Так и явление народу нового министра культуры Александра Ткаченко вызывает больше вопросов, нежели надежд: журналист и генпродюсер телеканала «1+1» запятнан множеством русофобских, если не сказать каннибальских заявлений. Например, ещё недавно требовал, если эпидемия коронавируса на Украине выйдет из-под контроля, ни в коем случае не принимать гуманитарную помощь от России. «Если ситуация станет критической и РФ предложит помощь больницам, то принятие этой помощи де-факто будет означать, что мы считаем войну прекращенной», — настаивал господин Ткаченко и, таким образом, был готов принести в жертву своим галлюцинациям жизни тысяч украинцев.

Мовный омбудсман: оштрафуем даже кружки для детей
Мовный омбудсман: оштрафуем даже кружки для детей
© скриншот "Николаевские Известия" | Перейти в фотобанк

Вообще всё, что связано с постмайданной культурой, несёт густой шлейф русофобии и ненависти к нормальным людям. Вот, например, Аркадий Бабченко в день юбилея Иосифа Бродского внезапно обрушился на лауреата Нобелевской премии, который не угодил ему своим стихотворением «На независимость Украины». Помните: 

«…С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!

Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса».

«Неа. Не будут. Помирали — с вами воевали и помирали — и хрипели "брехню Тараса", а не великие строчки вашего е*** Александр Сергеевича», — пишет Аркадий Бабченко. Уж ему-то, лежавшему в луже свиной крови, изображая собственное убийство, виднее, что он себе бормотал. Александр Сергеевич находится на той ступени высшего признания, когда сам выбирает, кому нравиться. 

Но сбежавший из Украины Бабченко не унимается и рассказывает своим читателям, какой небывалый расцвет испытывает сегодня украинская культура: «Гигантский скачок возрождения национальной памяти и культуры. Во всем. В кино. В поэзии. В театре. А главное, в восстановлении уничтоженного, истоптанного прошлого. И имперским поэтам места уже нет. Идите к черту. Со всеми своими поэтами. Стихами. Бродскими. Пушкиными. Достоевскими. Нупогодями. Машами и медведями. Со всей своей е*** имперской культурой».

Бабченко — обычный дурак, который не понимает, что вместе с «империей» из Украины неуклонно уходит цивилизация — и не только с утраченными высокими технологиями, но и культурой. Культура требует огромных вложений не только в неё, но и в системное воспитание думающего читателя, квалифицированного зрителя, тонкого ценителя. Примитивизм свидомого новодела как раз и есть умственный уровень Бабченко, вместе с его отвратительной лексикой, трусостью, глупостью. 

Антон Дробович против святого Георгия
Антон Дробович против святого Георгия
© Белый Кофе

Он и подобные ему борются с настоящей культурой, поскольку на ее фоне их собственное ничтожество смотрится просто убийственно — и тогда начинается шельмование, квотирование, цензура. Дело доходит до анекдота, до самострела.

Так, издательство «Наш формат» и его директор Владислав Кириченко потребовали от украинских интернет-магазинов убрать из продажи книги на русском языке. А когда те не ответили, издательство попросило убрать свои собственные книги из продажи этих магазинов. И, представьте, никто даже не охнул: борьба за немногочисленного читателя не может учитывать идиотизм каждого взбрыкнувшего. Однако тиражи украинских книг продолжают падать — и не только потому, что становится меньше читателей. Читатель больших городов, в основной своей массе, русскоязычный образованный человек — втюхать Ларису Ницой ему можно только один раз.

Впрочем, Лариса Ницой не сдаётся и пытается объяснить, почему ницой-вирши пользуются меньшим успехом, нежели Пушкин и Бродский. Оказывается, все беды от инородцев. «Или их прислали на работу, или они пришли на нашу землю нас убивать и захватывать наши земли», — сообщает своим поклонникам госпожа Ницой. «Эти пришлые люди/зайды/работники/колонизаторы/захватчики поселились здесь, родили потомков, и их потомки тоже говорят: "Наша родная речь — русская"… Пришлые люди/зайды и травмированные украинцы объединились и воюют против украинского языка. Вместо того, чтобы подчиниться общему правилу, в Украине — украинский язык — они диктуют украинцам условия, вылезают украинцам на голову, навязывают свои правила», — заявляет светоч украинской литературы.

Для большей иллюстративности страданий второй имперской нации в «империи» иная писательница, Оксана Забужко, опубликовала фото якобы депортации украинцев и снабдила его подписью: «Это же не транспорт в Аушвиц собирают — это наших земляков из родного дома на Сибирь и Колыму сгоняют… Малороссам — "мызамирцам", с платной агентурой включительно, стоило бы это фото увеличить и повесить себе на стену на видном месте: чтобы хоть изредка представляли себя, в случае прихода "мышебратьев", вот этими, что на перроне — с котомками на Читу и Красноярск». Однако на фотографии изображено как раз прибытие поезда с венгерскими евреями в лагерь смерти Аушвиц (большая подборка этих трагических документов эпохи выставлена на сайте Яд-Вашем).

Украинская интеллигенция в борьбе против сограждан. Плюс дебилизация всей страны...
Украинская интеллигенция в борьбе против сограждан. Плюс дебилизация всей страны...
© Стрингер

То есть так называемый классик украинской литературы не брезгует откровенными фальсификациями, выдавая свидетельства Холокоста за депортацию украинцев — и делает это специально, ради разжигания ненависти к согражданам. Так фотографии голода в Поволжье периодически выдают за Голодомор, а массовые убийства, совершенные бандеровцами, приписывают переодетым русским. Каковы инженеры человеческих душ, такова и социальная инженерия государства; таковы, если верить Аркадию Бабченко, небывалые достижения национальной памяти и культуры.

Я вполне допускаю, что есть люди, которым это нравится. Вот вышеупомянутый Литинский русских называет «свинособаками», а сам является — если верить его официальной биографии — доктором философии Львовского университета.

Мы живем в эпоху культуры бескультурья, но, смею предположить, это не культура, а свалка навоза. И речь идёт не о настоящей украинской культуре, а именно о навозе, коим в отсутствие настоящей глины издревле обмазывали хаты. Но сколько навоз ни отбеливай, характерный запах останется — хотя некоторые и путают его с истинным национальным духом.