Последние новости из Украины не радуют (такое, конечно, будет не скоро), но вселяют то, что принято называть лёгким оптимизмом. Есть положительные сдвиги в вопросе децентрализации. Есть давление — и серьёзное — на действующую власть со стороны как внешних (достаточно вспомнить разъяснительный звонок Джона Керри Пётру Порошенко), так и внутренних сил (интерес прокуратуры к деяниям Арсения Яценюка). Есть, наконец, большая вариативность материалов в украинских СМИ.

И отдельной строкой — отправление гуманитарных конвоев из европейских стран (Швейцарии, Германии и др.) в Донецкую и Луганскую Народные Республики. Я был там неоднократно, чувствовал, видел, насколько необходима людям Донбасса помощь. Отрадно узнать, что теперь не только Россия и частные организации участвуют в их судьбе. Европейские страны, пусть осторожно, пусть минимально, но начинают помогать Народным Республикам на их территории.

И по-своему это весть мира. Потому что ещё недавно европейские страны либо отстранялись, либо принимали мизерное участие в судьбе людей Донбасса, незначительно помогая беженцам лишь на территории Украины. В этом было неприятное, но вполне логичное нарушение тех ценностей, коими столь любят бравировать в Европе. На деле же присутствовало лишь равнодушие, игнорирование проблемы, страданий тысяч людей, будто они не были частью цивилизованного мира. Сейчас положение дел если не изменилось, то замаячило предвестие перемен.

Все всё понимают

В этой бездарной, нелепой войне, которая, точно межпозвоночная грыжа вывалилась из структуры мира, причиняя боль организму, всё все понимают. Ну, или начинают понимать.

Выхолостить, сломить, проучить Донбасс не удалось. Его люди, несмотря на все трудности, беды, отстояли право на самоидентификацию. Вопрос теперь, как перевести её в комфортное материальное русло — ведь до нормальной, приемлемой, скажем так, жизни, к сожалению, ещё далеко. Но это уже другая, может, куда более сложная, история. Создавать новый мир, во многом отстраивать его с нуля в условиях внутреннего раздрая и внешнего давления — вот что предстоит Донбассу. И если подобная титанова задача будет решена, а воля для того есть, то явится ещё один пример великого героизма.

Гуманитарные конвои из Европы — едва заметные маркеры того, что западные страны признают катастрофу в Донбассе, а вместе с ней и данную формацию. В составе Украины или нет — иной вопрос. Но важно изменение самих базовых условий для дальнейшего диалога.

Несколько же изменившаяся риторика США не означает снятия поставленных ранее милитаристских задач. Нет, по-прежнему реализуется долгосрочная стратегия по стягиванию возле России ощетинившегося ракетами и пушками, поросшего базами и полигонами боевого кольца, сжимающегося, фиксируемого не только военной мощью, но и экономическим, политическим давлением. Донбасс — его важный участок. И Вашингтон, безусловно, не откажется от своих агрессивных целей и настроений, но скорректировать их — во всяком случае, в ретрансляции во внешнее пространство — может. И должен.

От того говорить о достижении некого консенсуса между Москвой и Вашингтон, конечно, не стоит. Наоборот, это очередной тайм-аут, брейк перед новым витком раскручивающийся спирали конфликта. Её сжали, и она вполне может ударить сильнее, чем раньше. Понимание есть лишь внутри стран, но не между ними; оно оформилось ещё чётче, и тем существеннее разница во взглядах.

Весомы перемены в украинской риторике. Это опять же не значит, что исполнитель задумался — нет, скорее одумался, напрягся, одёрнутый своими неудачами. В Украине и на уровне обывателя, и на уровне медиа всё больше говорят о том, что силы АТО в Донбассе не нужны, всё больше сомневаются в целесообразности их нахождения там.

Иной мир, другие правила — внедряющееся украинское видение Народных Республик. И число тех, кого спасать, из петли вытаскивать надо, всё меньше. Люди Донбасса по большей части не хотят этого. Наоборот, они жаждут, чтобы их оставили в покое, дали пространство для жизни, условия для работы. И чем дольше украинская освободительная армия действует в Донбассе, тем больше она превращается в агрессора.

Все всё понимают

Это понимание накатывает, заставляет менять риторику, тактику. И силы АТО из наступающих трансформируются в обороняющиеся, задача их защищать украинское государство от армии ЛДНР. Будто те хотят наступать.

В этом, несомненно, есть фальшь, заметная, едкая, но именно по ней, диагностируя, можно свидетельствовать отсутствие военного потенциала внутри Украины. Идёт переформатирование, нащупываются новые методы ведения боя, ищутся иные подходы к украинизации Донбасса, но процесс этот не слишком эффективен.

Киев растерян. Нынешнее правительство давно бы ушло в забвение, если бы ему наличествовала хоть какая-то альтернатива. Но её нет, а, значит, в ближайшее время, пока либо не вырастят, либо не приведут за ручку новых господ, разгребать ворох навалившихся бед придётся именно этим персонажам от власти. Разгребать, прежде всего, внутри самой страны. В условиях, когда ширма внешней освободительной войны истрепалась.

И, судя по суетливым действиям и заявлениям украинской власти, она понимает, что это будет весьма и весьма сложно. С намёком на невозможность.