Глава ДНР Александр Захарченко заявил, что «Донецкая народная республика дает Киеву до 19.00 мск 27 февраля начать выполнение минских соглашений от 12 февраля в части отвода тяжелых вооружений. В случае нарушения договоренностей ДНР оставляет за собой право вернуть ранее отведенные ополчением вооружения на прежние места дислокации по состоянию на 12 февраля 2015 года».

Ранее в четверг официальный представитель так называемой «АТО» Анатолий Стельмах заявил, что Киев уже начинает отвод войск. Однако, по сообщению заместителя командующего корпусом Минобороны Донецкой народной республики Эдуарда Басурина, украинские силовики 26 февраля не раз обстреливали аэропорт Донецка.

Один из разработчиков протокола, принятого в Минске, спикер Народного совета (парламента) ДНР Андрей Пургин пояснил РИА Новости, что соглашение специально составлено из пунктов, которые должны выполняться один за другим, последовательно. Сначала прекращение огня, потом отвод вооружения.

Предпримет ли Киев серьёзные действия по выполнению минского меморандума? Если украинские военные сохранят свои позиции, как будут развиваться события дальше? Могут ли минские соглашения утратить своё значение? На эти вопросы изданию «Украина.РУ» ответил генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин:

«Нет, что вы. Это правомерное заявление. Оно должно подчеркнуть, что Киев технически не выполняет свои обязательства, взятые в рамках минских соглашений.

ДНР дала Киеву время до вечера пятницы. Что дальше?

Однако это не означает, что минские оглашения в дальнейшем не будут действенным документом. Сейчас в дело должна вступить политическая воля стран-гарантов: Франции и Германии с одной стороны и России с другой стороны.

Я думаю, что в ближайшее время этот вопрос будет решаться скорее всего на уровне «нормандской четверки» (Россия, Украина, Франция и Германия, — прим. ред).

Если до завтрашнего вечера Киев не приступит к отводу вооружений, то в этом случае вооруженным силам Новороссии, скорее всего, придётся вернуться в ранее определённые позиции. И это не должно рассматриваться в качестве нарушения минских соглашений».