«Хромая утка» уже не контролирует, что произносит? Или «маски сброшены»?

Так, мы узнали, что Штаты «выступили посредником в переходе власти на Украине», после чего законно избранный президент Украины Янукович бежал.

А ведь мы так надеялись, что госпожа Нуланд, помощник госсекретаря США, поспешившая за тридевять земель раздавать печенье участникам Майдана, всего лишь желала накормить и обогреть майдановцев, проголодавшихся и уставших из-за того, что жестокие беркутовцы не дают им тихо и мирно митинговать против коррумпированной киевской власти и ненавистных олигархов. А бандеровские стяги и фашистская символика на майдане и вокруг него — это так, детские шалости.

Разочарование или прозрение?

Но всё оказалось гораздо прозаичнее. Вчерашние «ющенковцы» и «тимошенковцы», которых майдан буквально внес в киевские чиновничьи кабинеты, своими первыми же шагами ясно продемонстрировали, чьи интересы они будут отстаивать. Интересы народа в этой иерархии совсем не на первом месте. И олигархи никуда не делись: на смену одним пришли другие, сформировали свои вооруженные структуры, узаконили их и начали отжимать бизнес у конкурентов.

Мы так рассчитывали, что потраченные американцами 5 млрд. долларов, о чем также говорила упомянутая госпожа, только лишь подтверждение стремления помочь молодому украинскому государству справиться с трудностями роста — так сказать, бескорыстно протянутая в трудную минуту рука помощи. А скачущие на площадях юнцы, выкрикивающие: «Кто не скачет, тот москаль, москоляку на гиляку», — это так, болезни роста, эффект толпы, не более.

И не стоит так эмоционально реагировать на факельные шествия и скандирование на улицах украинских городов: «Слава Украине, героям слава». Ну и что с того, что с этими лозунгами убивали тех, кто боролся с гитлеровцами, что под этими лозунгами устраивали еврейские погромы, волынскую резню. Не надо об этом вспоминать, всякий раз намекали нам.

И вдруг такое заявление от самого президента США, которое трудно интерпретировать иначе как признание того, что именно Штаты инициировали Майдан. Так кто же в чьи дела вмешивается?

Разочарование или прозрение?

Другое любопытное заявление господина Обамы было сделано в связи с темой Крыма. «… господин Путин принял это решение относительно Крыма и Украины не потому, что у него имелась некая великая стратегия, а, по сути, потому, что его застали врасплох… С тех пор эта импровизация все дальше заводила Путина в ситуацию, которая представляет собой нарушение международного права, которая нарушает территориальную целостность и суверенитет Украины». Так если у Путина не было стратегии и его решение по Крыму и Украине только импровизация, что же вынудило его идти на подобную импровизацию, создающую проблемы для России?

Может быть, и не было бы никакого Майдана, если бы в желании поскорее евроинтегрировать Киев не были отвергнуты предложения о совместной работе в этом вопросе с Россией?

Может быть, выполни стороны соглашение, подписанное 22 февраля 2014 года, используй стороны-гаранты — Германия, Польша Франция и, как прозвучало теперь, США — все свое влияние, и не было бы этой импровизации?

А если бы та власть, переход к которой обеспечили США, предоставила гарантии для русскоязычного населения (а ведь в самом начале они всего лишь желали того, что декларирует в качестве основных демократических ценностей любая европейская страна: сохранить свой язык, культуру, возможность получения образования на родном языке, региональную экономическую самостоятельность) или хотя бы заявила об этом, вступив в диалог с востоком Украины, а не сделала ставку на подавление всех несогласных с антиконституционным переворотом в Киеве — может быть, Путин и не прибегал бы к подобной импровизации?

Разочарование или прозрение?

Если Россия и Владимир Путин с самого начала были заинтересованы в дезинтеграции Украины, то была бы и соответствующая стратегия. И даже в качестве импровизации можно было сохранить Януковича в Харькове (как законно избранного президента страны), обеспечить его безопасность, переезд туда государственных институтов, ну и далее со всеми остановками. Все это стоило бы гораздо меньшей головной боли для России, в чем вряд ли кто-либо усомнится. Но это, если бы была стратегия на дезинтеграцию Украины.

Россия не может быть неэмоциональной тогда, когда у нее под боком начинают открыто действовать те, кто для достижения своих политических и иных целей опирается на наследие Бандеры и других фашистских прихвостней. И если власти в США и Европе могут на это не реагировать, игнорируя очевидное, то Россия не может. Россия не может не противостоять тем, кто готов, выполняя заказ своих явных и скрытых хозяев, расстреливать города и села из градов и минометов, убивая мирных граждан, детей и стариков, представителей того самого поколения, которое остановило фашизм.

Мы помним о жертвах фашизма. Слишком дорого заплатил наш народ за победу над чумой ХХ века. Поэтому Россия не может и не будет спокойно созерцать, как, буквально по Камю, чума вновь выпускает крыс подыхать на улицах города.

Похоже, что некоторым это непонятно. Или, наоборот, им это хорошо известно, поэтому и стараются переписать столь дорогие для нас в своем величии и трагизме страницы истории. Как это делает уже не в первый раз глава МИД Польши г-н Схетына. Теперь он заявил: почему это Европа мирится с тем, что день победы над фашизмом празднуется в Москве, где война началась, а не в Лондоне или Берлине? Вот так, не много ни мало: в год 70-летия Победы мы узнаем, что война, оказывается, началась в Москве, а не пришла к нам из Берлина.

И с большой вероятностью можно прогнозировать, что подобные исторические «открытия» не последние в юбилейный для Победы год. Черчилевское определение «гиен войны», к сожалению, сохраняет свою актуальность.

Впрочем, почему бы министру страны, которая вплоть до августа 1939 года лелеяла надежду вместе с фашистской Германией поучаствовать в захвате советских территорий, так же как в 1938 году отхватила от отправленной господами Чемберленом и Даладье в пасть Гитлеру Чехословакии Тешинскую область, не прочитывать историю именно таким образом?

Ведь у польского министра прекрасный пример для подражания — президент США, страны, которая на рубеже тысячелетий самым циничным образом нарушала международное право в Югославии, Ираке, Ливии. И, тем не менее, Обама в своем интервью CNN обвиняет Путина в нарушении международного права и территориальной целостности Украины. Но при этом ни слова о праве на самоопределение, зафиксированном в том же международном праве, которым и воспользовались жители Крыма на референдуме, проведенном в соответствии с международными стандартами (что не смогли не отметить и международные наблюдатели), абсолютным большинством голосов проголосовав за вхождение в состав России.

И в заключение своего интервью Барак Обама заявил, что «надо проявлять твердость, защищая своих союзников (хотя говорит об американских интересах — автор) и поддерживая принципы, благодаря которым еще с окончания Второй мировой войны сохранялся мир в Европе».

Интересно, а что бы ответил Обама, спроси его журналист CNN: каким принципам следовали США и их союзники, когда навязывали Дэйтонские соглашения Югославии, а затем сами же их нарушили, а позже, в обход ООН, фактически развязали в Югославии войну? Или это не Европа?

Разочарование или прозрение?

Понятно, что ни Ирак, ни Ливия, ни Сирия в расчет не берутся. Действительно, не Европа. Но как быть с объединенной Германией, вошедшей в НАТО, авиация которой своими бомбардировками поучаствовала в событиях в Югославии? Как быть с продвижением НАТО, ее инфраструктуры на Восток, хотя Варшавский договор был распущен? И продвижение это началось задолго до того, как Россия стала робко заявлять, что вправе рассчитывать на учет ее интересов.

Как быть с односторонним выходом США из договора о ПРО и попытками создания новых позиционных районов ПРО в непосредственной близости от границ России? Как быть с нератификацией рядом новоиспеченных союзников США договора об обычных вооружениях и появлении в центре Европы таких крупнейших военных объектов США, как база Бонстил? Насколько все это помогает поддержанию мира, взаимопонимания и сотрудничества в Европе?

А какова судьба идеи Путина о создании единой Европы от Лиссабона до Владивостока? В год 40-летия заключительного Хельсинского акта, согласимся, все эти сюжеты чрезвычайно актуальны. Логика их развертывания, к сожалению, — повод для разочарования и беспокойства.

Вне всякого сомнения, многое будет зависеть от того, как будет дальше развиваться ситуация на Украине. Россия неоднократно демонстрировала готовность использовать свои возможности для того, чтобы остановить братоубийство на юго-востоке Украины. Неоднократно заявляла о своей приверженности сохранению территориальной целостности Украины, призывая стороны выполнять Минские соглашения.

Но трудно достигнуть реального продвижения к прекращению огня и установлению мира, когда нынешние киевские власти используют достигнутые соглашения для перегруппировки сил и наращивания военной составляющей.

Разочарование или прозрение?

Завершающий свое президентство Барак Обама, бесспорно, войдет в историю США как первый президент — афроамериканец. И одновременно с этим, как президент, чей рейтинг к концу пребывания в Белом доме стал одним из самых низких в современной истории Америки. Он также войдет в историю как обладатель Нобелевской премии мира, которую ему присудили за возможные будущие заслуги. При этом он не только не выполнил данных обещаний, но при нем разразились новые вооруженные конфликты. От развязывания еще одного, грозившего перерасти в полномасштабную войну (в Сирии), его уберег Владимир Путин.

В политике трудно рассчитывать на благодарность. И все же у Обамы есть еще шанс кое-что исправить, оправдав хоть в какой-то степени лавры миротворца, которыми он был увенчан. И этот шанс сегодня связан с Украиной. Это возможность повлиять на тех, кого, как вытекает из собственного признания Обамы, США привели к власти в Киеве, отказаться от применения силы, остановить кровопролитие и гибель невинных людей, начать прямой диалог с ДНР и ЛНР, к чему уже давно настойчиво призывает и Москва.

Это будет свидетельством того, что Нобелевский лауреат Обама не только в своих интервью, но и на деле привержен принципам, нацеленным на поддержание мира в Европе и не только.

Говорят, стрелки «часов судного дня» давно не передвигались так близко к полуночи. Сегодня они показывают — 23.55. Не пора ли остановиться?

Пора прозреть.