Принцип «если тебя ударили по одной щеке — подставь вторую» в политике не работает. Здесь принято отвечать ударом на удар, в противном случае ты просто покажешь свою слабость. Потому у России не было иного выхода, кроме как ответить на санкции Запада и действия Украины. Обсуждать можно лишь направления мер воздействия и степень жёсткости действий российского руководства.

Первые санкции в отношении России «родились» ещё в марте. РФ не отвечала Европе, Северной Америке, Австралии и Японии более четырёх месяцев. Но после того как на нее попытались (прямо или косвенно) свалить вину за падение в Донбассе малайзийского «Боинга», пошли на «секторальные» меры воздействия и ударили по нашему дешёвому авиаперевозчику «Добролёту», терпеть было невозможно. Этого бы не понял ни собственный народ, ни другие члены международного сообщества.

В итоге руководство России остановилось на том, чтобы запретить ввоз в Россию сельскохозяйственной и рыбной продукции из стран Евросоюза, США, Канады, Австралии и Норвегии. Помимо прочего, украинским авиакомпаниям запретили летать через наше небо в страны Закавказья и Турцию. Немного ранее в России ограничили ввоз молочных продуктов с Украины. Усложнился и процесс «растаможки» товаров из Грузии и Молдавии, подписавших (как и Украина) ассоциацию с ЕС.

«Можно было бы и пожёстче»

Под запрет попала плодоовощная продукция, молоко и молочные продукты, рыба и морепродукты, мясо, хлебобулочные изделия. Но могли бы и шире развернуться. Если же приглядеться к российским ответным мерам пристальнее — станет понятно, что они не такие уж жёсткие. Так, по-прежнему из стран Запада к нам будут ввозить детское питание, алкоголь, макароны, крупы, консервы, деликатесы, зерновые. Латышские шпроты и итальянские спагетти, немецкое и чешское пиво, французские вино и фуа-гра никуда не денутся.

Шум поднялся немалый. Действительно, редко кто в современном мире позволяет себе наносить ответные удары силам «объединённого» Запада. Кроме того, запрет пришёлся на крайне неудобное для европейских и североамериканских поставщиков продовольствия время. Сейчас как раз пришло время собирать урожай, перерабатывать улов и расфасовывать мясо, чтобы осенью отправить их в Россию. В другое время года могли бы ещё где-то рынок сбыта поискать. А тут особо ничего не найдёшь — контракты расписаны на годы вперёд.

Отвечать было надо — спору нет. И Западу, который за последние 25 лет (а местами даже и с брежневским СССР) привык на нас давить и угрожать. И Украине, впавшей в раж на тему «москаляку на гиляку». И Грузии с Молдавией, тоже не стесняющимся обвинять во всех своих бедах Россию — пусть и не столь агрессивно, как в предыдущие годы. Любое уважающее себя государство не должно терпеть давление. И если мы хотим, чтобы с нами считались хотя бы наши партнёры по БРИКС — мы обязаны отвечать.

Весь вопрос состоит в соразмерности принятых Россией мер, и здесь есть, о чём рассуждать. У нас в стране что, яблоки и сливы не растут? Для коров пастбищ нет? Выхода к морю мы не имеем? Понятно, что в тот же Калининград очень удобно возить польские яблоки и литовский сыр. Властям Ленинградской области просто отдать производство хлеба и молока на откуп финской фирме «Valio». А в Мурманск легко привезти рыбу из Норвегии. Да и до Москвы не так далеко и полякам, и прибалтам, и скандинавам. И даже до Казани.

«Можно было бы и пожёстче»

Но тем-то и отличается сильное государство, что оно защищает своего сельхозпроизводителя. Не надо далеко ходить за примерами. Даже США даёт массу субсидий своим фермерам — а ведь у американцев роль государства в экономике мала. Что уж говорить о Германии, Франции, Голландии или Швеции. Производство голландского сыра, французского вина или молока в Финляндии дотируется из казны более чем наполовину. А как норвежцы борются за каждую партию трески, что гоняются за нашими траулерами и заставляют их всё сгружать у себя в Тромсё?

У нас же государство мало что делало для защиты своего производителя. Да, свои фрукты и овощи есть, но всё больше свежего урожая — летом и осенью, ранней зимой. Когда же дело доходит до февраля, то тут торговые сети приноровились закупать практически всё за границей. Особенно удобно было везти товар из Европы — относительно недалеко, качество неплохое. К «ножкам Буша» мы привыкли ещё в голодные 1990-е, и хотя своей курятины завались, привычка осталась. И к канадскому зерну привычка осталась, и к австралийской баранине.

На пути крестьянского товара на прилавок стояли бесконечные перекупщики, и государство им мало мешало. История овощебазы в московском районе Бирюлёво, кажется, на всю страну прогремела. Но в нашем случае, кроме бандитов из России или стран СНГ, попаданию отечественного молока или слив на прилавок мешали ещё пресловутые нормы ВТО. А они, как известно, ставят в более выгодное положение представителей более развитых стран Запада. И нам приходилось утираться.

Пойдя на санкции, противоречащие всем правилам свободной торговли и перемещения товаров, услуг, капиталов, Запад сам дал нам на руки козыри, и грех было ими не воспользоваться. Пора повернуться лицом и к своим коллективным хозяйствам, и к фермерам-частникам. Пора что-то делать с тем, что у нас тысячи гектаров чернозёма поросли бурьяном и чертополохом. Или у нас свиней держать негде? Им места не хватает? Хватает. Просто не надо своего производителя душить поборами и закрывать выход на рынок.

Будут ли трудности при отказе от импортной продукции? Будут, конечно. И цены после Нового года наверняка вырастут. Каналы поставок из Европы и Северной Америки давно отлажены, а тут новые искать надо. Крестьянину ещё место надо найти, где излишки урожая складировать. На тех же овощебазах надо порядок навести, чтобы было, где держать продукцию, привезённую из Краснодарского края или Липецкой области. Чтобы такие склады по хранению рыбы работали в Мурманске, а не в норвежских Киркенесе и Тромсё.

«Можно было бы и пожёстче»

При умелой постановке дела в первый год будет рост цен, зато потом они пойдут вниз. Ну не может отечественное мясо птицы стоить дороже американского. Его сколько везти надо из-за океана, сколько химикатов в него для перевозки накачали? В идеале лучше потреблять не просто отечественную продукцию, а продукцию из своего или соседних регионов. Просто её проще довезти, её не надо пичкать всякого рода консервантами.

По долгу службы автору этих строк часто приходится бывать в Чехии и Австрии. Там делают очень вкусные колбасы, ветчины, паштеты. Там белый хлеб, в отличие от нашего в Москве, не пичкают разрыхлителями. О качестве чешского и австрийского пива можно и не говорить. Только вот когда все эти продукты попадают на московский прилавок, вкус у них уже не совсем тот. Понятно всё: самое лучшее себе оставляют, а на экспорт добавляют консерванты и прочие вещи, чтобы при перевозке не протухло.

Конечно, не всё у нас благополучно. Овощами и большей частью фруктов мы в состоянии обеспечить себя сами, мясом птицы — тоже. С говядиной дело обстоит хуже, со свининой — ещё хуже. Рыбная отрасль в сравнении с норвежской у нас и вовсе находится в полном упадке, а цитрусовые у нас не растут в силу климатических особенностей. В данном случае нужны годы, чтобы всё наладить, без импорта не обойдёшься.

Но откуда ввозить? Из стран, которые проводят в отношении нас недружественную, а то и враждебную политику? Понятно, что такая зависимость опасна. Да и просто с экономической точки зрения лучше иметь нескольких поставщиков. Часть ввезём из Европы, часть — из Китая, часть — из Южной Америки. Из США и Канады мы можем не ввозить вообще ничего. Они не производят никакой еды, которую бы не делали другие.

А теперь — о подходе к разным странам. В Греции уже всеми путями пытаются добиться снятия ограничений. А почему мы не пойти эллинам навстречу? Греция и Кипр все последние годы занимают по международным вопросам благожелательную по отношению к России позицию. Их товар можно пустить. Для Словакии и Испании запреты несколько сократить, для Чехии, Австрии и Франции — оставить всё, как есть сейчас. А для Польши, Прибалтики, Швеции и Великобритании за особую русофобскую ретивость надо бы ещё что-то пожёстче придумать.

«Можно было бы и пожёстче»

Говоря о Европе, можно бы добавить запреты их дешёвых перевозчиков, раз они взялись бороться с «Добролётом». И, пожалуй, остановиться. Запрет транссибирских перелётов обернётся для нас тем, что мы не сможем летать в ту же Латинскую Америку. Территорию ЕС нам никак в этом случае не облететь. Да и прибыль мы с транссибирских перелётов имеем. А вот латышские шпроты, эстонскую сметану и польские яблоки можно бы ещё обложить запретами. И «Икею» обложить, пока на смену Карлу Бильдту в Швеции не придёт другой глава МИДа.

В случае с США и Канадой можно пойти и дальше. Транзитные полёты над нашей территорией можно бы и запретить — в том случае, конечно, если они их осуществляют. А перекрыть транзит из Афганистана через базу в Ульяновске? А наложить запрет на финансирование американцами и канадцами издания книг на исторические и политические темы? А перекрыть кислород американским рейтинговым агентствам и не работать с ними? Поле для манёвра здесь есть, специалисты наверняка придумают что-то ещё.

Грузии и Молдавии пора дать понять, что за ассоциацию с ЕС надо платить, а за антироссийские выходки — платить ещё дороже. А для Западной и Центральной Украины можно бы полностью перекрыть экспорт в Россию. На гиляку говорите, на ножи москалей надо? Ну и получите. Запрет на транзит для украинских компаний можно бы и полным сделать — достаточно на год. В следующий раз подумают, каким героям — слава, а каким — сала. Кстати, а почему Японии и Швейцарии не досталось? Они тоже против нас меры вводили…

«Можно было бы и пожёстче»

И пора задуматься о том, по каким отраслям у нас действительно сложилась критическая зависимость от импорта с Запада. Лекарства, медицинское оборудование, мобильные телефоны, компьютеры, гражданское станкостроение, производство гражданских самолётов — здесь у нас положение аховое. Выздоровление данных отраслей, а то и создание их с нуля должно превратиться в национальный проект. Это не «ножки Буша» — без лекарств и мобильников с Запада мы действительно не обойдёмся, и здесь у нас пока руки связаны.

Пока же мы ответили, как смогли. Можно было бы и пожёстче, но на первый раз достаточно. В конце концов, другие меры воздействия можно бы и придержать. Санкции дали нам шанс сократить зависимость от импорта, наладить собственное производство. Надо им пользоваться, пока есть время. В противном случае мы окажемся тем слабаком, которого могут бить даже страны Прибалтики.

Оригинал статьи