В документе страны-участницы прописали целый ряд будущих направлений сотрудничества. Так, Москва предложила создать некий «Энергетический союз» БРИКС. Он предполагает учреждение энергетической ассоциации, а также создание международного центра исследований в энергетике. Речь пойдет и о диверсификации поставок.

«В целях укрепления энергетической безопасности странам БРИКС следует сосредоточить свои усилия в следующих приоритетных областях: повышение уровня информированности о потребностях стран-производителей и стран-потребителей энергии; оказание взаимной поддержки в целях диверсификации источников энергии; развитие энергетической инфраструктуры», — говорится в документе.

Как известно, наибольшую необходимость диверсифицировать поставки энергоносителей испытывает Китай — в Пекине хотят переключиться от морских к сухопутным маршрутам, поэтому на корню скупают среднеазиатские энергоресурсы и заинтересованы в увеличении закупок российских углеводородов. Москва тоже заинтересована в увеличении экспорта углеводородов в Китай, правда, по приемлемым ценам.

Два мира - две политики

Еще одной инициативой стало создание общей стратегии доступа к продовольствию наиболее уязвимых слоев населения, предполагающей сотрудничество в сельскохозяйственной сфере. Интересно, что продовольственный вопрос поднимался и в ходе двусторонних контактов. Ни для кого не секрет, что страны БРИКС очень хотят занять на российском рынке те позиции, которые раньше занимала Европа. И некоторые из них уже давно и успешно работают на этом направлении.

Так, на саммите БРИКС было заключено соглашение на поставку в Россию бразильской молочной продукции. «Бразилия считает односторонние санкции инструментом, легитимность которого является спорной. Поэтому мы их не признаем и не поддерживаем», — заявил министр иностранных дел Мауру Виейра.

Также на саммите Москва предложила интегрировать БРИКС с ШОС и Евразийским союзом. «Нет сомнений, у нас есть все необходимые предпосылки, чтобы расширить горизонты взаимополезного сотрудничества, сложить воедино имеющиеся у нас сырьевые ресурсы, человеческий капитал, огромную емкость потребительских рынков для мощного экономического рывка»,- считает российский президент Владимир Путин.

По его словам, «строительство новых эффективных транспортно-логистических цепочек, в частности реализация инициативы экономического пояса «Шелкового пути» и развитие транспортного сообщения в восточной части РФ и Сибири… может связать динамично растущие рынки Азии и зрелые, богатые индустриальными и технологическими достижениями экономики Европы, и одновременно позволит нашим странам стать более конкурентоспособными в соревновании за инвесторов, за создание новых рабочих мест, за передовые производства».

С одной стороны, задача крайне амбициозная хотя бы потому, что у трех организаций разные задачи. Однако с другой стороны, в такой интеграции заинтересован Китай, поскольку она будет способствовать его стратегическому проекту «Шелкового пути». Инвестиции из стран БРИКС и гарантии стабильности среднеазиатских транзитеров (военные через ШОС и экономические через евразийские структуры) очень помогут китайцам реализовать проект. Другое дело — насколько в этой интеграции заинтересованы Бразилия и Южная Африка, которые слишком далеки от региона.

В этом, кстати, слабость БРИКС — организация нацелена не на решение каких-то региональных задач или проектов, а на противодействие западному контролю за институтами глобального управление и создание альтернатив этим институтам. Именно поэтому страны-члены Организации жестко выступают против тех же самых антироссийских санкций, подчеркивая «неприемлемость односторонних экономических санкций в нарушение общепризнанных норм международных отношений».

Два мира - две политики

Они прекрасно понимают, что в любой момент по политическим причинам эти же самые санкции могут быть введены против них. Кроме того, по словам Владимира Путина, страны-участницы БРИКС «намерены сообща противостоять угрозам распространения терроризма и экстремизма, не допускать возрождения идеологии нацизма, вместе вносить вклад в борьбу с торговлей наркотиками и пиратством, заниматься вопросами информационной безопасности, в том числе и в сети Интернет».

А тот же Банк БРИКС создается не специально для поддержки российских или китайских проектов, а как некая глобальная альтернатива Всемирному Банку. В том числе и поэтому было принято решение не расширять БРИКС — на сегодняшний день нет стран с сопоставимым уровнем суверенитета и наличием альтернативной Западу глобальной повестки для того, чтобы претендовать на вступление в организацию.

Однако, несмотря на эти минусы, в БРИКС России куда комфортнее как с точки зрения повестки, так и с точки зрения партнеров.

«Западный альянс блокирует приезд российской делегации в Хельсинки Лидеры БРИКС и ШОС съезжаются в Уфу. Два мира — две политики. Ощутите разницу», — написал председатель Комитета по международным делам Госдумы Алексей Пушков.

Геворг Мирзаян

Оригинал публикации