«Рособоронэкспорт» получил приглашение в Сен-Назер, там 14 ноября состоится передача России первого вертолетоносца типа «Мистраль». Об этом сегодня сообщил вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин.

Франции приходится сильно лавировать между давлением Вашингтона и попыткой сохранить хорошие отношения с Россией. Потому что у России и Франции очень много совместных проектов именно в оборонно-промышленной сфере.

Я был в прошлом году на последней Нижнетагильской выставке вооружений (она считается российской), выставка была практически российско-французской, потому что в ней принимали участие порядка 20 французских фирм. Там были представлены совместные проекты. Например, бронеавтомобиль, который вместе с французами делает УВЗ (Уральский вагоностроительный завод, расположенный в Нижнем Тагиле). Кроме того, Франция сотрудничает с Вологодским оптико-механическим заводом, который производит матрицы для приборов ночного видения.

И, конечно, разрыв таких связей с Россией может отразиться на очень многих французских корпорациях, занятых в совместных проектах. Так что кроме давления Вашингтона, Франсуа Олланд испытывает давление со стороны самой Франции. Это и корпоративное, и народное, массовое давление. Вспомните, в Сен-Назере, где строится «Мистраль», весь город во главе с мэром выходил на демонстрацию, когда начались эти проблемы. Потому что в случае разрыва контракта сразу тысячи человек будут уволены. А для небольшого города это страшный удар.

«Мистраль». Олланд выбрал меньшее зло

У президента Олланда, конечно, есть рычаги давления, он может запретить передачу «Мистралей», но как это воспримут его политические противники? Это тоже серьезный момент. Дело идёт к новой избирательной президентской кампании. И Олланду в ней мало что светит. При этом его политические противники делают на его проколах серьезный пиар.

Олланд оказался в ситуации, когда, как бы он ни поступил, всё будет для него плохо. Если он не отдаст «Мистраль», это большие штрафные санкции, испорченная репутация Франции и обрыв совместной деятельности многих французских корпораций с российскими предприятиями. Если он отдаст «Мистрали», то это вызовет недовольство со стороны Вашингтона. И для Олланда в данном случае наименьшее зло — все-таки отдать «Мистраль» России.

Дата 14 ноября называлась уже неделю назад, и 400 наших моряков, которые находятся в Сен-Назере, уже освоили «Мистраль». Россия и Франция уже готовятся к торжественной передаче. Это уже решенный вопрос. Олланд мог остановить этот процесс в последний момент, но для него это было бы огромным проигрышем. Ему легче найти оправдание перед Вашингтоном.