Верховная Рада переименовала город Владимир-Волынский, теперь он называется кратко — Владимир. Конечно, это поясняется насущными задачами борьбы с наследием оккупации. Потому что приставку «Волынский» добавили в 1795 году, после очередного раздела Польши — когда историческая область Волынь вошла в состав Российской империи.

Переименование было сделано из соображений бюрократического свойства — чтобы отличать волынский Владимир от Владимира на реке Клязьме. Но с тех пор минуло более двухсот лет, выросло много поколений, так что название Владимир-Волынский название давно стало общепризнанным, историческим и привычным.

Город не стали переименовывать даже после распада империи, когда он вошел в состав воссозданного польского государства. Возможно, в силу того, что приставка «Волынский» являлась совершенно аполитичной, указывала на географическое расположение населенного пункта, и не несла в себе никаких раздражителей. А новая советская власть, которая впервые пришла на Волынь в 1939 году, тоже не посчитала нужным менять топоним на свой идеологический лад.

Но все изменилось после Евромайдана, когда в стране развернули беспощадную войну с неправильными вражескими топонимами. Украинский парламент переименовал сотни городов и сел, проспектов и улиц. Однако «коммунистические» названия быстро кончились, а власти плотно подсели на иглу шовинистического пиара — и постепенно принялись переименовывать все подряд. 

Дебогданизация Украины
Дебогданизация Украины
© РИА Новости, И. Кропивницкий / Перейти в фотобанк

Несколько лет назад Верховная Рада укоротила название Переяслава-Хмельницкого, убрав из него приставку, которую добавили в 1943-м — то есть, после освобождения города от нацистов. По мнению националистов, никакого освобождения тогда не произошло, а избавившись от слова «Хмельницкий» Украина окончательно порвала с наследием Переяславкой Рады, когда украинский гетман заключил политический союз с Москвой.

Недавно украинский парламент изменил топоним поселка Новгородское, расположенного в прифронтовой зоне Донецкой области. Ему вернули прежнее название Нью-Йорк, что вызвало восторги в американском посольстве, но совершенно не воодушевили местное население. Жители Новгородского писали обращения и даже протестовали против переименования в ходе протестных акций. Но мнение простонародья, как всегда, волновало декоммунизаторов меньше всего на свете.

А затем настал черед Владимира-Волынского. Инициатором переименования города стал местный мэр, который занялся этим по совершенно очевидным причинам.

Западноукраинский Владимир не мог похвастаться особенными достижениями в развитии инфраструктуры, а его жители в основном выживали за счет заработков в соседней Польше или контрабандной торговли контрафактными сигаретами. Коммунальное хозяйство заброшено, бушует ковидная пандемия, а впереди суровый зимний сезон. В этих условиях отцам города понадобилась громкая «перемога» — и они решили срочно изменить его название, которое последний раз меняли при царице Екатерине.

Горожане — за исключением патриотического актива — отнеслось к этой затее с иронией, или демонстрировали к ней враждебное отношение. Просто потому, что во Владимире-Волынском хватает насущных социальных проблем, которые совершенно не заботят чиновников — а смена названия влечет за собой никому не нужные хлопоты с переоформлением документов. Да и в других украинских регионах тоже не понимают, за что была репрессирована невинная приставка «Волынский».

Однако патриотические комментаторы встретили эту инициативу с восторгом. Они пишут, что украинский Владимир — это неповторимый оригинал, а Владимир-на-Клязьме — построенная угро-финнами копия. Хотя гидронимы российского Владимира — Почайна, Лыбедь, (и)Рпень — напоминают о том, что его строили когда-то переселенцы из Киева, а его уникальные архитектурные памятники являются объектами Всемирного наследия ЮНЕСКО и известны далеко за пределами постсоветских стран.

Конечно, нет смысла сравнивать Владимир с Владимиром, пытаясь меряться друг с другом датой основания и названием. Конкуренция между двумя древними городами нелепа и совершенно никому не нужна — потому что каждый из них имеет свой уникальный неповторимый облик, собственную, богатую и самодостаточную историю. А укороченное название Владимира на Волыни не добавит в нее никаких славных страниц, сохранившись в качестве примера коллективного патриотического психоза.

Просто Владимир. Почему в Украине продолжается переименование городов

Однако это безумие полностью в духе времени, и переименования в Украине неизбежно продолжатся. К примеру, в Стране Достоинства предлагают декоммунизировать советское название областного центра Хмельницкий — вернув ему прежнее название Проскуров. А патриотическая общественность подготовила по этому поводу оформленную в виде доноса петицию, напирая на то, что нынешний топоним представляет собой тяжелое наследие старого режима.

«16 января 1954 года произошло неоднозначное для нашего города событие — руководствуясь советским подходом к нашему прошлому, указом Президиума Верховного Совета УССР, «в ознаменование исторического события — 300-летия воссоединения Украины с Россией и отмечая заслуги перед украинским и российским народами видного государственного деятеля и полководца Богдана Хмельницкого» город Проскуров переименовали в Хмельницкий.

Учитывая трагические события последних лет в нашем государстве и агрессивную деструктивную роль, которую играет в них Россия, а также руководствуюсь государственными доктринами декоммунизации и деколонизации, предлагаю поддержать предложение вернуть городу Хмельницкий историческое название «Проскуров», — написал автор этого документа, полностью выдержанного в духе времени. 

Увольнение Вятровича: диалектика зрады и перемоги
Увольнение Вятровича: диалектика зрады и перемоги
© Facebook, Український інститут національної пам'яті / Перейти в фотобанк

Проблема лишь в том, что название Проскуров будет напоминать о кровавом Проскуровском погроме — массовом убийстве еврейского населения, которое совершили в 1919 году петлюровские войска.

Хотя это скорее вызовет гордость у декоммунизаторов-юдофобов.