В конкуренции за право оказаться на «правильной стороне истории» Черногория в очередной раз пошла в наступление на Сербию. 

Еще лет пятнадцать назад подобная фраза звучала бы дикостью: сербов и черногорцев связывают многовековое единство и родство, после распада СФР Югославии Сербия и Черногория до 2003 года входили в состав одного государства — Союзной Республики Югославия. 

После провозглашения независимости, правда, Черногория взялась проводить антисербскую политику. Со временем такой курс вылился в откровенную сербофобию и постоянные нападки на Белград, Сербию, сербов, на все, что связывает и роднит их и черногорцев.

Лидер оппозиции Черногории считает ошибкой санкции Запада против России
Лидер оппозиции Черногории считает ошибкой санкции Запада против России
© РИА Новости, Варвара Гертье / Перейти в фотобанк

Новый раунд черногорско-сербского исторического спора разгорелся накануне 1 декабря — годовщины провозглашения в 1918 году Королевства сербов, хорватов, словенцев, с 1929 года получившего название Королевство Югославия, а с 1945 года ставшего сначала Федеративной Народной, а затем Социалистической Федеративной Республикой Югославия, в состав которой входили и Сербия, и Черногория. 

До 1918 года Черногория существовала в статусе самостоятельного суверенного государства. Принято было считать, что объединение всех сербов и югославян в одном государстве — момент позитивный, означающий движение вперед для всех его участников, включая черногорцев. 

Теперь же некоторые из наследников той интеграции стараются откреститься от него, представив как нечто вредное и ужасное.

Сначала на такой путь встали Словения и Хорватия. Теперь по нему пошла и Черногория. Два года назад, тоже в канун 1 декабря, Скупщина этой страны приняла резолюцию, осудив решение черногорской Скупщины от 1918 года и отменив его. 

Мотивация была стандартной для постсоветских стран, пляшущих под чужую дудку и плюющих сегодня в СССР и Россию, и стран Западных Балкан, тоже пляшущих и тоже плюющих, но только в Югославию и Сербию: утрата суверенитета, «оккупация» территории, лишение трона короля Николы Петровича и ликвидация черногорской правящей династии. 

Исходя из такой трактовки, то, что произошло сто лет назад, оказалось для Черногории сплошным злом и бедой. Ничего общего с исторической правдой эта оценка не имеет, зато она хорошо укладывается в политику черногорской власти, в угоду США стремящейся раз и навсегда порвать с Сербией. 

«Оккупировала Крым»: сербская журналистка попала на «Миротворец» вслед за Кустурицей
«Оккупировала Крым»: сербская журналистка попала на «Миротворец» вслед за Кустурицей
© РИА Новости Украина

Когда посол Сербии в Черногории Владимир Божович в канун годовщины создания Королевства СХС назвал решение Скупщины Черногории в 1918 году об объединении с Сербией «освобождением» и выражением «свободной воли» черногорского народа, МИД Черногории оперативно, поздним вечером пятницы, объявил его персоной нон грата. 

Прикрыв свой вопиющий произвол и откровенную глупость ссылкой на Венскую конвенцию, регламентирующую дипломатические привилегии и иммунитет. 

Европа же, как-никак. Всё по-европейски.

Гневные комментарии по поводу этого решения с самого раннего утра субботы посыпались как из рога изобилия, хотя комментировать тут особо нечего. 

История прозрачна, как слеза ребенка: досиживающее последние дни при власти правительство Черногории решило насолить новым министрам, идущим ему на смену, устроив грубую, пошлую провокацию. Тем не менее один из комментариев приведу. 

Он принадлежит выдающемуся сербскому поэту, академику Матии Бечковичу, черногорцу. Пусть читатель не удивляется, что поэт он — сербский, а сам черногорец, хоть и живущий много лет в Белграде. Исторически сложилось так, что черногорцы имеют двойную идентичность. 

Классик сербской и черногорской литературы Петр Петрович ІІ Негош в середине ХІХ века сформулировал эту особенность очень точно: «Я — черногорец, и я — серб». Эту традицию продолжает и Бечкович.  

«Думаю, что потомки участников Великой Подгорицкой скупщины (имеется в виду та, что приняла в 1918 году решение об объединении с Сербией. — Ред.) должны были бы подать иски в суд на государство Черногория за клевету в адрес их предков, — сказал поэт-академик. — Мне бы хотелось, чтобы вы (это он обращается к журналисту, который брал у него интервью. — Ред.) опубликовали список делегатов Подгорицкой скупщины и провели опрос, есть ли у них потомки, и спросили, как эти потомки терпят то, что уже многие годы на их предков клевещут, а ведь речь идет об очень известных личностях и о самых уважаемых черногорских родах, прославивших Черногорию»

Уже на следующий день такой список был опубликован. 

«20 лет наживаются». Глава МИД Сербии объяснил, почему продолжается война в Карабахе
«20 лет наживаются». Глава МИД Сербии объяснил, почему продолжается война в Карабахе
© РИА Новости, Виталий Белоусов / Перейти в фотобанк

Ответ Белграда, естественно, не заставил себя ждать. Не прошло и нескольких часов, как решение о высылке посла Черногории в Сербии было принято и МИД Сербии. 

Конфликт, таким образом, стал набирать обороты, что вполне отвечало замыслу провокаторов из черногорского МИД. Там и в Офисе президента Черногории Мило Джукановича, играющего ведущую роль в нагнетании напряженности в отношениях с Сербией, уже, думаю, потирали руки, однако тут вдруг развитие событий пошло по иному сценарию. 

Тот из читателей, кто предположит, что уладить конфликт помогла Европа, с которой активно сотрудничают и Подгорица, и Белград, будет разочарован. Из Брюсселя отреагировали на скандал, однако призыв к обеим сторонам «уважать добрососедские отношения», дополненный оценкой, что «и Сербия, и Черногория показывают хороший прогресс на пути евроинтеграции», прозвучал вполне в духе призыва кота Леопольда к дразнящим его мышкам «жить дружно». 

Остудить пыл инициатора конфликта Европа не решилась.

Зато его — конфликта — дальнейшее развитие остановил президент Сербии Александр Вучич. Несмотря на нерабочий воскресный день, он пригласил к себе премьера и министра иностранных дел и предложил им пересмотреть решение правительства о высылке посла Черногории в ответ на недружественные действия черногорского МИД. 

«Понимаю и поддерживаю ваше решение, оно соответствует Венской конвенции и международным договорам, — сказал Вучич. — Нам, однако, конвенции важны, но жизнь и наша дружба с Черногорией важнее»

В ответ на просьбу главы государства МИД Сербии уже спустя несколько часов в одностороннем порядке отозвал свое решение об объявлении посла Черногории в Сербии персоной нон грата. 

Представители нового большинства в Скупщине Черногории, которое уже завершило формирование нового состава правительства страны, заявили, что, как только этот состав приступит к работе (это произойдет на этой неделе), скандальное решение о высылке сербского посла будет отменено.

Что общего у «ползучей оккупации» Сербии и «ползучей капитуляции» Украины
Что общего у «ползучей оккупации» Сербии и «ползучей капитуляции» Украины
© РИА Новости, Варвара Гертье / Перейти в фотобанк
Инцидент, вроде бы, исчерпан. Однако осадок, понятное дело, остался. 

Для восстановления хотя бы относительно добрососедских отношений между Сербией и Черногорией, к налаживанию которых на словах призывает ЕС, еще далеко. 

Черногорская провокация наглядно показала, что в Подгорице при власти остаются силы, настроенные на эскалацию конфликтности в отношениях с Белградом. Сами по себе, без поддержки кого-то сильного и влиятельного на мировой арене, они вряд ли вели бы себя столь агрессивно и вызывающе. А такая поддержка имеет место. 

Режим Джукановича пользуется покровительством США и активно продвигает американские интересы на Балканах. С приходом в Белый дом Джо Байдена антисербская составляющая этих интересов может опять усилиться и активизироваться. 

Не потому ли решили проявить инициативу в черногорском МИД?