Денис Селезнев:

«Сейчас по негласной статистике воюет порядка 20-30% личного состава, находящегося в АТО. Из оставшихся треть занята полезными делами в тылу, а остальные или тупо отказники, или «ногинатерли», «танчиковнет», «кухнюнеподвезли», «кофенепопили» (есть и такие).

А знаете, что самое страшное? Когда штаб планирует операцию, он рассчитывает на энное количество живой силы.

Есть 1000 человек, вот их и считают. И считают, что 1000 человек пехоты может зачистить населённый пункт. А по факту их 200. А задачу ставят на 1000. А врага в том месте 400. Против тысячи — это ничто, а против двухсот? Это засада. И они её выполняют. Эти 200 несут потери, но выполняют.

Откровения украинца относительно состояния ВСУ

Потому, что остальные в это время отказываются выполнять «преступный приказ». Они теперь будут в лучшем случае на внутренних блоках. В худшем — сидят в лагерях и тупо прожирают бюджетные деньги. Им платят зарплаты. Отпустить их не могут. Уволить тоже.

Я первый раз, увидев лагерь в мирной области, офигел — там техники куча! Рабочей. Той, которой нет на передовой. Но они — отказники. Они сказали: «Мы там не будем воевать. Когда к нам придут, тогда будем».

Где-то прокуратура заводит дела на отказников, но это — фигня. Они считают, что лучше получить год условно, но остаться живым.

Я, откровенно говоря, не понимаю: зачем кормить эту ораву дармоедов? Зачем их вообще призывать, если они подставят в самый тяжёлый момент? Зачем потом им будут платить пенсии, и они будут трясти корочками участника? Отпустить их к черту по домам! Пусть каждый заплатит «отступного». А на эти средства одеть и экипировать добровольцев, которые будут воевать и выполнять приказы!».

Источник публикации