В середине февраля в польском городе Лодзь прошел масштабный форум «Украина-Европа», организованный варшавским Институтом Восточноевропейских исследований. Мероприятие должно было продемонстрировать успехи Украины в деле евроинтеграции после совершенного год назад переворота. Однако на практике впечатление осталось иным — украинские представители прибыли на него в статусе радикально настроенных просителей, от которых подающие несколько устали

Интерес Польши к подобным мероприятиям понятен. Во-первых, поляков беспокоят события на их восточной границе и, во-вторых, Польша претендует на звание ключевого европейского «смотрящего» за странами постсоветской Восточной Европы, не вошедшими в ЕС. Поэтому такого рода мероприятия в Польше (наряду с ежегодным форумом в Крынице, который также организует Институт Восточноевропейских исследований — авт.) привлекают весьма представительную тусовку восточно-европейских политиков, также сочувствующих их идеям представителей западноевропейского политико-академического сообщества.

Понятно, что форум с таким составом участников проходил в крайне русофобской атмосфере. Украинские спикеры и их сторонники из числа европейцев рассказывали о необходимости противостоять Путину и бороться с ним до конца. «Никто из нас не хочет войны, Путин тоже ее не хочет. Он хочет только занять Украину, а потом — Латвию и Эстонию без войны. Поэтому он должен получить ясный сигнал, что без войны он Украину не получит», — заявил главный редактор польской «Газета Выборча» Адам Михник.

Польские смотрящие

«Если Путин, который сейчас в тактических целях смягчает свою позицию, увидит, что Запад снова колеблется, например, ему не хватает решимости сохранить наложенные на Россию санкции, то он пойдет дальше и российские войска могут через территорию Украины дойти даже до Приднестровья», — вторил ему профессор Джорджтаунского Университета Филипп Карбер, который на форуме являлся одним из наиболее горячих сторонников представления Украине не просто оружия, а высокотехнологичных его видов.

Тема с оружием вообще была ключевой на мероприятии. Украинские эксперты и сочувствующие им представители Запада всеми силами пытались объяснить необходимость этих поставок. В ход шли различные аргументы: украинская армия защищает всю Европу от Путина, украинской армии нужно перевооружение. Профессор Карбер пошел дальше всех, утверждая о том, что Украину — сторону конфликта — нужно вооружать и делать ее основным гарантом режима прекращения огня. «Организация безопасности и сотрудничества в Европе слишком слаба, слишком слепа и не располагает достаточными средствами, чтобы эффективно следить за соблюдением перемирия», — пояснял он.

Возможно, еще месяц назад их аргументы выглядели бы более весомыми. Однако сегодняшний день у большинства влиятельных европейцев сложилось достаточно конструктивное понимание украинских событий. Да, они до сих пор, конечно, считают Россию агрессором и кукловодом, который дергает за ниточки непризнанные ДНР и ЛНР, и не склонны доверять Владимиру Путину. С этими Москве предстоит еще долго бороться. Однако, с другой стороны, украинские власти сделали все возможное для того, чтобы в Европе их воспринимали как обузу, как сборище радикальных политиков-популистов, которые не только неспособны навести порядок в своей собственной стране, но и делают все возможное для того, чтобы втянуть Европу в конфликт с Россией. Так, британский депутат Джон Уиттингдейл (возглавляющий в парламенте группу депутатов по связям с Украиной), прямым текстом заявил, что а) Украина не станет членом Евросоюза в нынешнем его виде и б) она не получит ни копейки британских денег до того, пока не проведет реформы и не станет серьезно бороться с коррупцией. Другие же западноевропейские депутаты требуют от Киева прекратить любые действия, которые могут подорвать с таким трудом достигнутые минские соглашения.

Польские смотрящие

На первый взгляд удивительно, что такого рода заявления на форуме делали в основном европейцы, а не россияне. Однако, причина этому проста и печальна — в Лодзи из нескольких сотен участников было всего несколько представителей России. Если российскими делегатами не считать, конечно, Илью Яшина или бывшего сотрудника РИСИ Александра Сытина, который призывал вводить санкции против России, организовывать в стране переворот и «трансформировать сознание» россиян. Сами организаторы говорят о том, что регулярно посылают приглашения на свои мероприятия в ту же Госдуму, однако не получают никакого ответа. Предположим депутатам (в том числе и из комитета по международным делам) некогда заниматься публичной дипломатией. Однако на форуме не было даже российского посла, который был обязан, наряду с украинским, выступить с трибуны одной из панелей, посвященной российско-украинским или российско-европейским отношениям. От российского диппредставительства на форуме автор заметил лишь второго секретаря.

Конечно, с житейской точки зрения российских чиновников и дипломатов понять можно — они не хотели выступать в изначально враждебной среде, быть объектом оскорблений или насмешек. Однако все эти неудобства — неотделимый элемент публичной дипломатии, заниматься которой России просто необходимо. Достигнув компромисса и взаимопонимания с исполнительной властью европейских стран, теперь Россия должна попытаться завоевать если не одобрение, то хотя бы понимание российских действий в отношении Украины. А для этого нужно разговаривать с представителями политико-академического сообщества Европы на всех площадках, которые России доступны.

Наконец, такого рода форумы позволяют мониторить общий тон выступления спикеров и отмечать возможные тренды изменений их восприятия действительности. И такие тренды у украинских спикеров были. Так, украинские политологи открыто говорят о неэффективности собственной власти — как исполнительной так и законодательной. Отсюда уже недалеко и до критического осознания украинской внутренней политики, и даже до признания в том, что Путин виноват не во всех бедах, творившихся на Украине. Однако о полном излечении от вируса майдана говорить пока не приходится. Так, украинские делегаты, как и Порошенко, принципиально отказываются признать, что сейчас на Украине идет гражданская война. Значительная часть украинского политико-академического сообщества позиционирует ее как освободительную войну. Другая часть идет дальше, и говорит о ее мировом значении. «Это не украинский конфликт. Это война за ценности — европейские ценности и демократию против автократии Путина», — утверждает бывший министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк. Соответственно, и действия украинских властей вписываются в логику именно такого противостояние: мобилизация населения, борьба до победного конца. Тогда как гражданскую войну нужно решать принципиально иными методами, которые в украинском политикуме абсолютно не  воспринимаются.

Оригинал публикации