26 октября станет очень важным и показательным днем для Белоруссии. И дело не только в том, что в этот день начнется объявленная оппозицией бессрочная забастовка.

А в том, что западные спонсоры и архитекторы белорусского протеста (который уже превратился из стихийной акции недовольных злоупотреблениями Александра Лукашенко на выборах в управляемый извне процесс трансформации общества Белоруссии) попытаются преподать Минску мастер-класс по социальному инжинирингу.

Минску, ну и немножечко Москве.

Андрей Суздальцев: Белорусские протесты уходят в подполье
Андрей Суздальцев: Белорусские протесты уходят в подполье
© Владимир Трефилов

На первый взгляд может показаться, что белорусские протесты сдулись. Да, десятки тысяч человек каждые выходные дефилируют по улицам Минска, параллельно играя в прятки, салки и догонялки с силовиками, однако эти дефиле и игры выглядят как какое-то проявление бессмысленного мазохизма.

Президент Александр Лукашенко не просто уверен в своих силах и перспективах правления, но и регулярно демонстрирует эту уверенность через свойственное ему пренебрежение к слабым.

Например, отказывается от какого-либо учета мнения протестующих и всячески затягивает начало процесса конституционной реформы (которую адекватные люди в Минске и в Москве рассматривают как способ вывода Белоруссии из политического тупика, в который страну загнали страхи и амбиции Лукашенко).

Сама же Светлана Тихановская (или, как ее иногда называют, Хуанита — своего рода аналогия с Хуаном Гуайдо, которого Запад признал истинным главой Венесуэлы) разъезжает по европейским столицам и проводит встречи с тамошними лидерами.

Однако на второй взгляд становится очевидным, что за всеми этими действиями кроется очень интересная технология.

Управляющие белорусским протестом люди не стремятся к реализации киргизского варианта (когда митингующие банально сметают власть) — все прекрасно понимают, что белорусские силовики не перейдут на «сторону народа» и будут до конца поддерживать действующих власть. А куда им деваться, если они связаны с ней кровью после садистских избиений задержанных в ходе первых дней протеста?

Понимают управляющие и то, что у протеста пока нет организованных возможностей для того, чтобы устраивать массовые штурмы правительственных зданий и структур. Поэтому сейчас делается ставка на создание оппозиционной субкультуры, позиционирование ее как «модной» для молодежи.

На формирование у протестующего населения и сочувствующих им людей (а таких в Белоруссии миллионы) чувства сопричастности к некоему большому проекту, нацеленному на победу в обозримом будущем и имеющему все возможности для этой победы. На гражданские формы протеста и флешмобы, которые администрации Лукашенко с ее топорными методами работы будет очень сложно пресекать.

Алексей Дзермант: На массовых акциях в это воскресенье могли быть теракты
Алексей Дзермант: На массовых акциях в это воскресенье могли быть теракты
© Facebook, Алексей Дзермант

Взять хотя бы ту же самую забастовку. Хуанита (которую за эти месяцы кураторы смогли научить хотя бы нормально разговаривать и не стесняться камеры) призвала людей к абсолютно законной и несиловой акции. По сути к простому бойкоту государства и его институтов — бойкоту, в котором может поучаствовать даже безработный житель страны и школьник.

«Не приходите на работу и учебу с 26 октября — это тоже забастовка. Выходите на марши — это тоже забастовка. Закройте свои заведения и офисы — это тоже забастовка. Перестаньте пользоваться и сотрудничать с государственными услугами и сервисами — это тоже забастовка. Снимите все деньги со счетов банков — это тоже забастовка. Не молчите», — заявила она.

В этой забастовке совмещается приятное с полезным. Людям попросту предлагают не работать и не корячиться и называют это «общественно-полезным делом». Причем главный минус от такой забастовки — риск увольнения и потери денежных средств — обещают компенсировать.

Тихановская уверяет, что все, кто потеряет из-за забастовки доход, могут рассчитывать на выплаты специального фонда. Не только «в случае нашей победы», но и прямо сейчас.

Это обещание, конечно, требует наличия у оппозиции какого-то количества денег, и, судя по всему, эти деньги есть (речь идет о десятках миллионов долларов, что является сравнительно небольшой суммой). В то же время оно не только стимулирует людей не ходить на работу, но и станет прекрасной ловушкой для власти.

Лукашенко жизненно заинтересован в провале забастовки, ведь в случае успеха она не только взбодрит оппозицию, но и обрушит национальную экономику, сделав Лукашенко еще более зависимым от Кремля. Метод «дубинки и водомета» тут не сработает, массовые увольнения бессмысленны, поскольку уволенные просто получат компенсации с Запада.

Деньги для диктатуры креаклиата. Почему обещания Тихановской невыполнимы
Деньги для диктатуры креаклиата. Почему обещания Тихановской невыполнимы
© Sputnik | Перейти в фотобанк
Поэтому белорусские спецслужбы постараются не допустить транзакций этих компенсаций на счета простых белорусов. Станут замораживать счета, ужесточат банковский контроль.

Но эти действия вызовут еще большую сопричастность оппозиции, ненависть к власти, а также станут прекрасным оправданием для спонсоров Тихановской в том случае, если в их кошельках будут заканчиваться средства.

Именно поэтому Лукашенко и его команде нужно, пока еще не поздно, переходить к более гибкой стратегии подавления белорусских протестов. Ну или учиться ее проводить у тех, кто умеет этим заниматься.