Чтобы убедиться в этом, необходимо просто посмотреть на украинский конфликт с позиции российско-американского противостояния в сложной геополитической игре.

После того как Янукович отказался подписать Соглашение об ассоциации с ЕС и взял стратегический курс на сближение с Россией, в Киеве, благодаря западному финансированию и заранее подготовленной «революционной пехоте», был организован «Майдан». Это был ответный ход США и его ближайших союзников. После длительного политического противостояния с элементами силового конфликта, «Майдан» перерос в государственный переворот, позволивший Соединённым Штатам взять государственную власть Украины под свой непосредственный контроль. Это позволило американцам остановить российско-украинское экономическое и политическое сближение, а также сделать появление военных американских баз у западных границ РФ и в Крыму неизбежностью.

Принуждение к войне

С учётом данной угрозы, Москва сделала ответный ход — помогла крымчанам, путём блокирования на полуострове украинской армии, быстро и без кровопролития вернуться в состав Российской Федерации. В итоге Крым стал примером для всего Юго-Востока, который взорвался массовыми акциями протеста против майданного государственного переворота. Перед Киевом возникла реальная угроза повторения крымского сценария в масштабах большинства южных и восточных областей.

Так победа «Майдана» привела к потере Украиной Крыма и угрозе потери всего Юго-Востока, что фактически превратило эту победу в поражение. Соединённые Штаты стремились взять под свой контроль Украину, а вместо этого они взяли под контроль поступательно разваливающуюся страну, которая в самом ближайшем будущем может исчезнуть с политической карты мира в силу финансово-экономических, социальных, политических и военных причин.

Таким образом, для американцев их геополитическая победа на «Майдане» начала медленно превращаться в тактическую неудачу с перспективой стратегического поражения.

Принуждение к войне

В создавшихся условиях Вашингтон руками Киева сделал ряд ответных ходов. Главной их целью стала эскалация политического противостояния на Юго-Востоке до уровня прямого вооружённого конфликта с последующим втягиванием в него России. Похоже, что в Белом доме решили использовать гибнущую Украину в своих геополитических интересах, рассматривая её как антироссийский «кумулятивный геополитический снаряд». По стратегическим расчётам Вашингтона, гибель Украины должна нанести России максимальный политический, финансово-экономический и военный ущерб. В идеале, ценой своей гибели Украина должна дестабилизировать и даже уничтожить Российскую Федерацию.

Именно с этой целью в Одессе было организованно массовое, демонстративное убийство мирных граждан с подробным описанием всех его ужасов в СМИ и Интернете. Очевидно, расчёт делался на то, что Москва не сможет остаться в стороне и в ответ на эту кровавую провокацию введёт свои войска на юг Украины, после чего начнётся прямой вооружённый российско-украинский конфликт, а Вашингтон в свою очередь обвинит Россию в агрессии против суверенного государства.

Принуждение к войне

Однако этого не произошло. Москва не отреагировала вводом войск на одесскую бойню. Вместо этого Луганская и Донецкая области провозгласили создание суверенных республик, ликвидировав на своих территориях украинскую власть. Чтобы процесс становления новых государственных образований не был задушен Киевом в зародыше, Россия развернула вблизи украинской границы широкомасштабные военные учения. Страх перед возможным вторжением российской армии парализовал Киев, и вожди «Майдана» лишь беспомощно взирали на донецко-луганские референдумы о независимости.

Судя по всему, придя в себя после очередной неудачи, в Вашингтоне приняли решение уничтожить ЛНР и ДНР путём военной операции с использованием всех имеющихся у Украины сил и средств. Причём изначально ставка была сделана на демонстративное применение против мятежных территорий тяжёлых вооружений, с последующими масштабными разрушениям и массовой гибелью мирного населения. Очевидно, по мнению американских аналитиков, это должно было спровоцировать Россию на военное вмешательство в набирающий обороты конфликт.

В итоге, украинская армия начала бомбить и обстреливать тяжёлой артиллерией донбасские города, а Запад и его СМИ делать вид, что на Украине идёт не широкомасштабная война с массовым уничтожением мирного населения, а «антитеррористическая операция».

Принуждение к войне

Несмотря на это, Москва продолжила воздерживаться от военного вмешательства в набирающий силу вооружённый конфликт, оказывая восставшему региону только гуманитарную поддержку, а также позволяя выезжать в зону боевых действий российским добровольцам, желающим сражаться на стороне ЛНР и ДНР.

После того, как военная операция Киева на Донбассе не принесла победы и зашла в глухой тупик, а перспективы российского вмешательства потускнели, судя по всему, в Вашингтоне было принято решение организовать террористическую акцию с уничтожением малазийского Боинга. Очевидно, по задуму организаторов этой провокации, данное жертвоприношение европейских граждан должно было принудить Европу к резким действиям в отношении России, ущерб от которых сделал бы бессмысленным российское военное невмешательство в вооруженный конфликт.

По сути, принуждение Европы к жёстким финансово-экономическим санкциям и демонстративные антироссийские демарши европейских стран, ставящие их отношения с Россией на грань «холодной войны», ведут к обессмысливанию российской позиции невмешательства в вооружённый конфликт на Украине.

Принуждение к войне

Тем не менее, даже продавливание американцами санкций ЕС в отношении России, которые грозят ей многомиллиардными убытками и потерей доступа к западным технологиям, не заставили Москву непосредственно вмешаться в конфликт.

Российское руководство продолжает выжидать. Можно предположить, что оно не утратило надежды на то, что ему удастся избежать изоляции со стороны объединённого под предводительством США Запада и прямого столкновения с ним.

Может ли сейчас Россия уклониться от прямого столкновения с Западом на территории Украины?

Наверное — да. Но главный вопрос не в этом. Главный вопрос в том, какую цену заплатит Россия за своё невмешательство?

Военное удушение ЛНР и ДНР станет стратегическим поражением РФ и, прежде всего, его нынешнего политического руководства. Во-первых, Москва утратит последний рычаг воздействия на украинский ярко выраженный русофобский режим, во-вторых, потеряет свой авторитет в мире, в-третьих, «сдав Донбасс», стремительно лишится поддержки значительного количества российских граждан и, наконец, в-четвёртых, получит мощную и непримиримую патриотическую оппозицию, опирающуюся на широкие народные массы. Народ России никогда не поймёт почему Москва бросила на растерзание фашистам их русских братьев.

Принуждение к войне

Кроме того, разгром донбасских республик ещё не означает, что американцы утратят возможность принуждения России к войне.

Во-первых, между Украиной и Молдовой остаётся анклав в виде Приднестровской республики, на территории которой находится военная база РФ. В случае падения Донбасса, США руками Украины и Молдовы неизбежно нанесут удар по ПМР. Это очевидно.

А во-вторых, даже если Москва сдаст Приднестровье и тихо выведет свои войска с его территории, у Вашингтона ещё остаётся Крым, от претензий на который Украина никогда не откажется. А это означает, что какие бы уступки не делала Россия, как бы она не пыталась умиротворить Запад, в окончательном итоге неизбежно встанет вопрос Крыма. В сложившейся геополитической ситуации Вашингтон пойдёт на добивание Москвы, а это означает неизбежность украинско-российской войны за полуостров. Сдача же Крыма лишит всяких перспектив не только нынешнее российское руководство, но и Россию как таковую.

Объективные факты говорят о том, что в сложившейся ситуации Россия уже не имеет возможности уклониться от прямого вмешательства в вооружённый конфликт на Украине без сдачи своих геополитических позиций и внутренней дестабилизации. Сейчас, затягивая время и пытаясь избежать прямого столкновения с США и его союзниками путём подковёрных игр, она лишь теряет возможность использовать свои преимущества и нанести удар в выгодный для себя момент.

Принуждение к войне

При этом, прямое вмешательство России в вооружённый конфликт на Украине, не предполагает обязательный ввод на Донбасс российской армии. Хотя и не исключает этого. Как показывает донбасская война, подобный шаг возможен, но необязателен.

Для России прямым вмешательством в вооружённый конфликт может стать официальная поддержка, прежде всего необходимыми вооружениями, Донецкой и Луганской республик. Если Россия станет для Донбасса тылом, шансов задушить восставший регион силой у Киева не будет даже при широкомасштабной поддержке Запада. Более того, в случае широкомасштабной поддержки Россией ЛНР и ДНР, военный поход ополченческой армии на Киев, а потом и на Львов становится неизбежностью. Ведь на самом деле борьба сейчас идёт не за Донбасс, и даже не за Украину, а за будущее самой России.

У России уже нет выбора. Она либо выиграет у Запада битву за Украину, либо навсегда уйдёт с исторической арены, так как данный проигрыш запустит цепную реакцию деструктивных процессов внутри России вплоть до её дезинтеграции.