В Минске 6 мая прошла очередная встреча контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе. Переговоры завершилась на оптимистической ноте. Главным итогом встречи стало то, что Донецку и Луганску наконец удалось добиться начала диалога с Киевом в рамках четырёх рабочих подгрупп.

Директор Центра либерально-консервативной политики им. Петра Столыпина и Петра Струве Александр Казаков считает, что в этом смысле переговоры контактной группы стали прорывом, однако это еще не гарантирует успех в плане политического урегулирования конфликта.

Александр Казаков: В самом сложном положении в истории с минским процессом находится Киев. Коридор возможностей для Порошенко ограничен буквально по принципу «шаг вправо, шаг влево — расстрел, побег, прыжок на месте — провокация». И сейчас надо очень внимательно следить за тем, как в Киеве ультранационалистические и «бандеровские» партии и движения будут реагировать на то, что в рамках их риторики официальные представители Порошенко сели за стол переговоров с «террористами».

«Для достижения мира Украина должна политически переродиться»

По большому счету, если эта тема получит развитие в мае, то это означает крах того политического и медийного проекта, который целый год отрабатывался на Украине: есть Украина, есть «оккупированные» «террористами» территории, и вчера начались переговоры с «оккупантами». Понятно, кто их «оккупировал» — ополченцы. В этом смысле происходящее — это прорыв, поскольку главное внутреннее содержание минских соглашений — это прямой диалог между Киевом — с одной стороны, и Донецком с Луганском — с другой. Если есть диалог, то тогда появляется очень большой шанс на политическое урегулирование.

Но при этом не надо обманывать самих себя. Для того, чтобы политическое урегулирование состоялось, Украина сегодняшняя — «бандеровская», «коричневая» — должна политически переродиться. Сможет ли она это сделать эволюционно — очень большой вопрос.

А если не эволюционно, то тогда есть два возможных варианта — либо со стороны Порошенко идёт зачистка политического поля, опыт у него есть с Коломойским и с Музычкой (Сашко Билый), либо это переворот, и тогда, если Порошенко не успевает бежать, его просто убивает.

«Для достижения мира Украина должна политически переродиться»

Поэтому самые большие сложности в рамках минского процесса, конечно, у Киева.

У Донецкой и Луганской народных республик всё в порядке. На первом этапе они добились того, чего хотели. У них фактически есть суверенные государства; когда нет боевых действий, они строят экономику, административные институты, социалку выстраивают. У них все нормально, все работает, это у Киева все плохо. Отчасти и у России есть некоторые проблемы. Санкции, конечно, не обрушивают российскую экономику, но зуд создают.

Исходя из положения дел в Киеве, действительно, с одной стороны, это прорыв, а с другой стороны, боевые действия могут начаться буквально завтра. В рамках внутриполитического процесса на Украине Порошенко может оказаться в ситуации, когда либо его расстреляют, либо он начинает боевые действия.

Вряд ли создание четырех рабочих подгрупп может остановить военные действия или способствует продвижению минской повестки. Я не думаю, что они каким-то образом повлияют на начало, окончание или ход боевых действий. Можно говорить о нескольких параллельных процессах: с одной стороны, идут переговоры, с другой стороны, не прекращаются боевые действия. К тому же вдоль линии соприкосновения находятся в том числе и не подконтрольные Киеву батальоны.

«Для достижения мира Украина должна политически переродиться»

Если работа подгрупп будет успешной — например, той, которая занимается экономикой и гуманитарными вопросами — если начнет восстанавливаться экономическое взаимодействие ЛДНР и Украины, то тогда в полном прекращении боевых действий и провокаций будет заинтересован Киев.

Если политический процесс в рамках рабочих подгрупп и контактной группы будет развиваться, если он не будет заблокирован уже на следующей встрече, тогда Киев начнет проводить зачистку со своей стороны линии соприкосновения. А больше никто этого сделать не может.

Оригинал публикации