Возможно, у нас и обратили бы внимание на эту весть, все-таки Чечетов бывший депутат Верховной Рады от Партии регионов, но сообщение о смерти Бориса Ефимовича все затмило.

Смерть Чечетова показалась многим очень странной. Тем, что было непонятно, почему живчик и говорун Михаил Васильевич, который за неделю до смерти вышел из СИЗО (пятимиллионный залог за него внес украинский миллиардер Вадим Новинский), вдруг внезапно решил свести счеты с жизнью.

Странные смерти Чечетова и Семенюк

В чем его обвиняли? В принятии «диктаторских законов» от 16 января 2014 года. Напомню, речь идет о серии антиэкстремистских законопроектов, за которые проголосовала Верховная Рада в тот период, когда Евромайдан стал радикализироваться. Ничего в них страшного не было. Эти законы были всего лишь калькой с аналогичного американского и западноевропейского законодательства. Как я понял, нынешние украинские власти формально предъявляют претензии не к самим законам, а к тому, как они были приняты: без предварительного обсуждения и голосованием не карточками, а руками.

Да, все это было, но только лишь потому, что тогдашняя оппозиция не давала нормально провести обсуждение в зале и нормально проголосовать. Все знают о том, что регионалы всегда голосовали в Раде только после того, как определенный сигнал им посылал Чечетов. Наверное, именно это ему и «шила» прокуратура.

Именно по этому делу он был арестован, но потом, правда, выпущен под залог с браслетом на руке.

С одной стороны, дело не стоит и выеденного яйца — ну какой срок можно получить за то, что даешь сигнал как правильно голосовать. Поэтому вряд ли из-за этого можно принять решение покончить жизнь самоубийством.

С другой стороны, Михаил Васильевич понимал, что киевский режим мог назначить его «козлом отпущения» и дать серьезный срок. Ведь в глазах майданных масс Чечетов олицетворял собой режим, и поэтому был особенно ненавидим ими. Может, понимание этого ввергло Михаила Васильева в депрессию и подтолкнуло к прыжку из окна.

Все так, если бы еще не одно странное обстоятельство.

Многие комментаторы обратили внимание еще на одно самоубийство, произошедшее, правда, в августе прошлого года. Вот оно и заставляет посмотреть на смерть Чечетова несколько по-иному. Речь идет о Валентине Семенюк, которая свела счеты с жизнью выстрелом из ружья.

Оба самоубийства объединяет то, что и Чечетов, и Семенюк долгое время занимали очень важный пост — председателя Фонда госимущества, который и руководил приватизацией бывшей советской собственности. Именно при Чечетове многие известные украинские олигархи получили солидный кусок собственности. При нем был продан знаменитый завод «Криворожсталь» Пинчуку (зятю Кучмы) и Ахметову за 800 миллионов долларов. Правда, потом эта сделка была отменена. Отменена уже тогда, когда пост председателя Фонда заняла Семенюк.

Странные смерти Чечетова и Семенюк

Поэтому многие выдвинули предположения, что все эти смерти неспроста. Что люди такого уровня просто так самоубийством жизнь не заканчивают. Раз так, то речь, возможно, идет об убийствах. Возможно, смерти и Чечетова, и Семенюк унесли с собой в могилу какие-то важные тайны, связанные с приватизацией украинской собственности. Сейчас об этом трудно говорить. Я бы мог сказать, конечно, «следствие разберется», но вывод мне понятен заранее. Никто копать глубже не будет.