Не стоит поддаваться преобладающим в сети мнениям, что дефолт Украины неизбежен, что в распоряжении украинских властей совсем нет денег, что после дефолта «падение нацистского режима» ускорится. На самом деле, денег у украинских властей хоть и в обрез, но достаточно для исполнения текущих обязательств и даже для критического импорта, особенно с учётом постоянного притока финансовой помощи от Запада.

Дефолт может быть объявлен украинскими властями не от невозможности платить по долгам, а от принятого решения не платить. В случае дефолта никакого автоматического механизма, приводящего к падению режима, и близко не просматривается. Майданный, дворцовый или военный переворот, не поддержанный из «лучшей страны мира», имеет шансы на успех только при крайнем ослаблении режима, возможность чего пока крайне низка.

Дефолт Украины: 50 на 50, а России пора сосредоточиваться

Вероятность скорого украинского дефолта сейчас составляет, как в известном анекдоте, примерно 50 на 50: может, будет, а может, и нет. И это не шутка. Во вторник первый заместитель управляющего директора МВФ Давид Липтон заявил о том, что МВФ сможет продолжать поддерживать Украину, даже если она прекратит платить держателям облигаций. После этого, по сообщению Bloomberg, цена ближайших к погашению сентябрьских облигаций упала до 52,34%. Если быть совсем точным в оценке вероятности дефолта, надо ещё учесть возможность частичного возврата денег после дефолта и эффект от возможной реструктуризации, если она в ближайшее время произойдёт. Однако в данном случае эти факторы незначительны, и разница между 100% и ценой облигаций примерно соответствует вероятности дефолта, до сентябрьского платежа, разумеется.

Министр финансов Украины Наталья Яресько заявила в прошлую среду, что Украина может прекратить платить своим кредиторам в ближайшие недели, если они не согласятся на реструктуризацию долга. Понятно, что это заявление вызвано не отсутствием денег на относительно скромные платежи по долгам этим летом, а представляет собой скорее неуклюжий стиль переговоров с кредиторами и стремление продемонстрировать МВФ усилия по достижению требуемого МВФ результата.

А может ещё быть, что ближайшие к погашению облигации сейчас покупаются инсайдерами, уверенными в том, что дефолта по ним не будет.

Скорее всего, украинские власти не пойдут на дефолт в ближайшие недели. Во-первых, им надо дождаться решения МВФ о выдаче кредита ориентировочно в начале июля или о возможности выдачи кредита через 2-3 месяца после корректировки программы и какого-то, хоть минимального, для самого факта, продвижения в переговорах с кредиторами.

Дефолт Украины: 50 на 50, а России пора сосредоточиваться

Не стоит удивляться противоречивым заявлениям представителей МВФ по поводу обязательности реструктуризации облигационных долгов для получения очередного кредита от МВФ. Вероятнее всего, в МВФ хотят оставить для себя возможность выбора любого решения в случае, если украинцы не добьются успехов в реструктуризации. В любом случае, у МВФ существует возможность одновременно выдать кредит и сохранить лицо, переписав условия программы и выдав сдвоенный транш в размере около 3,4 млрд. долларов в августе-сентябре. Как раз успеют к ближайшему погашению еврооблигаций на сумму 500 млн. долларов.

По еврооблигациям, выкупленным Россией, Украина должна заплатить 20 июня и 20 декабря по 75 млн. долларов процентов и 20 декабря полностью погасить их на сумму 3 млрд. долларов. Если украинские власти пойдут на очередную конфронтацию с Россией, объявив дефолт по этим платежам, Россия, увы, не сможет быстро взыскать эти деньги.

Утешает, а с другой стороны, гораздо более огорчает тот факт, что Россия теряет гораздо больше денег из-за недостаточно эффективной экономической политики. Тут и хаотичные действия на валютном и денежном рынках, приводящие к излишней волатильности валютных курсов, крайне вредной для функционирования экономики. И чрезмерная зарегулированность всего и вся, отнимающая у людей кучу времени и снижающая предпринимательскую инициативу. И, конечно же, пренебрежение к необходимости скорейшего обновления обрушенного в 90-е годы научно-технического потенциала страны. Одна лишь «невидимая рука рынка» его восстановить не сможет. А результативно заниматься этим неотложным делом, особенно после введения антироссийских санкций, для России жизненно необходимо.