Украине нанесли удар в спину — в самый тяжкий момент, когда она грудью прикрывает Европу от угрожающей с востока орды. Это сделал президент Хорватии Зоран Миланович, который покусился на все сакральные мифы украинской националистической мифологии — начиная с Евромайдана и заканчивая «безальтернативным евроатлантическим выбором».  

«Украине не место в НАТО. Когда Украина сменила власть, тогда это было движение, которое не было демократическим, было переворотом, во время которого было убито пятьдесят человек. История была такова: Украина идет на запад, ничего не спрашивая у России, в Евросоюзе ее ждут молочные реки и кисельные берега. Украина по-прежнему остается одной из наиболее коррумпированных стран, ЕС ничего Украине не дал.

Андрей Манчук: кто он
Андрей Манчук: кто он
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Андрей Манчук

Я смотрю заявления, в которых НАТО увеличивает свое присутствие, присылает какие-то разведывательные корабли. Мы тут ни при чем, гарантирую это. Хорватия не пошлет войска, ни одного хорватского солдата… Мы не только не будем отправлять военных, но, если произойдет эскалация, отзовем всех до последнего хорватского военного. Это не связано ни с Украиной, ни с Россией, это связано с динамикой американской внутренней политики, Джо Байдена и его администрации, которых я поддержал, единственный в Европе… но в вопросах международной безопасности вижу опасное поведение», — заявил хорватский лидер во время посещения завода «Kraš», когда его просили прокомментировать усиление военной напряженности в Восточной Европе.

По сути, Миланович всего лишь назвал вещи своими именами. Однако это вызвало в Киеве грандиозный скандал. Хорватского посла тут же вызвали в украинский МИД, требуя объяснений и извинений, а президента Хорватии оперативно внесли на сайт «Миротворец» — за то, что он якобы занимается распространением «кремлевской пропаганды», участвовал «в кремлевских информационных спецоперациях», а также «поддерживал и оправдывал российскую агрессию против Украины». 

Языковая политика: Балканы дают урок Украине
Языковая политика: Балканы дают урок Украине
© nation-news.ru

Высказывания хорватского политика являются особенно болезненными для украинского политического истеблишмента — потому что Хорватия рассматривается в Киеве как образец успешного решения проблемы неподконтрольных территорий Донбасса. Не секрет, что в Украине активно призывают к повторению операции «Буря», которая была проведена в 1995 году — когда хорватская армия, действовавшая при активной поддержке НАТО, зачистила территорию непризнанной республики Сербская Краина. Несмотря на то, что в результате этого наступления погибли тысячи мирных жителей, а сотни тысяч сербов бежали из родных городов и сел.

Военные конфликты девяностых годов резко усилили влияние радикальных хорватских националистов. Они провозглашали себя наследниками усташей — нацистских коллаборантов, которые несут ответственность за массовое уничтожение сербов, цыган и евреев. Хорватские ультраправые «добровольцы» получили большое политическое влияние, а их преступления в основном остаются безнаказанными — из-за специфической позиции Брюсселя и Вашингтона, которые предпочитают обвинять в балканских конфликтах сербское руководство.

С началом конфликта на Донбассе туда сразу же направились хорватские комбатанты, которые участвовали в войне в составе батальона «Азов» и других националистических вооруженных формирований. А в октябре 2017 года, накануне футбольного матча между хорватской и украинской сборной, по улицам Киева прошел совместный нацистский марш, где скандировали кричалку «сербов на вербы!», — геноцидный лозунг военных преступников-усташей. «На Крещатике столько хорватов, что на вербах начали распускаться сербы!», — пошутил тогда по этому поводу националистический блогер Юрий Гудименко.

Заявления Зорана Милановича подрывают трогательное единение между Украиной и Хорватией, которую когда-то называли «самым националистическим государством Европы». За последнее время в этом балканском государстве произошли определенные изменения, которые ставят такую репутацию под сомнение — что и доказали слова хорватского президента, который представляет левоцентристскую коалицию Кукурику и Социал-демократическую партию — фактическую наследницу бывшего Союза коммунистов Хорватии.

Социал-демократам Милановича приходится бороться с влиятельным правоконсервативным премьер-министром Андреем Пленковичем, который, напротив, позиционирует себя в качестве большого друга украинских патриотов, и опирается на поддержку радикальных националистов. Однако хорватские левые политики представлены на самых высших эшелонах государственной власти, и заметно укрепили свою популярность — что само по себе немыслимо для постмайдановской Украины.

Хорватия уже не та, что была в девяностых. Мы убедились в этом, проехав по различным регионам этой страны в начале коронавирусной пандемии. Даже в Загребе, где в фанатских магазинах местного клуба «Динамо» открыто продают нацистскую символику усташей, можно видеть уцелевшие памятники времен социалистической Югославии, которые не позволили уничтожить местным ультраправым вандалам.

А в мемориальном комплексе на месте страшного лагеря смерти Ясеновац открыто рассказывают о преступлениях усташеских палачей, которые убили в этом месте сотни тысяч людей. Хотя вы вряд ли сможете представить себе современный украинский музей, где открыто говорят о преступлениях ОУН и УПА — не пытаясь оправдать их высшими интересами борьбы за нацию и державу.

Упомянутый фашистский лозунг «Srbe na vrbe!» официально запрещен хорватским законодательством — как разжигающий ненависть призыв, напоминающий о массовом уничтожении сербского, ромского и еврейского населения. В то время как в Украине массово используются людоедские националистические слоганы, которыми не брезгуют даже статусные политики.

Ситуация с защитой прав сербского языка вообще может привести украинских патриотов в состояние шока. Ведь в Хорватии действует специальный закон о языках и алфавитах национальных меньшинств, который предусматривает их обязательное официальное использование в муниципалитетах, где проживает не менее трети представителей того или иного меньшинства.

Во многих городах и селах, включая столичный Загреб, работают сербские школы, а в населенных сербами муниципалитетах висят сербские вывески на кириллице — несмотря на то, что это вызывает настоящие бунты хорватских националистических «активистов», которые приходится подавлять полицейским.

Названия улиц и муниципальных учреждений дублируются в этих муниципалитетах на кириллическом сербском. Причем, такое можно видеть не только на территориях ликвидированной Сербской Краины, но даже в западном регионе Лика — на границе Хорватии и Словении, где тоже проживает большая община сербов.  

Такая культурно-языковая политика, которую проводят в жизнь все те же левоцентристы, наталкивается на множество проблем, и встречает серьезное сопротивление в националистических кругах. Однако она серьезно противоречит постмайдановской политике дискриминации русского языка, охватившей всю территорию Украины — включая те области, где на нем разговаривает абсолютное большинство местного населения. 

Разделённый Кипр: уроки замороженного конфликта
Разделённый Кипр: уроки замороженного конфликта
© AP, Petros Karadjias / Перейти в фотобанк
 

Заявления Зорана Милановича прозвучали не на пустом месте. Они отражают динамику изменений в хорватском обществе, где проходит процесс постепенной демократизации, которая несовместима с идеологией этнического национализма и ревизионистскими попытками пересмотреть результаты Второй мировой войны.

Конечно, ситуация остается сложной, и хорватские ультрас по-прежнему устраивают провокационные нападения на представителей сербского меньшинства. Однако Хорватия уже не является «самым правым государством нашего времени», как ее называли во времена балканской войны. Это малопочетное звание гораздо больше подходит нынешней Украине, где наблюдаются обратные общественно-политические тенденции.

Оуновцев — местную версию усташей — официально прославляют на государственном уровне, а критиков Евромайдана и НАТО заносят в базу ультраправого «Миротворца» — где теперь оказался и сам президент Миланович.

Так что Страну Достоинства иронично называют «самым коричневым пятном на карте Европы».