Да, мы принимали участие в акции памяти жертв 2 мая. Мы ближе к вечеру прибыли на Куликово поле, и возложили цветы к закрытому щитами Дому Профсоюзов, где год назад произошло это трагическое событие. Мы там были с жителями Одессы. Но там были не только одесситы — я слышал в толпе иностранную речь. Я думаю, что здесь были не сотни, а скорее тысячи людей.

Что для меня лично было наиболее важным — это глубокая скорбь, которую мы все переживали и показывали, на том месте, где пролилась кровь живых людей — жителей Одессы, погибших жесткой смертью. Все это невозможно понять: как такое могло проявиться в таких масштабах!? Это произошло в городе, о котором вся Европа знает, что он — многонациональный, в котором проживают представители более 130 национальностей. Это открытый, гостеприимный и особенно толерантный город. Когда такой произошло год назад — то я лично сказал сам себе: «Я не верю, чтобы одессит мог стрелять в одессита». Но мой личный моральный долг меня побудил к тому, чтобы я сегодня был здесь.

«Безнаказанность «Одесской Хатыни» несовместима с евроинтеграцией Украины»

Второе, это то, что я пережил то, что я видел слезы всех причастных к этому людей. С одной стороны, это слезы по потере родных, друзей, знакомых… А с другой стороны, я не знаю, как это выразить на русском языке… В польском языке это обозначает слово «bezradność» (звучит как «безрадность» — бессилие, беспомощность, злодейство — ред.). Прошел год — и люди не имеют ответа, как это могло случиться, что в течение четырех часов у всех на глазах — а в интернете есть все видеозаписи этих событий, что без помощи милиции, пожарных и скорых погибло почти пятьдесят человек, а ранено — почти полтысячи человек. И эти слезы сегодня у жителей Одессы, которые мы видим — и их слова, что они не забудут и не простят — я за это все очень глубоко переживаю.

А то, что осталось для меня — это то, что я могу сделать, как польский политик, председатель небольшой, но все-таки общепольской Партии Регионов — и мы действуем вместе с другими партиями — мы можем призывать, чтобы ускорилось расследование, чтобы получить объективные доказательства, и узнать кто же был прав, а кто виноват в этих трагических событиях. Я искренне уверен в том, что мы должны надеяться и «нажимать» на польское правительство, чтобы они требовали от украинских властей действий по расследованию одесских событий.

А с другой стороны — нужны обращения польских представителей в Европарламент и Совет Европы, потому, что то, что произошло в Одессе, оно нанесло ущерб не только Украине. Как это может быть, что в стране убивают полсотни людей — и где же ответственные за это!? Как можно объяснить, что это происходит в стране, идущей по пути европейской интеграции!? Ведь Украина поддерживает все эти европейские декларации и поддерживает европейские ценности и говорит о том, что она будет строить гражданское общество — а в нем первоочередными являются права человека. Но все эти факты вместе создают такой очень сложный образ Украины.

«Безнаказанность «Одесской Хатыни» несовместима с евроинтеграцией Украины»

Но самое главное — это жители Одессы. Я вот, уезжая из города, могу сказать, что вся Одесса и одесситы — ранены этим событием, которое произошло год тому назад и все переживают это. Психологически для них это большая травма. Я своим визитом хочу выразить им слова солидарности от многих миллионов поляков, которым не безразлично то, что случилось в Одессе. И поэтому сегодняшний день — 2 мая 2015 года я оставлю в своей памяти. Я буду всегда помнить о людях, которым сегодня нужно было быть вместе — потому, что друзья должны быть вместе не только когда им всем хорошо, но и когда мы переживаем что-то сложное, трудное и трагическое.

Партия регионов (польск. Partia Regionów) — польская непарламентская политическая партия, созданная в декабре 2007 года и зарегистрированная в феврале 2008 года. Партия создана бывшими членами партии «Самообороны Республики Польша» после того, как на парламентских выборах «Самооборона» не смогла преодолеть пятипроцентный барьер и не получила мест в парламенте.