Мир без границ оказался утопией, и хватило далеко не самой страшной по смертности эпидемии, чтобы нации, народности и племена мгновенно рассыпались по своим домикам, ища спасения за собственными кордонами. Выяснилось, что иностранцы нигде особенно не нужны, что международное пассажирское сообщение (то есть свобода передвижения) прекращается по щелчку пальцев, как и свобода собраний (то бишь свобода публичного волеизъявления). Индивидуальные свободы беспомощны на фоне коллективного ужаса, нелепы в условиях кораблекрушения, когда все зависит именно от командных действий.

Но самое главное — это экономика. Выяснилось: как и тысячу лет назад — кто сильнее, организованней, богаче, тот и прав. И не пришла прогрессивная «единая Европа» на помощь своей сестре Италии (которая, между прочим, является одним из главных доноров ЕС). И именно национальные европейские правительства оперативно реагировали на вызовы времени, а не так любящая поучать нас и вводить экономические санкции Еврокомиссия.

Коронавирус — это не пандемия, а предсмертные судороги глобализма
Коронавирус — это не пандемия, а предсмертные судороги глобализма
© REUTERS, Lim Huey Teng

Глобальный обман «единой Европы» надолго остаётся в памяти народов. Разумеется, после окончания событий эту рану постараются уврачевать, например, путём создания информационной легенды о «европейском единстве перед лицом обшей угрозы». Но чем дольше будет продолжаться эпидемия и закрыты национальные границы, тем уверенней европейские страны продолжат возвращать себе подзабытое ощущение свободы принятия решений. И в этом отношении эпидемия выгодна делу антиглобализма.

Но если говорить о всей совокупности государств в мире, то здесь картина пока неясна. Слишком много игроков собралось за одним столом, с разной степенью мастерства они блефуют и разные суммы готовы поставить на кон. Пока видны лишь контуры очертаний нового мира. Китай выходит из эпидемии потрепанным, но быстро оправится. Хрупкость мировой торговли лишний раз сориентирует его на рост внутреннего потребления. Сдувающий американский биржевой пузырь Трамп рискует заиграться, но в целом американские изоляционисты тоже в выигрыше. Если хватит финансовых ресурсов, в выигрыше окажется и Россия — на самом деле вполне самодостаточная и сильная держава.

Экономист Охрименко: Если Нацбанк не предпримет превентивные меры, курс будет чуть ли не 50 гривен
Экономист Охрименко: Если Нацбанк не предпримет превентивные меры, курс будет чуть ли не 50 гривен
© Александр Охрименко

В политическом, экономическом, идеологическом проигрыше окажутся концепция «единой Европы», брюссельские евробюрократы и прочие глобалисты, и это ослабление чрезвычайно важно в свете подготовки к возможному саммиту государств-основателей ООН (США, России, Китая, Великобритании, Франции) и возможной корректировки основ европейского мироустройства. А значит, и места в ней постмайданной Украины.

Её единственное реальное достижение последних лет (тот самый пресловутый безвиз) оказалось самой настоящей филькиной грамотой, которую в известный момент входящие в Шенгенское соглашение национальные правительства использовали по известному назначению.

Толпы заробитчан, рвущиеся из инфицированных стран домой, в штыки встречающие их «зоотечественники», развал постмайданного здравоохранения и принимаемые в связи с этим диковатые меры самосохранения — это всё цена мифической евроинтеграции. Причём цена далеко не полная, к которой необходимо прибавить уничтоженную национальную экономику, продолжающуюся с момента госпереворота гражданскую войну, утрату территорий и многих тысяч человеческих жизней. И всё это ради мифа «евроинтеграции», который развеял какой-то крохотный вирус.

Эпидемия пройдёт, но шок останется. Можно даже предположить, что иные страны и правительства чему-нибудь научатся (например, в многострадальной Италии). Однако с такой же уверенностью можно предрекать неизменность самоубийственного курса Украины. Придуманная как брандер против России и направленная на подрыв российской государственности, потерявшая управление Украина болтается по воле волн, и ведущий к запасам взрывчатки фитиль уже подожжен. Затушить его пока некому.