Последний раз я была в родном Луганске в августе. Тогда город был почти мертвым, обезлюдевшим, то и дело вздрагивающим от минометных и пушечных выстрелов и залпов «Градов». Теплыми и темными летними ночами Луганск погружался в абсолютную темноту — света здесь не было почти три месяца. Так что местные жители успели привыкнуть к дрожащему свету свечей. Очередь на границе тогда было в одну сторону — к российскому КПП «Донецк».

И вот почти три месяца спустя многокилометровые очереди из машин и автобусов уже выстроились, чтобы въехать в ЛНР — Луганскую Народную Республику. Накануне выборов в главы Республики и депутатов народного Совета ЛНР из Москвы в Луганск уехать было почти невозможно, чтобы проголосовать люди готовы были ехать почти сутки даже стоя. Возвращались с маленькими детьми, с огромными баулами, соскучившись по родным дома и родному городу, прекрасно понимая, что город только-только начинает возвращаться к нормальной жизни — не везде во всех домах есть свет вода, и отопление. А главное — война не прекращается, перемирие то и дело нарушается украинскими войсками.

Назад дороги нет

Все на выборах

Такого ажиотажа, как на выборах 2 ноября в ЛНР я не видела за всю свою жизнь. Все город в плакатах «Приходи на выборы. Будут все свои». День был ветреный, морозный, но люди терпеливо ждали своей очереди, некоторым пришлось стоять по пять-шесть часов. Немощных бабушек и дедушек с палочками и молодых мам с детьми пропускали беспрекословно вперед. Никто не скандалил, понимали — в таких условиях открыть большее количество избирательных участков и обеспечить их безопасность просто невозможно.

— Пусть нам немного осталось, но мы двумя руками за ЛНР, — говорит моя соседка, почти слепая женщина под восемьдесят, которая не покидала город даже во время сильнейших бомбежек. Умирать так дома, — улыбается бабушка. Несмотря на слепоту, она в сопровождении дочери с раннего утра отравилась на избирательный участок.

Примечательно, что именно старики оказались самими верными своему родному городу. Те, которые моложе и посильнее, помогали совсем немощным — носили воду, стояли в очереди за хлебом, делились лекарствами, которых в аптеках практически не было. Многих уговаривали дети уехать хотя бы на время, но большинство оказалось.

— Мы даже не представляли, что в Луганске живет сейчас столько людей, — то и дело слышала я со всех сторон. Мои родители несмотря на преклонный возраст — им под восемьдесят —выстояли больше двух часов.

— С Украиной нам больше не по пути, — говорит моя мама, родившая на Западной Украине, в Хмельницкой области. Ей было всего восемь лет, когда практически на ее глазах бандеровцы сожгли семью ее дальних родственников. Их заподозрили в связях с партизанами. Не пожалели даже двух семилетних близняшек… — Я не хочу жить в государстве, которым правят нацисты, — говорит пожилая женщина.

Назад дороги нет

А в это время украинские СМИ уверенно врали, что жители Луганска и подконтрольных ополченцам территорий идут голосовать под дулами автоматов.

— Это мы-то под дулами автоматов стояли в очереди по пять —шесть часов, — возмущается моя одноклассница, Варвара Федорова, которая пришла на выборы с мужем и восемнадцатилетней дочкой. — Неужели в Киеве не понимают, что мы не хотим жить в государстве, которым правят укрофашисты. Кстати, Варвара все военное лето провело в Луганске, работая в одной из немногих аптек, которые были открыты летом.

Жаль, что журналистов из украинских средств массовой информации на выборах в ЛНР не было — кто-то побоялся, а кто-то прекрасно понимал —правда, Киеву не нужна, может быть, они поверят хотя бы 70 зарубежным наблюдателям, которые приехали следить за ходом выборов. Были тут представители Италии, России, и даже США!. И, между прочим, ни один не заметил нарушений! Работу избирательных участков продлили до десяти вечера, а потом до одиннадцати. И все равно были люди, которые не успели проголосовать. Явка на выборах была свыше 68 процентов, то есть, из более чем одного миллиона избирателей проголосовало 705605 человек. На выборах Главы Республики победил с большим отрывом действующий глава ЛНР Игорь Плотницкий. Он набрал свыше 63 процентов голосов. На втором месте оказался Олег Акимов, председатель Федерации профсоюзов ЛНР.

Назад дороги нет

Назад дороги нет

— Мы готовы терпеть трудности, назад в Украину обратной дороги нет,- таков общий настрой жителей молодой республики. До сих пор не во всех районах города есть свет и вода, не говоря уже об отоплении. Но люди работают, причем пока, что без денег, добираясь, в большинстве своем на работу пешком… Дмитрий Филатов, врач —хирург все три летних месяца жил вместе со своей женой Еленой, операционной медсестрой, прямо в областной больнице, куда везли в основном всех раненных.

— Примечательно, что на одного раненого ополченца приходилось девять мирных жителей, — рассказывает Дмитрий, — кого-то ранило прямо у себя дома, кто-то вышел на улицу за хлебом или водой. Дмитрий спасал всех — и ополченцев, и раненых бойцов Нацгвардии.

— К ним даже охрану ополченцы ставили, чтобы не было самосуда, рассказывает Дмитрий, — а мне как человеку верующему все равно — красный или белый, украинец и русский… Дмитрий не только врач. Он еще и священник. Пять дней в неделю оперирует, а в выходные служит в храме на квартале Мирном возле погранотряда. Самая большая мечта доктора — открыть храм при областном туберкулезном диспансере, куда недавно перешел работать Дмитрий, сейчас он заведует в диспансере отделением.

Назад дороги нет

— Больные с открытой формой туберкулеза заразны, поэтому хотелось, чтобы у них был свой храм, я бы их и лечил, и исповедовал, и причащал… Не один Дмитрий герой, герои и те молодые девушки, медсестры, которые несмотря на смертельную опасность каждый день во время бомбежек через весь город ездили на работу в больницу спасать людей. Герои — дворники, убиравшие улицы после обстрелов, и коммунальщики, которые пытались сразу же восстановить работу городского водоканала и энергоснабжение. И восстановили, хоть и не сразу. Герои те, кто не уехал, не бросил город в трудную минуту.
Примечательно, что даже во время боевых действий почти все лечебные заведения города принимали больных, лекарства туда поступали благодаря российской гуманитарной помощи…

…В Луганске сегодня работают практически все школы, за исключением пяти разрушенных. Средняя школа№2 с 1 октября приступила к занятиям, несмотря на то, что минометным взрывом разрушена одна из стен школы, серьезно пострадали несколько кабинетов на 3 этаже, крыша требует ремонта.

Когда я побывала в этой школе, шли осенние каникулы, в учительской было лишь трое учителей, заполнявших журналы. Татьяна Владимировна Ткаченко, учитель химии, ни на день не уезжала из города, в школе она работает уже более сорока лет, всей душой ей предана.

Оказалось, что именно ее кабинет пострадал во время летнего обстрела.

— Из 400 детей в школе сейчас учится половина, говорит заместитель директора школы по учебно-воспитательной работе Наталья Владимировна Лукашенкова, — Мы начали работать с 1 октября, из-за разрушений на третьем этаже. Своими силами, как могли, привели школу в порядок, часть наших детей ушла в 20-ю школу. Сейчас многие возвращаются. К сожалению, некоторые выпускники, по словам Натальи Владимировны, не возвращаются в Луганск из-за того, что не знают, будет ли признаваться аттестат, выданный в ЛНР.

Назад дороги нет

С радостью восприняли учителя 2-й школы, как и все педагоги ЛНР, переход документооборота на русский язык.

— Душа радуются, когда заполняем журналы на русском языке, пишем календарные планы, — рассказывает завуч. Среди нововведений также переход на пятибалльную систему. В школы города поступили также российские учебники

— Мы ждем их с нетерпением, — говорит Наталья Владимировна. — В нашу школу пока он и не поступили. Многие педагоги, преподававшие украинский язык боялись, что их предмет в ЛНР отменят. Этого не произошло. Украинский наравне с русским языком является государственным языком в республике. Количество часов, отведенных на его изучение, также не изменилось.

— Дети после войны изменились, стали другими, совсем взрослыми, —переводит разговор на другую тему учитель химии, — слава Богу, никто из наших учеников и их семей не пострадал. Смотрю на Данилу из девятого класса. До летних каникул был совсем ребенком. А сейчас видишь перед собой взрослого человека, Не дай Бог, чтобы все это повторилось, — вздыхает женщина.

Как раз когда мы говорим, где-то вдалеке слышны артиллерийские залпы. Война продолжается совсем рядом. 6 ноября жертвами обстрелов украинской армии стадии жители поселка Кировск, среди них была и 11 летняя девочка. В двадцати- тридцати километрах, под Счастьем идет бой. Этот город нельзя оставлять украинским карателям, там находится теплоэлектростанция, дающая электроэнергию всей области. Бойцы из славящего своей жестокостью батальона «Айдар» грозились ее взорвать, оставив без тепла жителей, как украинских территорий, так и тех, кто находится в ЛНР. Им без разницы. Понимая опасность этой ситуации, в ЛНР было решено тянуть линию электропередачи из Краснодона, поэтому когда 7 ноября по приказу из Киева отключили Луганск от Счастьинской электростанции, город не остался без света.

Назад дороги нет

В тот день, когда я уезжала из Луганска, Украинский драматический театр открывал свой новый сезон спектаклем «Еврейское счастье»

— Ходили слухи, что нас закроют, что в ЛНР запретят украинский язык. Слава Богу, это все оказалось выдумкой, — говорит актриса театра Наталья Коваль.

— Каждый говорит на том языке, который считает родным. Ополченцы воют не с языком. а с фашистами.

… У молодого государства очень много проблем — и экономических, и политических, и правовых, но уже сегодня ясно одно — новая республика доказало свое право на существование, право на свой выбор. Будет трудно, люди это понимают, но назад дороги у них нет…