районы города, а последнее время очень сильно страдает и центрально-городской район Горловки. Сегодня ночью несколько снарядов прилетело на территорию детского сада и в жилой квартал. Это становится уже недоброй традицией — сначала начинается обстрел окраин города, а потом обстреливается центр. Количество выпущенных по городу снарядов идет уже на сотни. Необстреливаемых районов города не осталось, разница только в частоте и силе обстрелов.

Горловка. Право на Жизнь

Валентина, жительница Горловки, пенсионерка

— Я дома вечером была. В коридорчик выскочила, а стены просто тряслись и ходуном ходили. И уже потом, когда они стрелять по нам закончили, я убежала в другой подъезд, где подвал есть. Все три дома наших, которые в центре, пострадали, смотрите сколько разрушений. Вон видите, напротив дом, семья чудом осталась жива — там балкон полностью разрушен. У меня в квартире ни одного целого стекла не осталось. А обстрел вели, как люди говорят, с Дзержинска, где украинские войска стоят. За что они нас убивают? Земля им наша нужна? Ведь даже немцы во время войны так не делали. Мама мне рассказывала, мне ж во время войны было 2 года, о том, как перед тем как сжечь нашу деревню, пришел немецкий начальник и сказал местным жителям: «Эвакуируйтесь все в лес, убегайте. Пришел приказ — будем сжигать деревню». Это мама мне рассказывала. Видите как оно? Даже немцы человечнее были, ведь так получается? Что ж это за нелюди?

Александр, житель Горловки, пенсионер

— Это случилось около 8 вечера. Мы видали уже многое здесь, но такого сильного обстрела не видали. Посмотрите — весь дом мой разрушили. Что же это такое творится? Мы с женой были в большой комнате, а мама наша, ей 86 лет, не встает с постели, она лежачая, вот в соседней была. Как у моей жены сил хватило маму на руки схватить и бегом ее перенести ближе к подвалу и матрасами сверху закидать, чтобы хоть как то защитить, не представляю?! Просто уже летело в наш дом и секунды не оставалось, чтобы ее в подвал опустить…

Представляете себе состояние пожилого человека, который чудом остался в живых?! Вот сейчас мама под капельницами в больнице лежит. Только ремонт в доме закончили, на пенсию вышли, думали, ну, будем жить: деревья посадили, цветы, во дворе порядок образцовый был, чистота, для внуков качельки построили… И вот видите теперь что с нашим домом? В дом когда попало, пожар начался, я давай водой из ведер тушить пожар… А обстрелы не утихают, и вокруг все взрывается, даже в ставок рядом прилетело, в него столько рыбы перед этим запустили, чтобы людям было что есть. Это еще хорошо, что один снаряд не разорвался, а то и не представляю, что бы с нами было…

Я сам шахтер, в шахте Изотова 17 лет отработал. Потом в 88-89 годах участвовал в ликвидации Чернобыльской аварии, получил вторую группу инвалидности, в двух глазах хрусталики стоят, мы ж работали на самой крыше Чернобыльской АЭС… И вот теперь мне достается…

- АК — А как часто обстреливают?

— Ой… и не спрашивайте, проще перечислить те дни, когда не обстреливали. Каждый день в 8 часов вечера мы уже наготове. И вот начинают до 12 ночи. А бывает, и продолжение начинается в 5 часов утра… бух-бух… все летит в нашу сторону. Мы сидим вечером уже около подвалов, это не жизнь, это издевательство. Мы чудом все остались живы — это все наши соседи нам сказали.

Горловка. Право на Жизнь

Вы знаете, о чем я часто думаю? Вот о том украинце, который нажимал на ту кнопку, которая снаряд в мой дом запустила. Он же потом, наверное, в интернет посмотрел, увидел результат своей «работы»? Вот он гордится этим, или переживает, что дом мой разбил? Я вот одного не понимаю, что в душе у него?! Мне вот интересно встретить его, посмотреть в глаза и спросить: «Ну как? Ты герой? Вот, типа, я нацелился, ударил и разбил их! Или может он скажет, какой же я дурак, что я натворил…». Я вот это хочу узнать…

Русита, горловчанка

— Посмотрите на нашу пятиэтажку, на ней уже живого места нет. Мы же на окраине находимся, и нам прекрасно видно, откуда к нам снаряды летят, мы под прямыми обстрелами — и с Майорска, и с Южной, где нацгвардия стоит. Раньше вообще еле успевали в подвал убегать, сейчас уже по звукам и времени определяем, около дверей квартир сидим с вещами. Но подвалы у нас — очень ненадежные, поэтому мы и не знаем, может, там и останемся, как в каменном мешке, если в дом несколько прямых попаданий будет.

Уже со счета сбились, сколько раз нас обстреливали, вот я, например, работаю недалеко от своего дома, на работу приезжаю — там спускаюсь в подвал при обстрелах, домой возвращаюсь — снова обстрелы и в подвал. Хоть норку себе рой и там живи. Посмотрите, вот три этажа дома насквозь пробило снарядом, чудо, что не разорвался, иначе весь дом и нас вместе с ним снесло.

Анна Сергеевна, горловчанка, пенсионер и инвалид

— Вот, пожалуйста, спуститесь в подвал, где мы живем… К нам с нескольких домов приходят соседи прятаться при обстрелах. Могла ли я — местная жительница, которая родилась на шахте Комсомольской и выросла здесь — такое в страшном сне себе представить?! Я 40 лет отработала на производстве, вот ноги уже не ходят, а мне даже пенсию бывшая родная страна не дает. Спасибо ДНР — начала получать.

А хочу я пригласить к нам этого Порошенко, пусть он на экскурсию сходит — в наш подвал — пусть его дети и внуки там несколько дней хотя бы поживут. Пусть почувствуют, как дом ходуном ходит, когда его нацгвардия снарядами нас убивает. А то крови он все не напьется никак! Уже красную морду себе отрастил, лопнет скоро, кровь наша из ушей капает. Что же это такое?! Что им нужно от нас?! Я ту войну пережила, работала, думала хоть на старости лет трошки поживу… И вот — живу в подвале, квартира моя — на первом этаже — вся разбита от постоянных обстрелов. Да слава Богу что жива осталась, все соседи удивляются… Все равно, мы — Донбасс! И мы свой Донбасс не сдадим, хоть я и не воюю, все равно душою я с нашими ребятами, которые нас защищают.

Горловка. Право на Жизнь

Валентина, горловчанка

— Я живу в этом доме уже 12 лет. Да, я помню и прошлый год, и зиму — все эти жуткие обстрелы. И снова… все сидят каждый вечер в подвале. Вот последний раз совсем страшно было, два часа сидели в подвале, а когда вышли, то увидели, что и крыши у половины дома нет, и нескольких квартир от прямых попаданий — тоже нет. Вот видите, прямо пробило крышу и четырехкомнатной квартиры уже нет… В этой квартире жил наш сосед — он в ополчении был, и вот 19 июня погиб — хоронили всем домом.

Слава Богу, что его жена и четверо деток выехали к своим родственникам. Вы знаете, никогда в жизни не думала, что такое случится. Мы жили на Украине, работали, детей растили, потом внуков помогали поднимать… Я вообще-то сама родилась в России, вышла замуж за украинца и сюда — на Донбасс — в 1977 году меня привез муж. И все было хорошо, никогда ни с кем не ссорились, не спорили, все было хорошо, нас все устраивало. У меня мама живет в Санкт-Петербурге, и мне есть куда уехать от войны, но я не хочу. Да, я в России родилась, но здесь моя Родина, и я тут живу со своей семьей, как я могу оставить своих родных?

***

Мужественные горловчане, каждый раз общаясь с ними, я поражалась силе их духа. Страшно видеть слезы родителей, потерявших своих детей; детей, которые хоронят маму или папу, дедушку или бабушку. Но в конце каждого интервью я слышала из уст разных людей одни и те же слова: «Нас не сломят. Это наша земля и мы отсюда не уйдем…»

И каждый раз, после очередного разрушительного обстрела, местные жители выходят из подвалов и сразу начинают приводить свой двор и свои дома в порядок.

***

Ирина Мухаметзянова, журналист новостного портала г. Горловки «Горловка. Сегодня»

- А.К. А насколько быстро реагируют городские службы?

— Очень оперативно. Сразу же приезжают служба МЧС, пожарники; тушение пожаров происходит не зависимо от того, продолжается обстрел или нет. Затем выезжают городские службы — газовщики, если поврежден газопровод, электрики — если повреждены линии электропередач. Если поступили сообщения о раненых и убитых, скорая помощь мгновенно реагирует. И уже рано утром приезжают представители исполнительной власти, чтобы зафиксировать причиненные разрушения, составить акты для оказания дальнейшей помощи.

Горловка. Право на Жизнь

Вы знаете, вот, сколько я езжу по местам обстрелов и записываю интервью со своими земляками, вот столько убеждаюсь в их стойкости и героизме. Чем больше нас бомбят — тем сильнее мы хотим показать, что сломать наш дух невозможно. Мы выживем, мы отстроимся, и будем жить на своей земле.

И знаете, в нашем городе за годы войны родилось и рождается много деток, вы сами видите — вот они в парке гуляют. И вот именно для всех каждую субботу у нас в центре устраивается «Бульвар выходного дня». На бульваре Димитрова с 12.00 до 16. 00 у нас работают и аттракционы, и городские театры выступают, и библиотеки участвуют, и наш замечательный кукольный театр готовит каждый раз сказочный сюрприз для малышей. Можно прийти всей семьей, отдохнуть, покататься на лошадях, качелях и паровозике. После обстрелов у нас жизнь не заканчивается — мы хотим жить и будем жить.

В этот субботний день мы тоже приехали с представителями донецкого арт-центра «Хамелеон», который привез в Горловку свой маленький праздник, для того, чтобы еще раз сказать о том, что Донецкая Народная Республика своих в беде не бросает.

Игорь Зуев, представитель арт-центра

— Наша основная цель — отвлечь маленьких горловчан от войны. Горловка у нас в ДНР каждый день под обстрелом, и поэтому очень хочется детям подарить кусочек счастливого детства. Поэтому мы очень хотим зажечь в этих испуганных детских глазках искорки счастья и радости. Тем более что именно эти малыши сегодня наше будущее, будущее нашей молодой Республики.

Екатерина Лаврова, представитель арт-центра

— Сегодня в программе конкурсы, эстафеты, живое общение с детками. У нас есть приготовленные призы, которые рассчитаны как на самых маленьких, так и на деток повзрослее. В программе также выступление донецких хореографических коллективов, с которыми мы постоянно ездим по городам ДНР. И спасибо огромное Министерству обороны ДНР, которые помогли нам в проведении этого праздника.

Эдуард Басурин, заместитель командующего корпусом Минобороны ДНР

Да, идет война на территории нашей Республики, но есть жизнь. Жизнь наших людей, которые не побоялись обстрелов и остались в своих домах. Ведь для нас важна каждая человеческая жизнь, поэтому мы стараемся еще и принести радость и праздник, которые поддержат дух наших героических земляков. Армия должна показать нашим жителям: то, что происходит вокруг, это ненадолго. Ведь помните, как было раньше, если видели человека в форме, к нему первому подходили и просили о помощи, потому что знали, что военный человек — это, прежде всего, защитник.

Ведь самое страшное — это то, что страдают ни в чем не повинные люди, которые просто решили остаться здесь, в своих домах, на своей земле. И поэтому мирные жители, которые здесь остались, это больше герои, чем военные. Они, просто гуляя по родному городу, каждый раз одерживают победу над своим страхом. И они пример для тех, кто, испугавшись, покинул свои дома. Ведь жить в условиях военного времени — это большой подвиг! Поэтому мы, военные, чем можем — тем и помогаем. Вот сегодня привезли гуашь, карандаши, тетрадки, ведь скоро уже многим идти в школу. И почему они в чем-то должны быть обделены? Ведь они такие же дети, как и в других странах.

Горловка. Право на Жизнь

- А.К. Эдуард Александрович, у людей, с которыми я встречаюсь и записываю интервью, всегда в конце нашей беседы звучит один вопрос — когда все это закончится?

— Нужно смотреть, как будут продвигаться Минские переговоры. Ведь все уже заметили, как только начинаются очередные переговоры — нас обстреливают. И поэтому, если смогут лидеры мировых держав надавить на Украину, то это произойдет раньше, чем мы ожидаем. Ну, если нет, что ж, мы продолжим бороться за свой мир, который нам создавать и отстраивать на своей земле. Ждать, нам остается ждать, хотя это очень тяжело для нас всех.

А горловчанам хочу сказать, что мы делаем все возможное для того, чтобы эти ежедневные обстрелы с украинской стороны закончились. Это тяжело. Но мы все равно добьемся того, чтобы Горловка снова стала тем прекрасным мирным городом, которой ее знали. И пусть сразу не 400 000 населения, как и раньше, но мы к этому вернемся, и я надеюсь, что местные жители помогут его увеличить!

P.S. Донецк, 4 августа 2015 года. Как сообщил глава делегации Донецкой Народной Республики на переговорах вице-спикер Народного Совета Денис Пушилин, «рабочая подгруппа по политическим вопросам не продолжила сегодня работу в Минске из-за нежелания украинской стороны».