В последнее время из уст украинских политических деятелей все чаще стали звучать заявления о планах получения финансовой помощи от банков Китайской народной республики. В четверг министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин на пресс-конференции заявил, что правительство страны провело консультации с китайскими финансовыми институтами, которые подтвердили готовность выделить средства в размере 3,6 млрд долларов, в том числе на достройку и модернизацию шахт.

Цифра в 3,6 млрд уже неоднократно озвучивалась, когда речь заходила о китайских деньгах, однако получателем этих средств считался исключительно «Нафтогаз Украины». Так, ровно месяц назад, замминистра энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Диденко заявил, что «подписывается кредитный контракт между НАК Нафтогаз Украины и Национальным банком Китая на предоставление кредита на сумму 3,6 млрд долларов. Этот кредит дается под правительственную гарантию».

Все те же 3,6 млрд китайского кредита «фигурировали» в заявлениях руководства «Нафтогаза» еще в 2012 году. Судя по недавнему интервью Игоря Диденко, данному агентству Интерфакс-Украина, речь по-прежнему идет о тех самых 3,656 млрд долларов. «На сегодняшний день для украинской стороны, по большому счету, юридически обязательным является один документ — это генеральное кредитное соглашение от 25 декабря 2012 года между НАК «Нафтогаз Украины» и государственным Банком развития Китая (БРК). В рамках этого соглашения государством Украина была выдана суверенная гарантия, был подписан договор гарантии между Минфином и БРК, принят закон о внесении изменений в госбюджет», — заявил он.

Недостижимые 3,6 миллиарда: Китай вновь «поможет Украине»

Если в 2012 году, китайский кредит еще не рассматривали всерьез (ведь тогда Россия предоставляла щедрую скидку на газ), то теперь для украинских чиновников из Министерства энергетики китайский кредит — спасательный круг.

Раздел шкуры неубитого медведя

Изначально планировалось потратить средства на строительство установок по производству синтез-газа из угля, реконструкцию ТЭС, обновление парка буровых станков и модернизацию Шебелинского ГПЗ. Теперь же список направлений расходования кредитных средств украинская сторона пытается значительно расширить.

По словам Диденко из интервью агентству Интерфакс-Украина, посол КНР в Киеве уже подтвердил, что китайская сторона готова эту идею рассматривать. Хотя окончательного перечня проектов у Украины нет, но, по информации главного советника председателя правления «Нафтогаз Украины» Сергея Алексеенко, планируется вложить средства в три направления: первое — снижение потребления газа внутри страны за счет угля (т.е. переоборудование ТЭЦ и ТЭС с газа на уголь — авт.); второе — инвестиции в оптимизацию и расширение инфраструктуры, которая обеспечит Украине большую независимость от поставок газа из России (строительство соединительного газопровода с Польшей и т.д. — авт.).

Третье направление — инвестиции во внутреннюю добычу и эффективную переработку производимого в стране углеводородного сырья. Сюда же можно отнести и вчерашнее заявление Владимира Демчишина, что часть средств пойдет на достройку и модернизацию шахт.

На данный момент крайне сложно утверждать, что, не имея четкого проекта вложения средств, «Нафтогаз» в ближайшее время станет «обладателем» китайского кредита. Предстоит еще огромная работа по отбору проектов и подаче заявок китайскому банку. Как говорит сам Игорь Диденко: «Мы получили со стороны Китая политическое подтверждение, и теперь наша задача — добиться того, чтобы проекты, которые хочет реализовать украинская сторона, получили статус потенциально допустимых проектов — eligible projects».

Китайские условия

Типичная модель выдачи кредитов китайскими банками состоит в том, что заемщик зачастую обязуется часть средств потратить на приобретение товаров в КНР, или же использовать средства для расчетов с китайскими подрядчиками. Не стала исключением и Украина: по словам Алексеенко, доля китайских товаров и услуг будет не меньше 60% процентов.

Кроме того, согласно условиям, Банк развития Китая покроет лишь 85% затрат от всех проектов данного кредита, следовательно, остальные средства — около 700 млн долларов должно будет предоставить правительство Украины.

Из интервью Диденко также следует, что китайская сторона по-прежнему настаивает на том, чтобы «Нафтогаз» оставался контрагентом банка с украинской стороны. Помимо прочего, БРК, пытаясь максимально обезопасить себя от риска, желает видеть гарантии от нынешнего украинского правительства.

Зачем Китаю кредитовать преддефолтный «Нафтогаз»?

Во-первых, китайские банки проводят активную внешнюю экспансию, что является частью государственного проекта по выводу китайского бизнеса на международную арену. Если в 2006 году всего 11 китайских банков и 95 их отделений были представлены в 29 странах мира, то уже в 2012 году, согласно данным Китайской комиссии по регулированию банковской деятельности, уже 16 банков имели 1050 отделений, офисов, и дочерних компаний в 49 странах. Их суммарные активы за рубежом составили 1 трлн долларов, а прибыль 8,6% от общей прибыли китайского банковского сектора или 17 млрд долларов. Будущий кредитор Украины — Банк развития Китая, будучи основан в 1994 г. для финансирования инфраструктурного строительства в самом Китае, сейчас по сумме выданных международных кредитов уже «обогнал» Всемирный Банк и Азиатский банк развития.

Недостижимые 3,6 миллиарда: Китай вновь «поможет Украине»

Во-вторых, поддержка собственного, китайского, производителя, а также выход на международные рынки промышленного оборудования. Если МВФ просто подсаживает Украину на «кредитную иглу», то Китай планирует использовать и «несколько кубиков технологий». Ведь приобретенное оборудование придется устанавливать, чинить, а затем, возможно, и модернизировать, используя уже старых партнеров из далекой Азии. Не говоря уже о том, что собственное производство промышленного оборудования не выдержит борьбы с крайне конкурентной продукцией из КНР и других стран мира.

В-третьих, протянув руку помощи в тяжелый момент, Китай, несомненно, заработает политические очки, которые затем сможет использовать для получения большей лояльности местных властей, например в решении предыдущего спора, когда Украина не смогла обеспечить поставки зерна в Китай взамен на выделенный 3 миллиардный кредит.

В-четвертых, принимая во внимание, насколько упорно Банк развития Китая требует, чтобы с украинской стороны получателем средств являлась одна из структур «Нафтогаза», можно предположить, что в случае банкротства компании, Китай, будучи кредитором, сможет претендовать на значительную часть высоколиквидных активов «Нафтогаза», в том числе и газораспределительной сети.

Оригинал публикации