Санкции (а если точнее — отлучение РФ от западных рынков заёмного капитала и технологий) продлены ещё на полгода. И вполне вероятно, что в конце 2015 года история повторится. Однако одновременно с этим мы видим, что и стратегические экономические интересы Запада могут брать верх над политической конъюнктурой.

В этом нет особой сенсации, достаточно лишь помнить, что является базой, а что надстройкой. Кроме того, объединённый Запад создавал глобальный мир именно таким — сложным, переплетённым. Из него чрезвычайно непросто в одночасье выбросить такую крупную державу как РФ. Тем более что Россия — это не Иран, живущий исключительно экспортом углеводородов (которые не проблема взять в любой другой стране Ближнего Востока). В 2014 году доля несырьевого российского экспорта выросла до 51,5%. Структура экономики РФ меняется, хоть и не так быстро, как нам бы того хотелось. Как знать, не помогли ли этому наши бледнолицые партнёры своими «Не пущать!».

Блокада, которая не состоялась. Послесловие к саммитам в Уфе

Нет, радует и успокаивает даже не столько сохранение и продолжение сотрудничества со странами Европы и США, сколько иные моменты, которые можно заметить при внимательном взгляде на ситуацию:

  • Характер санкций, оказавшихся на поверку опереточными. Потому что, по сути, главный их итог — материалы, подобные статье о российских сырах в The Guardian. Давайте честно: или мы без The Guardian не знали, что в наших супермаркетах можно купить не слишком качественные сыры (либо же неудачные имитации оных)? Зато теперь мы знаем о брянской моцарелле, тульской буррате, белорусской рикотте, вызвавших сдержанную похвалу журналиста, который вряд ли начинал писать материал с целью что-то похвалить. Не забудем также о фермере Джастасе. Как бы мы о нём вообще узнали, если бы не санкции? А ведь это только малая доля.
  • Неожиданный эффект санкций. Попытка Запада устроить нам блокаду явно привела к активизации поиска Россией альтернатив на международной арене: других рынков сбыта, других источников импорта. Активизацию отношений в рамках БРИКС и ШОС также с полным правом следует отнести сюда.

Оба саммита неоднократно освещались в СМИ, поэтому не стану повторять наверняка известные подробности, перечень участников, программу и т.п. Давайте лучше посмотрим на события в Уфе всё с тех же позиций: «безусловной блокады» России мировым сообществом и её «порванной в клочья» экономики.

1. Собственно уже сам факт проведения сразу двух таких масштабных мероприятий в РФ мало что оставляет от «блокады». Весь прошлый год западные СМИ раскручивали тезис «Россия — новая страна-изгой», ставя нас в один ряд с Ираном и Северной Кореей. Теперь оказывается, что не только Россия не изгой, но и с Ирана приходится снимать санкции. С очевидными, в общем, целями: обрушить так до конца и не рухнувшую цену на нефть, а также дипломатически компенсировать подачу Ираном заявки на вступление в ШОС, которая наверняка будет удовлетворена.

Блокада, которая не состоялась. Послесловие к саммитам в Уфе

2. Державы БРИКС находят всё больше точек соприкосновения друг с другом, минуя сомнительное посредничество США (в первую очередь финансовое). Сейчас сложно сказать, как именно будет реализована торговля в национальных валютах, однако хорошо уже то, что о создании такого механизма заговорили. В противном случае даже динамично развивающейся экономике Китая придётся постоянно довольствоваться ролью догоняющего. К остальным это тем более относится.

3. Региональные экономические инициативы (Новый Шёлковый путь, сотрудничество в рамках ЕАС) выходят на новый уровень, начиная дополнять и усиливать друг друга. И чем более тесным будет партнёрство участников БРИКС и ШОС, тем меньший эффект будут иметь попытки США устраивать показательную порку кому бы то ни было.

Таким образом, санкции и изоляция России опереточны не только потому, что сами «изоляторы» не могут полностью заблокировать сотрудничество с РФ (а бизнес этих стран всё чаще действует по формуле «Всё, что за санкциями — наше»), но и потому, что России есть с кем сотрудничать и помимо Европы и США. И каждая новая инициатива (банк развития БРИКС, а теперь и Энергетическая ассоциация БРИКС) делают этот факт всё более очевидным.

Оригинал публикации