После госпереворота на Украине в феврале 2014 года многие жители востока страны не признали новую власть. Началась волна протестов. Однако все они столкнулись с жестоким подавлением. Конфликт перерос в вооруженное противостояние. Что изменилось в стране за этот год? Своим мнением с редакцией «Украина.Ру» поделился харьковский журналист, правозащитник Андрей Бородавка.

— 13 апреля исполняется год с начала так называемой АТО, которую украинские силовики проводят в Донбассе. На ваш взгляд, у Киева был другой вариант решения проблемы?

— Я хотел бы подчеркнуть, что первая АТО была проведена в Харькове утром 8 апреля 2014 года, когда солдаты подразделения «Ягуар» захватили защитников Харькова, занявших облгосадминистрацию. Тогда было арестовано 66 человек. Причем многие из них даже не находились в здании ХГА. Их в буквальном смысле хватали на прилегающей территории, на улице Сумской. В том числе так задержали журналиста Дмитрия Пигарева. Суды по делам этих захваченных ребят продолжаются до сих пор.

То есть первая АТО была в Харькове. И утром 8 апреля автоматчиками и пулеметчиками уже была оцеплена площадь Свободы. Это зафиксировано на многочисленных видео.

Теперь относительно 13 апреля. Турчинов объявил о начале АТО незаконно, с нарушением действующего законодательства Украины. И произошло это после того, как на территории Донецкой и Луганской областей были провозглашены ДНР и ЛНР. Ну, и в Харькове 7 апреля также была провозглашена ХНР.

Если ВСУ снова проведут полномасштабное наступление, их ждет очередная катастрофа

Все понимали, что огромные территории не признают легитимность власти, пришедшей в результате государственного переворота.

Все помнят, что когда на территорию Донецкой и Луганской областей зашли подразделения бронетехники, население было абсолютно безоружно. Именно мирные жители пытались остановить и БМП, и танки. Есть много видеокадров, на которых звучали выстрелы, было несколько тяжело травмированных людей.

Если мы проведем аналогию между событиями на Майдане (и в западных областях, когда боевики евромайдана блокировали воинские части, разоружали райотделы милиции) и события в Донбассе, то очевидна разница в действиях власти и самой армии. Причем если в первом случае был легитимный президент, была легитимная власть, то в апреле 2014 года даже признаков легитимности у действующего режима не было.

Также мы помним события под Славянском, когда люди пытались остановить БМП. Там были травмы, были выстрелы. Далее всё идёт по нарастающей. У людей, которые сопротивляются, появляется оружие, появляются дробовики. И конфликт разгорается. Результат нам уже известен — десятки тысяч погибших, разрушенные города.

На тот момент протестующие не требовали отделения областей от Украины, их вхождения в состав России. Основным требованием было проведение референдума, чтобы люди могли проголосовать за модель устройства государства, самостоятельно определить статус русского языка.

— Многие говорят о том, что скоро возможна третья фаза силового противостояния, что Киев не собирается выполнять Минские соглашения. К чему, на ваш взгляд, может привести новый виток войны?

— К сожалению, можно констатировать, что Минские договорённости не достигли своей цели. В них пошагово прописан механизм их выполнения: обмен пленными, отвод тяжелой техники и так далее. Ни один из этих пунктов киевский режим пока не выполнил.

Если ВСУ снова проведут полномасштабное наступление, их ждет очередная катастрофа

Признание отдельных районов Донбасса оккупированными территориями идет вразрез с Минскими соглашениями. И это, наверное, первый случай в истории, когда коренные жители, отстаивающие свою территорию, свою малую родину, объявляются оккупантами. То есть, по мнению Порошенко, местные жители оккупировали свою территорию.

Очевидно, что пункт о прекращении огня тоже не выполняется. Даже в день святой Пасхи обстреливались Донецк и другие города.

Референдум, проведенный в мае 2014 года, закрепил статус ДНР и ЛНР, по крайней мере, продемонстрировал волеизъявление людей. И встаёт вопрос, что более демократично, голосование бюллетенями на избирательных участках большей частью населения или, к примеру, скачки на евромайдане, когда 21 февраля порядка максимум 20 тысяч человек решили судьбу страны простым рёвом, даже не голосованием.

Если ВСУ снова проведут полномасштабное наступление, их ждет очередная катастрофа

Киевский режим наплевал на волеизъявление жителей Луганской и Донецкой областей, а также жителей Крыма. Парадоксальная ситуация, когда власть, пришедшая в результате государственного переворота, отказывает в осуществлении демократических процедур народу на территории своей страны.

Есть сообщения СМИ, есть данные разведки о том, что киевский режим концентрирует и танковые колонны, и другие силы недалеко от Донецка. Очевидно, что военная фаза этого конфликта все-таки будет продолжена. Киев снова использовал передышку для сосредоточения резервов, потому что украинская армия находится в критической ситуации. Также Киев использовал перемирие для укрепления вертикали власти, в том числе, чтобы взять карательные батальоны под свой контроль.

Если говорить о возможных сценариях развития ситуации, то если всё-таки снова будет полномасштабное наступление со стороны киевских ВСУ, их будет ждать очередная военная катастрофа, большой котёл. И в данной ситуации армия ЛНР и ДНР будет иметь полное моральное и юридическое право уже не останавливаться на достигнутых рубежах. Они смогут взять под контроль территории до административных границ Донецкой и Луганской областей, воплощая в реальность волю народа, выраженную на майских референдумах.

Что касается оккупированных киевским режимом областей, там все понимают, что это фашистский террор — там идут массовые политрепрессии. Решение Верховной рады от 9 апреля о Дне Победы, о запрете коммунистической идеологии, о запрете пропаганды советской символики говорит о том, что, по сути, ветераны уже даже не имеют права надеть свои ордена на праздник. Они могут хранить их только дома, как заявил Луценко.

С другой стороны, сейчас по нарастающей идут социальные протесты. Экономическая катастрофа уже очевидна. Даже многие евромайдановцы, имеющие средний бизнес, уже понимают, что теряют прибыль, теряют свои предприятия.

— Жители Харькова и Одессы могут в дальнейшем выйти на серьезные протесты против киевских властей?

— Я считаю, что серьезное восстание без серьезной помощи со стороны ДНР и ЛНР представить себе тяжело. Потому что города в буквальном смысле оккупированы киевским режимом. В Харькове уже более тысячи арестованных «сепаратистов», как объявил губернатор Игорь Райнин.

Если ВСУ снова проведут полномасштабное наступление, их ждет очередная катастрофа

Но нужно понимать, что те десятки тысяч людей, которые выходили на улицы прошлой весной, в большинстве никуда не пропали. Люди запуганы, но внутренняя ненависть копится. Харьков не слился, Харьков затаился.

Подавляющее большинство харьковчан (ранние опросы показывали цифру 70%, сейчас это еще больше) негативно относятся к киевскому режиму. Они не считают его законным, считают, что идет ухудшение экономической ситуации. Но с другой стороны, на примере Донбасса, в ходе карательной операции, Киев показал, как он жестоко может карать людей за иное мнение. И естественно никому из горожан не хочется, чтобы война была в его родном городе. Эта боязнь, желание, чтобы не было войны, в том числе подавляет развитие социальных протестов. Люди опасаются, что если они выйдут массово, опять будет объявлена АТО. Всем очевидно, что киевский режим не имеет рамок своей жестокости: все помнят и то, как в Мариуполе расстреливали мирное население, в том числе из пулеметов.

К майским праздникам Киев как раз попытается не допустить социального протеста, который сейчас наиболее актуален, переведя его в идеологическую плоскость. Это делается сейчас специально: снос трех памятников в Харькове, запреты по празднованию Дня Победы, запреты георгиевской ленточки. Киев будет всячески переводить конфликт в идеологическую плоскость, тем самым уходя от социальных протестов, которые могли бы объединить общество.

На прошлой неделе проводилась встреча руководства Харьковской области, в том числе губернатора Игоря Райнина, с учителями города. Говорилось о необходимости патриотического воспитания. Были осуждены учителя и директор 136-ой школы Галина Рябоштан, которые просто съездили в ходе обмена опытом в Белгород. Затем была закрытая встреча губернатора Райнина с директорами школ, на этой встрече была дана жесткая рекомендация закрыть до Дня Победы все музеи ВОВ, которые есть в школах.

Что такое музей ВОВ в школе? Дети и родители годами собирали награды, письма участников войны, дедушек, прадедушек. Всё это буквально собиралось по крохам. Это настоящая, живая человеческая память. Даже на этом сейчас пытаются поставить крест.

Но всё это — попытка киевских властей отвлечь население от нарастающего тренда социальных протестов, попытка перевести ситуацию в идеологическое противостояние по поводу Дня Победы. С этой же целью в Харькове 9 мая могут быть организованы провокации.