Осенью 2019 года Зе-команде для проведения в будущем саммита в «нормандском формате» в Париже, в котором Зе был крайне заинтересован, пришлось пойти на подписание «формулы Штайнмайера». Это вызвало всплеск негодования и серию акций протестов патриотов, приведших еще не вошедшую в новую для себя роль власти группу товарищей в сильное замешательство. В качестве одного из отвлекающих технологических маневров тогда был использован вброс в информационное пространство слуха о некоей «формуле Зеленского». Она, дескать, должна вот-вот появиться, расставив все для всех по своим местам. Такой ход призван был отвлечь внимание общества от «формулы Штайнмайера», переключив публичную дискуссию на другую тему. В какой-то мере этот замысел удался. Радикалы на улицах пошумели, пошумели, да и стихли. Спикеры от оппозиции в блогах и эфирах покричали, покричали, да и успокоились. 

После Минского мира
После Минского мира
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

Саммит в Париже состоялся, а обещанная «формула Зеленского», пусть даже в варианте для внутреннего пользования, в каком ее, по всей видимости, и предполагали запустить в оборот президентские технологи, так и не появилась. Жизнь пошла своим чередом, выдвинув на повестку дня новые вызовы и темы. Не прошло и двух-трех недель после саммита, как о новой фишке просто забыли. Сделать это было нетрудно по той простой причине, что о разработке оной формулы никто в Офисе президента и Министерстве иностранных дел даже не думал. Говорили о ней для красного словца. Словцо вылетело да и полетело себе, как говорят в Украине, «ген за обрій». Ловить его никому в Киеве и в голову не пришло.

Камней и камешков преткновения за годы неисполнения Минских соглашений накопилось предостаточно. Едва ли не главнейший из них — это вопрос о последовательности шагов в связке "выборы в ЛДНР — передача Киеву контроля над украинско-российской границей". В Комплексе мер по исполнению Минских соглашений, принятом в феврале 2015 года, предусмотрено, что сначала проходят выборы, а затем стартует процесс передачи контроля над границами, начинающийся на следующий день после голосования и завершающийся после «всеобъемлющего политического урегулирования». В январе 2016-го Петр Порошенко придумал хитрую уловку, предложив поставить вопросы безопасности перед вопросами политическими. Берлин и Париж его поддержали, и мирный процесс забуксовал.

Процесс же военный, наоборот, как шел, так и продолжил идти, несмотря на смену главнокомандующего Вооруженных сил Украины. «Зеленые» в Киеве и на местах, радуясь власти и пользуясь ею, развлекаются изобретением новых форматов, формул и прочих фишек для «плебса», в Донбассе, как и все последние шесть лет, стреляют, убивают, разрушают. Острота проблемы прекращения огня, установления мира и перехода к урегулированию возрастает с каждым днем.

Минские переговоры: заменить ястребов на сторонников мира
Минские переговоры: заменить ястребов на сторонников мира
© Facebook,

Пока официальный Киев по унаследованной от Порошенко привычке и по логике, продиктованной своим интересом, продолжает хитрить и увиливать, кивая на Россию и забалтывая тему мира, ее решили, отряхнув от нафталина, ввести в фокус общественной дискуссии представители гражданского общества. Причем именно в части самого сильного фактора сдерживания, не позволяющего сдвинуться с места и двинуться вперед.

Андрей Портнов, прочно закрепивший за собой роль важнейшего ньюсмейкера в политико-правовой сфере Украины, в эфире одного из телеканалов предложил вариант возобновления мирного процесса. Своего рода ключ к двери «Минска», способный позволить распахнуть ее едва ли не настежь, открыв дорогу к форсированному достижению мира. Вариант простой и, на первый взгляд, эффективный. Речь идет о проведении выборов в местные органы власти в ОРДЛО в режиме электронного голосования, причем, безотлагательно — уже 25 октября текущего года, то есть, в сроки, определенные законодательством и называвшиеся еще недавно Зеленским.

План Портнова предусматривает урегулирование практически всех спорных моментов, не позволяющих перевести разговоры о выборах в Донбассе в плоскость практических действий без выхода за «красные линии» со стороны Киева. Первый пункт — принятие Радой закона об электронном голосовании в Донбассе. Электронная форма обеспечивает организацию и проведение выборов по украинскому законодательству, как это и предписано "Минском". Благодаря ей оказывается возможным решить главные проблемы,  обойдя подводные камни, о которые раз за разом не без удовольствия спотыкается Киев. Если выборы идут в электронном формате, значит, снимается мотив «под дулами автоматов», который так полюбился в качестве отмазки украинской власти. Кроме того, появляется прекрасная возможность для обеспечения визуальной картинки присутствия в ходе голосования украинской государственной символики. «Дистанционно-электронно» в избирательной кампании смогут принять участие украинские партии и персоны, а вести и контролировать ее будет исключительно Центральная избирательная комиссия Украины.

Вернуть мир Донбассу
Вернуть мир Донбассу
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк

Украина с пеной у рта требует форсированно вернуть ей контроль над границей. Забывая, естественно, о том, что в соответствии с "Минском" передача контроля представляет собой не одномоментное действие, а процесс. Так вот, на следующий же день после дня голосования этот процесс может быть начат! Это ли не главная цель, преследуемая Киевом?

Итак, Портнов предложил план: закон об электронном формате выборов — выборы — старт процесса передачи контроля над границей — разблокирование мирного процесса. И, предложив, призвал к его широкому обсуждению с целью усовершенствования и уточнения.

И что же? И ничего! За несколько дней, минувших после выступления Портнова, в Киеве говорят и спорят о чем угодно, только не о новой инициативе, способной придать импульс мирному процессу в Донбассе. Обсуждаются непристойные разговоры с элементами то грязного сексизма, то сегрегации представителей фракции и партии «Слуга народа», очередные судебные заседания по уголовным делам патриотов и прочее, и прочее. До мира в Донбассе руки не доходят. Хозяин, видно, не велит.