Среди участников акции были бойцы украинских добровольческих батальонов. Боевики скандировали «ОУН-УПА — государственное признание», «Бандера — наш герой», «Комуняку на гілляку», «Геть московських окупантів», «Бандера, Шухевич — герои народа, вони воювали за нашу свободу».

Почему молодежь на Украине проводит такие акции и выдвигает властям подобные требования? Как отреагирует официальный Киев? Своим мнением с нашим изданием поделилась журналист, экономический обозреватель, эксперт «Изборского клуба» Маринэ Восканян.

— Понятно, что Киев не станет на официальном уровне продвигать такие законопроекты и героизировать подобные организации, ведь они общепризнанно являются преступными. Здесь можно отметить, что в свое время Европарламент рассматривал партию «Свобода» как ультранационалистическую. Эта партия давно продвигает такие идеи. Не так давно европейцы откровенно были недовольны, если не сказать шокированы, тем, что на Украине существуют парламентские силы, которые проводят идеи героизации нацистских преступников.

Однако сейчас, когда подобная идеология стала движущей силой украинской революции майдана, на это, как мы видим, в Европе закрывают глаза. Такая «слепота» вызывает, естественно, крайнее возмущение у россиян и у нормальных украинцев.

Украинские национал-экстремисты не получат весомой поддержки

Если подобные веяния действительно найдут официальные признания, если будет героизирована деятельность ОУН-УПА, то киевские власти окажут себе очень плохую услугу. Потому что они дадут серьезный козырь тем, кто борется за правду. Уже можно будет показать на Киев тем же европейцам и сказать, что это уже совсем безумие, это слишком радикальные вещи, такое поддерживать нельзя.

Поэтому понятно, что вряд ли тот же Порошенко и те, кто хочет удержаться на Украине у власти, будут усиленно педалировать эту тему. С другой стороны, вопрос — смогут ли они удержать этого джина в бутылке. Потому что эти идеи уже активно распространены среди определенной части украинской молодежи. Более того, эти идеи уже воплощены на практике, потому что люди, которые их разделяют, уже держат в руках оружие. Они уже участвовали в боевых действиях. Данные идеи для таких людей — уже не просто абстракция. Люди уже защищали их, держа оружие. Это уже боевая идеология.

Соответственно, в перспективе может сложиться такая ситуация, что эти радикализированные группы будут пытаться продавить свою политику, в то время как нынешнему украинскому истеблишменту (и тому же Порошенко) это не нужно. А вот что получится в итоге, здесь сценарии могут быть разными.

Если мы представим себе, что радикальные группы возьмут верх, что именно их партии и ставленники будут в дальнейшем руководить Украиной, то это только превратит страну на глазах у всего мира в дикое варварское государство. И это никак не будет способствовать мечтам о мировом или европейском признании.

Поэтому, с моей точки зрения, нынешнее украинское руководство будет пытаться сдвинуть национал-экстремистов со сцены. Удастся ли это — большой вопрос.

Украинские национал-экстремисты не получат весомой поддержки

А что касается самой популярности данной идеологии среди украинской молодежи, здесь надо отметить, что идеи национализма (даже когда они пропагандируются в каком-то умеренном виде) — это в любом случае очень опасно, потому что они легко переходят в фазу радикализации.

На Украине действительно идет, что называется, националистическая промывка мозгов. Это мы видим из того, чем занимается их телевидение, что написано в их школьных учебниках и так далее.

Здесь остается только надеяться на то, что когда люди на Украине увидят последствия, то они испытают «жесткое похмелье». Я думаю, оно будет вполне сравнимо с тем, какое было в Германии после войны. Когда люди поняли, что идеология, которую они защищали, ничего кроме трагедии и горя их стране не принесла. Я думаю, что в итоге Украину ждет именно такая судьба. Вопрос, сколько времени это займет. И сколько еще страданий это принесет людям как на Украине, так и в России. И вообще всем, кто сегодня, так или иначе, страдает из-за этого украинского конфликта.