Член совета по правам человека при президенте РФ Максим Шевченко, приехавший на территорию Новороссии с целью гуманитарного мониторинга, рассказал нашей редакции о текущей обстановке на Юго-Востоке. Российский журналист сейчас находится в Донецке, где буквально два дня назад чуть не погиб под очередным обстрелом украинских силовиков.

«Скажу сразу, никакого перемирия не было с самого начала, это была просто уловка, которую киевская власть использует, чтобы перегруппировать войска и пополнить их несчастными новобранцами, которых они гонят на убой», — сразу же заявил Шевченко на вопрос о том, что сейчас происходит в городе. По его словам, только 15 сентября в одном из жилых районов Донецка погибли около 20 гражданских лиц, причём двое из них умерли прямо на его глазах.

Максим Шевченко: Только за один день «перемирия» в Донецкой области погибли 40 мирных жителей

Однако западные СМИ продолжают закрывать глаза на столь вопиющее нарушение перемирия. «Я стал свидетелем абсолютно террористических действий со стороны Киева. Поразительно, но когда я смотрел западные СМИ, например, Евроньюс позавчера, когда в Донецкой области погибли 40 человек, Евроньюс ни слова об этом не сказал», — говорит журналист. — Такое ощущение, что они просто не видят убийства людей, граждан Украины, между прочим, массового убийства, которое происходит каждый день по приказу Киева».

Зато вместо освещения этой трагедии западные коллеги решили пустить в эфир трогательные сцены прощания добровольцев скандально известного батальона «Азов» с гарными дивчинами в вышиванках.

Российский журналист подчеркнул, что то, что происходит на Донбассе, не укладывается в голове. «Из Москвы это так не видно, кажется, что это какие-то перестрелки, какие-то конфликтные бои. Конечно, есть бои, но, во-первых, ополченцев из армии ДНР в четыре-пять раз меньше, у них гораздо меньше вооружения всех видов. И по гражданским объектам стреляют именно киевская армия, потому что для ДНР — это их семьи, их жены, дети, отцы и матери. Люди в основном воюют на своей земле. Поэтому, конечно же, тому, что я тут наблюдаю, нет ни объяснения, ни морального оправдания. Это чистое преступление киевской власти».

При этом украинская армия, вернее, «киевская», (тут же поправился Шевченко, поскольку он считает, что не нужно связывать эти позорные злодеяния с именем Украины), применяет против жилых кварталов такое вооружение, которое обычно используют лишь в сложных военных операциях.

«Киевская армия себя ничем не сдерживает — они швыряют Точки-У — это баллистические ракеты под 450 килограммов, оставляющие воронки в десятки метров глубиной. Такая ракета целый квартал сносит с лица земли. И они эти ракеты просто кидают одну за одной. И это тоже не укладывается в голове — эти ракеты применяются для разрушения командных центров, пусковых шахт, а здесь — против кого применяет их киевская власть? Для этого типа войны это неконвенционный вид оружия», — возмущён репортёр. Пока ополченцы ничего не могут поделать с этой батареей, засевшей в донецком аэропорту, где украинские миномёты защищают бетонные перекрытия — у ДНР просто нет оружия, способного пробить эти стены.

Единственная сфера, где можно почувствовать наступление так называемого «перемирия» — это обмен пленными. Шевченко лично присутствовал при одном из таких обменов в районе Константиновки, где обменяли в общей сложности около 140 человек. Он рассказал о небольшом эпизоде, иллюстрирующем отношение украинских офицеров к происходящему.

Максим Шевченко: Только за один день «перемирия» в Донецкой области погибли 40 мирных жителей

«Во время обмена пленными со стороны украинской армии там был офицер в маске, такой весь круто экипированный. Он, по всей видимости, из Харькова, говорит по-русски, как и все остальные, по рации в том числе по-русски переговариваются. Я говорю: «Капитан, а что вы тут делаете?» Он отвечает: «Я защищаю Конституцию». — «Конституция предписывает вести обстрелы из 120-мм миномётов жилых кварталов миллионного города?» — продолжаю задавать вопросы. Возникла пауза, потом он говорит: «Я не миномётчик, я не знаю». И это вот такая позиция. Этот офицер наверняка многое понимает, но военные люди, к сожалению, так устроены — он считает, что приказ, отданный ему — это главное. Но рано или поздно придётся отвечать за всё это».

За время своей гуманитарной миссии Член совета по правам человека при президенте РФ успел встретиться с новым главой ДНР Александром Захарченко. По словам Шевченко, донецкий лидер произвёл на него впечатление человека, уважаемого среди местных.

«Мне кажется, это очень адекватный руководитель, который выстраивает хорошую систему организации, дисциплины и порядка. На территории Донецка отряды полиции достаточно жёстко пресекают случаи бандитизма и другие правонарушения. Захарченко произвёл на меня достаточно сильное впечатление как человек, который является признанным лидером среди многих людей — как командиров отрядов, так и обычных жителей. Он храбрый солдат, был ранен неоднократно. Может быть, ему надо учиться каким-то политическим делам — он никогда этому не учился…».

В целом, Максим Шевченко считает,  что минские договорённости в Донбассе восприняли очень плохо. Прежде всего, возмущение людей вызвало выделение в соглашении отдельных областей Юго-Востока.

Максим Шевченко: Только за один день «перемирия» в Донецкой области погибли 40 мирных жителей

«Люди говорят, что даже если убрать аббревиатуру ДНР, мы сражаемся за Донбасс, за его свободу, не за какие-то отдельные районы. Что, пусть Донецк будет наш, а в Славянске они (украинская армия — ред.) будут? Многие люди приехали оттуда, из городов, которые находятся под контролем киевской власти. Люди считают, что это оккупированные территории, которые ждут освобождения», — рассказывает журналист.

Более того, никто не воспринимает эти соглашения как мирные, поскольку фактически никакого прекращения огня не было с самого первого дня так называемого перемирия. Об этом не говорят на официальном уровне, но многие простые жители Донбасса считают минские соглашения уcтупкой Москвы, продавленной в угоду Порошенко и киевской власти.

«Люди уверены, что статус республик должен дать им гарантии политической безопасности на будущее. Я не встречал человека, который сражается за ДНР и который бы имел иную позицию», — заключает участник гуманитарной миссии.

Беседовала Елизавета Клушина.