Уже больше года прошло с тех пор, как со здания Луганской областной администрацией был сброшен украинский жовто-блакитный прапор. Почти каждое воскресенье на главной площади проходили митинги и собрания, все чаще появлялись люди с российскими флагами, а в апреле уже были свои знамена — Луганской Народной Республики. Тогда среди луганчан царило особое воодушевление, люди ждали перемен к лучшему, думали, что здесь, на Луганщине, будет все примерно так, как в Крыму, нужно только провести референдум, и они станут гражданами России.

Сейчас иногда кажется, что в Луганске нет и половины жителей, практически совсем исчезли с улиц дорогие авто, их владельцы покинули родной город еще в апреле. Но зато те, кто остался, понимают — назад дороги нет… О Минских соглашениях здесь говорят: «Они приняты, для того чтобы изначально быть невыполненными…»

Тревожный мир

…На российских каналах в последнее время почти нет сюжетов о Луганске, там ведь тихо, не стреляют, а вот в Донецке до сих пор горячо, перемирие нарушается постоянно, совсем недавно во время обстрелов погибли пятилетний мальчик и шестилетняя девочка.

Да, действительно, в Луганске спокойно, лишь в отдалении слышны раскаты взрывов. Только тишина, если честно, очень уж напряженная, такое ощущение, что город снова накроет «градами» и «ураганами».

— Это наши учение проводят, — поясняет пожилая женщина, видя мою тревогу. — Сейчас у нас мир, вот бы еще пенсию дали, и жить можно.

Станица Луганская

…В Луганск продолжают возвращаться жители, особенно много стариков, солнце пригрело, и они мечтают, что снова смогут, как в прошлой, мирной, жизни сажать картошку и огурцы. Но очередь из въезжающих в Луганскую Народную Республик пока что в разы меньше, чем вереница выезжающих автобусов и машин. Переходят границу и пешком. Оказалось, что из-за блокады, чтобы попасть на Украину, к примеру, в Киев, Харьков, Одессу или даже города Луганской области — Старобельск и Беловодск, нужно выезжать через Изварино в Россию и дальше, дав немалый крюк, снова возвращаться в «незалежну». Так что стоять на таможне приходится по пять-шесть часов. Благо, совсем недавно, открыли еще четыре контрольно- пропускных пункта через можно попасть из ЛНР в Россию и наоборот.

Тревожный мир

Украина же всеми возможными способами отгораживается от Луганской Народной Республики, создавая непреодолимые препятствия для общения между семьями и близкими людьми. Так, 19 марта был подорван мост, соединяющий Луганск со станицей Луганской, где стоят войска нацгвардии и ВСУ Украины. (По данным местных жителей, там сейчас не менее 15 тысяч бойцов.) Теперь, чтобы попасть в станицу, люди должны, рискуя жизнью, спускаться по отвесной лестнице, раньше и ее не было, людей, в том числе и немощных стариков, спускали на канатах.

Непридуманная история

У Влады Бондаренко в Станице Луганской живет ее гражданский муж Евгений. Познакомились два года назад и поняли, что наконец-то уже в зрелом возрасте — Владе 43, Евгению 50 — нашли свою идеальную половинку. Евгений занимается тепличным хозяйством больше десяти лет, его огурцы и помидоры радуют луганчан с конца апреля. Во время бомбежек дом Евгения сильно пострадал, сам он почти три месяца прожил в подвале, а вот теплицы остались целыми. Как ни звала его Влада все бросить и перебираться к ней в двухкомнатную квартиру в Луганске, ничего у нее не вышло. Бросить все, что наживалось десятилетиями, он не смог, кроме того, у него живут два больших верных пса. Как же их оставить?! Евгений хоть с опозданием, но высадил уже семена огурцов. Он верит, что жизнь, в конце концов, наладится и он сможет снова привозить свои овощи в Луганск. Там их уже заждались. Привозные стоят втридорога, да и вкус не тот. А пока что Влада каждую неделю пробирается на рассвете в станицу.

— Нужно успеть до семи утра, украинцы на блокпосту до этого времени спят, — поясняет Влада. И потом надо знать, какая смена. Есть более или менее нормальные, вменяемые, а есть такие, кто в спину людям стреляет, сажает в подвал только за то, что у нас луганская прописка.

Влада призналась, что поначалу ей было ужасно страшно лезть по скользкой лестнице, боялась сорваться, но когда увидела, что бабули под восемьдесят решаются на такое испытание, устыдилась, сейчас уже привыкла. Только, ложась спать, читает молитвы, чтобы не нарваться на отморозков на украинских блокпостах.

Взорванный мост — это еще и хорошая возможность окончательно прекратить поток пенсионеров, надеющихся получить свою пенсию на территории Украины. В Станице Луганской находился пункт регистрации, где пенсионерам выдавался пропуск на подконтрольные Украине территории.

Тревожный мир

- Мы же всю жизнь Украине отдали, налоги платили, а теперь оказались ей не нужны, — сквозь слезы говорит моя восьмидесятилетняя соседка. Она уже было собралась ехать в станицу за пропуском, чтобы попытаться потом получить пенсию в Беловодске, где у нее живет родная сестра. Но, увидев сюжет по телевизору про взорванный мост, бабушка вынуждена была отказаться от своей затеи — куда ей с больным сердцем после инфаркта на эту лестницу… Детей у нее нет, деньги, которые откладывала на смерть, давным-давно кончились. Иногда ходит в бесплатную столовую. Иногда ее подкармливает соседка, которой удалось оформить пенсию на Украине. Дети помогли… А вот на лекарства совсем денег нет. Пенсию в Луганске не платят с июля прошлого года, сразу после выборов 2 ноября пенсионеры ЛНР получили по 1800 гривен. С тех пор никаких выплат не было.

Бабушек с протянутой рукой особенно много возле Центрального рынка. Тут всегда многолюдно, авось кто-то подаст милостыню или накормит…Чаще всего люди бросают копеечки и уходят, а что на них купишь?

- Как бы там ни было, но в Луганске от голодной смерти если и умирали, то единицы, а вот в небольших городах области — Алчевске, Перевальске, Первомайске — стариков, умерших от голода, хоронили в закрытых гробах, — рассказывает отец Кирилл, настоятель столичного храма на Берсеневке. Отец Кирилл сам родом из Луганской области. Чтобы помочь землякам, он совсем недавно побывал в Перевальском районе, привез гуманитарную помощь и, конечно, поддержал людей своими проповедями во время Великого Поста…

…Из-за блокады продукты подорожали в пять-шесть! И это на фоне обесценившейся гривны. Чтобы хоть как-то продержаться, глава республики Игорь Плотницкий почти месяц назад принял решение о введении мультивалютной системы.

Мультивалютный жест отчаяния

Поначалу луганчанам было непривычно, что в магазинах можно расплачиваться не только гривнами, но и рублями, долларами и евро. Правда, они быстро поняли, что это невыгодно. В обменниках курс гораздо выше. Там, к примеру, сейчас за тысячу рублей дают 460 гривен, а в магазинах тысяча рублей приравнивается к 350 гривнам.

— Со мной никто валютой не расплачивается, — признается Владимир, продающий творог и сметану. — Власть нас обязывает принимать валюту по невыгодному людям курсу, разве кто будет торопиться сильно, например приезжие из России.

Тревожный мир

Владимир жалуется на убытки, народ неплатежеспособный, покупают по 100-200 граммов творога и сметаны, бывает так, что за день не удается все распродать. Из-за блокады сметану приходится везти из России, из Краснодарского края. А вот творог почти местный, из Краснодона.

Из-за той же блокады молокозавод в Луганске не работают, всю «молочку» везут из Донецка. Благо удалось запустить хлебозавод, он работал даже во время военных действий, обеспечивая город хлебом и хлебобулочными изделиями. Примечательно, что совсем недавно большинство газетных киосков были переоборудованы под хлебные ларьки. Свежий хлеб раскупают мгновенно, а вот газеты сейчас особым спросом не пользуются.

Новости горожане узнают из телевизора. Примета времени — на месте дорогих магазинов брендовой одежды, ювелирных и мебельных открываются новые продуктовые магазины и булочные. На обновку у большинства луганчан денег нет, если и покупают, то недорогую одежду из России.

Письмо президенту Украины

В прошлый вторник жители Луганска по инициативе профсоюзов ЛНР вышли на митинг против экономической, социальной и транспортной блокады. Под обращением к президенту Украину Порошенко и премьер- министру Яценюку поставили подписи более тысячи человек, кроме того, жители ЛНР требуют погасить задолженность по зарплате бюджетникам и всем социальным выплатам. Врачи и учителя работают практически бесплатно, они получили от властей ЛНР в марте лишь часть зарплаты за октябрь. Планируется, что с апреля заработная плата бюджетникам будет выплачиваться регулярно, а вот задолженность попросту заморозят.

- Промышленность в городе невозможно запустить из-за экономической блокады, — говорит Сергей Прасолов, руководитель пресс-службы Народного совета ЛНР. — В бюджете нет денег, потому что экономика не работает, кредит мы не можем взять, потому что ЛНР — непризнанная республика, в общем, замкнутый круг, иногда складывается впечатление, что мы в тупике. Думаю, мы выстоим, но нас ждет судьба Приднестровья. Кроме того, ЛНР, по сути, — это только город Луганск. В Брянке, Стаханове, Первомайске, Перевальске своя власть, зачастую не подчиняющаяся главе ЛНР. У людей на руках масса оружия, и потому, думаю, своевременно главы ДНР и ЛНР приняли закон о разоружении населения. Иначе будет махновщина, новое Гуляйполе. Сергей Николаевич настойчиво отговаривает меня от поездки в Первомайск, там с гостями долго не разбираются — бросают в подвал, а там попробуй докажи, что ты приехал с благими намерениями…

Тревожный мир

Проблем хватает не только в экономике, но и в образовании, здравоохранении. До сих пор непонятно, какие аттестаты получат луганские школьники. Благо решился вопрос с выпускниками вузов, они станут обладателями российских дипломов благодаря договоренности с ростовскими вузами. В аптеках пустые прилавки, можно купить разве что анальгин и аспирин, особенно не хватает антибиотиков. Российская гуманитарная помощь распределяется в основном по стационарам.

- Нам нужны лекарства для борьбы с туберкулезом, - говорит заведующий туберкулезным диспансером Дмитрий Филатов. - Уже сейчас из-за ухудшений условий жизни, скудного питания мы наблюдается увеличение количества заболевших туберкулезом в Луганске и области. Думаю, не стоит говорить, насколько это опасно, в том числе и для приграничных с ЛНР российских территорий.

Единственный способ прокормить семью для луганских мужчин — либо уехать на заработки в Россию, либо идти служить в частях ЛНР. В луганских газетах каждый раз даются объявления о наборе в ополчение. Зарплату ополченцам платят вовремя и в долларах. Моя луганская знакомая долго не решалась отпустить своего восемнадцатилетнего сына в ополчение, но нужда заставила, теперь Андрей на учениях, учится военной науке.

Спокойствие на фронтах мнимое

Конец марта, а здесь жарко, как будто скоро Первомай. Весна ранняя, потому луганчане уже начали выезжать на дачи. И хотя саперы работают не покладая рук, соседка моих родителей по даче, недавно вышедшая на пенсию Лариса Ивановна, подорвалась вместе со своим мужем на мине буквально в нескольких шагах от своего дачного участка. Сейчас накануне Пасхи саперы обследуют все кладбище, там тоже могут быть неразорвавшиеся мины и растяжки.

Режим тишины здесь используют, чтобы наладить экономику и восстановить разрушенное.

— Мы готовы поддерживать мир, пока это возможно, то есть до тех пор, пока наши визави не посчитают снова, что готовы решать проблему силой, — говорит глава республики Игорь Плотницкий. — Да и сейчас спокойствие на фронтах мнимое, война не закончилась, она перешла просто в иное русло. Речь идет, прежде всего, о блокаде экономической и финансовой. Политически же изолировать нас уже у Киева не получится.

По словам Плотницкого, начало третьей волны военных действий маловероятно. Только вот жители республики, особенно пожилые, все равно живут в ожидании войны. Сколько их уже умерло преждевременно от инфарктов и инсультов, от стресса, вызванного бомбежками, разлукой с близкими, ожиданием скорой смерти!..

Тревожный мир

— Может, доедем до границы, а там опять бомбят, придется снова возвращаться, — тревожится пожилая супружеская пара, женщина с густыми седыми волосами, опираясь на палку, представившись Зоей Семеновной, начинает рассказывать, как в августе прошлого года ее родной поселок Новосветловка оказался в эпицентре военных действий. Они с мужем до последнего не хотели уезжать, бросать недавно отремонтированный дом. 24 августа окровавленную Зою Семеновну с осколком в колене вытащил украинский солдат из-под завалов ее родного дома. Потом были сложная операции в Иванове, долгий период восстановления и мучительные боли по ночам. Сейчас нога не болит, почти зажила. Но душа болеть не перестает…

…Молодым легче, они по своей природе оптимисты. В конце марта в Луганске прошел Марш молодежи, объединяющий более 10 различных молодежных организаций ЛНР. Больше тысячи молодых людей прошли по центру столицы самопровозглашенного государства, скандируя: «Мы луганчане и мы гордимся этим», «Луганск — русский город!». Энергия молодых внушает надежду — у молодой республики есть будущее. Если только оно не сгорит в огне новой войны…