Недавний призыв Дмитрия Павлычко о целесообразности передачи двух Лавр в руки Киевского патриархата всколыхнул украинские СМИ.

В свете развернувшихся дискуссий предлагаю рассмотреть и оценить весьма интересные данные о сети церквей и религиозных организаций в Украине.

Давайте просто сравним два показателя.

В Украинской Православной Церкви насчитывается 207 монастырей и 4869 монашествующих.

В т.н. УПЦ Киевского патриархата 62 монастыря и (прошу особого внимания!) 221 монах.

Просто сопоставьте — 4869 и 221.

При этом по количеству приходов УПЦ превышает «филаретовцев» почти в три раза. Если провести грубую аналогию, то можно было бы ожидать такой же пропорции по монашествующим (интересно, что по количеству монастырей пропорции практически идентичны — в 3,3 раза).

Монашеский «мизер» Киевского патриархата

Предположим, что количество монахов т.н. УПЦ КП равномерно разбросано среди существующих там обителей. Получается, что на каждый монастырь приходится по 3-4 человека (если где-то их больше, то значит в определенных храмах их меньше; в силу этого не стоит исключать существования монастырей, при которых может теоретически трудиться один монах). В общем, эти цифры реально поражают — не тридцать-сорок, а ТРИ-ЧЕТЫРЕ.

При таких раскладах возникает вопрос — в случае передачи Лавр «филаретовцам», у них банально найдутся люди, чтобы занять место нескольких сотен монахов УПЦ, которые сейчас подвизаются в упомянутых святынях? Ведь за все годы своей «независимости» они сумели выдвинуть из своих рядов только чуть более двухсот монахов. А это очень неприятный для них показатель. Ведь как отметил религиовед Юрий Черноморец, приблизительную силу церквей можно определить не по количеству приходов и числу сторонников, которые определяются со своей конфессиональной принадлежностью во время соцопросов, а по другим показателям. В том числе количеству монахов.

Почему это так важно? Приведу всего лишь один пример, который весьма красноречиво и однозначно все поясняет. Преподобный Феодор Студит назвал монахов «нервами Церкви», поскольку они — это ее центр, фундамент и главная движущая сила.

В свете сказанного за потенциальную судьбу Лавр становится страшно. Монашеская молитва там просто может угаснуть.

Вполне возможен и еще один вариант.

Вспоминаются некоторые рекламные материалы в Интернете. Например, «Йога мира. Мы находимся в самом сердце древнего Киева, в Выдубицком монастыре (принадлежит т.н. УПЦ Киевского патриархата — прим. автора), рядом с ботаническим садом. Атмосфера мира и покоя, чистый воздух, красивый сад, уютные залы и помещения, помогут сделать занятия максимально эффективными.

Также для вас:
Индивидуальные занятия и консультации
Тематические семинары
Ци-гун
Мини группы
Медитации
Эзотерические путешествия
Эзотерическая литература
И многое-многое другое!».

Не исключено, что подобного рода тексты являются следствием дефицита монахов в монастыре. И что это вынуждает обитель сдавать свои корпуса в пользование различным структурам, часть из которых, как показывает определенная практика, может исповедовать в находящемся под омофором Киевского патриархата месте далеко не православные ценности.

Монашеский «мизер» Киевского патриархата

Сказанное выше — серьезный повод задуматься для тех, для кого православная вера не является формальностью, и кто хотел бы сохранить монашескую молитву в святых для Украины местах.

Это повод крепко задуматься и для представителей Киевского патриархата.

Ведь перед ними стоит один сложный и неприятный вопрос. И на него нужно дать честный ответ.

Этот вопрос таков — что же все-таки мешает Киевскому патриархату обильно выпускать из своей среды монахов, которых игумен монастыря преп. Григория на Святей Горе Афон архимандрит Георгий назвал главным фундаментом Православной Церкви?

Оригинал публикации