Недавно я съездил на КПП «Джанкой» (севернее одноименного города), и остался крайне удивлён увиденным. Я давно уже не ездил в сторону северной части Крыма и, откровенно говоря, шокирован состоянием трассы Симферополь-Джанкой — не предполагал, что существует дорога, которая состоит из одних заплат, и тянется это рубище на десятки километров.

Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Ладно: допустим, нет задачи произвести хорошее впечатление на украинских туристов, но ведь по ней каждый день ездят тысячи крымчан — город Джанкой один из крупных населённых пунктов полуострова!

Но дело в украинских гостях тоже. Мы тратим много сил и ресурсов, чтобы рассказать о реальных достижениях Крыма, однако видимые глазом свершения начинаются лишь за несколько километров до Симферополя. Новейший аэропорт, высотный корпус больницы им. Семашко, «Таврида» и далее везде — по идеальной дороге.

Но до этого энтузиазм подрастеряет и самый оптимистичный человек, если у него не вылетят от чудовищной тряски зубы или не пойдут камни из почек. А ведь данное направление обслуживает автотуристов из восточной, русскоязычной Украины, то есть настроенных наиболее лояльно. Кроме того, на станцию Новоалексеевка приходят поезда из остальных регионов Украины, откуда множество людей продолжают свой путь на полуостров. Да, их пока не много, но ведь и пандемия не вечна.

«На танке»: Угольников сделал громкое заявление про Крым
«На танке»: Угольников сделал громкое заявление про Крым
© РИА Новости, Екатерина Чеснокова / Перейти в фотобанк

Стоянка для автомобилей возле КПП «Джанкой» (а на ней паркуются десятки легковушек, микроавтобусов, грузовой транспорт) являет собой грязную грунтовую площадку с огромными рытвинами; отхожее место (туалетом это назвать нельзя) являет собой насквозь дырявую будку, вокруг антисанитария, мусор на обочинах, ни скамеек, ни навесов. В общем, чудесная находка для пропагандиста из какого-нибудь «Крым-реалии» в стиле «как плохо стало при России».

Но отдельно взятый сортир не есть забота российского государства, и даже не проблема пограничной службы. Это вопрос местных властей, охотно хвастающими достижениями федерального центра в его грандиозных инфраструктурных свершениях, однако не могущих обустроить маленький, но принципиально важный участок территории. Возможно, чиновники боятся даже приблизиться к чужой границе, стремясь избежать обвинений в «нелояльности», шпионаже и желании сбежать на другую сторону?

И если обустройство ста километров до Джанкоя требует немалых средств и времени (хотя это давно надо было сделать), то что мешает обустроить и привести в порядок территорию вокруг российского КПП «Чонгар»? Только одно — нерадивость и наплевательское отношение по принципу «и так сойдёт».

Не сойдёт: въезд в свое государство надо содержать в чистоте и порядке, потому что это дело тоже государственное.