Эпидемия коронавируса привела к массовому восстанию в итальянских тюрьмах. Заключенные возмутились запретом на личные встречи с посетителями и протестовали против попыток рассматривать судебные дела без участия обвиняемых. В некоторых городах они и вовсе потребовали отпустить их до конца эпидемии домой, заявляя, что риск заражения за решеткой выше, чем на свободе. А родственники и представители анархистских групп поддерживали их, осаждая проходные исправительных заведений. Всего несколько часов назад в городе Фоджа совершили побег полсотни заключенных, после чего власти ввели в него армейские части и бронетехнику и прочесывают сейчас жилые кварталы.

В этой драматической ситуации не обошлось без специфического украинского фактора. Как написала сегодня «Немецкая волна» со ссылкой на Министерство иностранных дел Украины, в пенитенциарных центрах Италии находятся 158 украинских граждан, которые были осуждены за перевозку нелегальных мигрантов или содержатся под стражей на время следствия по обвинению в этом правонарушении. В департаменте консульской службы Министерства иностранных дел Украины уточнили, что в 2015-2018 годах на юге Италии было арестовано свыше 160 украинских моряков, перевозивших людей по волнам Средиземного моря — причем некоторые аресты прошли уже в начале текущего года.

Это ремесло давно стало массовым для украинских моряков — о чем не очень любят сообщать патриотические украинские медиа. В течение последних лет я побывал в разных городах Италии, от Рима и Неаполя до Венеции и Милана, чтобы пообщаться с представителями осевших здесь украинских заробитчан. И среди них мне попался один из отсидевших в тюрьме матросов, судьба которого достаточно хорошо показывает, какой размах имеет сейчас этот криминальный бизнес — когда мигранты из Украины перевозят в Европу мигрантов из Африки. Просто потому, что у этих людей нет никаких шансов нормально заработать на жизнь у себя дома. И мафиозная история о средиземноморской контрабанде является яркой страницей в истории украинской евроинтеграции.

Николай попал в Италию задолго до майдана с безвизом. Его семья жила в местечке Новоселица, расположенном в Черновицкой области, неподалеку от румынской границы. Большая часть его жителей — этнические румыны, которые без особых хлопот получали визу соседнего государства. Украинец Николай тоже сделал ее через своих знакомых и сразу выехал в Италию, где уже давно работали его земляки. В основном это были женщины, которые устраивались посудомойками и сиделками. Иностранный мужчина без знания языка, да еще нелегально оставшийся в Италии после окончания визы, мог устроиться разве что на какой-то стройке. Но выходцу с Буковины улыбнулась удача — несколько случайных знакомых из Украины предложили ему поработать контрабандистом.

«Терять мне было нечего, а деньги платили огромные — от ста до двухсот евро в сутки — рассказывал мне этот человек в одном из римских кафе. — Мы жили на итальянском острове Пантеллерия, возле одноименного городка. Днем я работал матросом, а потом рулевым на прогулочных судах, которые катали туристов, ловили рыбу и осьминогов, плавали в красивые бухты. А ночью шли в сторону берегов Туниса и принимали на борт беженцев — арабов из разных стран, берберов и африканцев. После разных местных майданов и войны в Ливии они массово бежали в Европу, а итальянская мафия, на которую мы работали, взимала деньги за перевоз. Обычно — пятьсот евро с человека, иногда больше, а иногда меньше. Пограничные суда вели за нами охоту, но у мафии везде свои люди, и нам говорили, когда можно действовать безопасно, куда надо плыть и высаживать африканцев. Иногда их сразу перегружали на другие суда и везли на Сицилию или в Калабрию. Но этим занимались уже не мы».

По словам Николая, судьба беженцев нередко складывалась трагически. Иногда они сами плыли в Европу на судах-развалюхах или обыкновенных лодках, попадали в шторм и тонули — а потом в море находили тела мертвых людей, которых даже прибивало к пляжам Пантеллерии. Это вовсе не было преувеличением. Во время Всемирного социального форума в Тунисе мы познакомились с молодым активистом Падрино Фахми, который пытался попасть в Европу по волнам Средиземного моря — и едва остался в живых.

«Моя мать плакала, мои братья пытались отговорить меня — поскольку это крайне опасно, и многие из тех, кто пытался доплыть таким образом до Италии, утонули в море. Но мне было все равно. Зачем мне жить, если я не могу обеспечить себя и как-то помочь своей семье? Зачем мне жизнь без свободы и достоинства? Имеет ли такая жизнь какую-то цену, чтобы не рискнуть умереть в попытке сбежать от нее?

Мы приехали в расположенную около моря рощу. Там стоял заброшенный дом, где уже находилось около ста двадцати человек, среди которых были маленькие дети. Через некоторое время мы увидели, что к пляжу приближается корабль. Он был маленьким и старым, но мы погрузились на него почти все и вышли в море. Я заметил, что некоторые из моих спутников употребляют наркотики, чтобы заглушить в себе страх — ведь раньше мы сами видели в воде тела африканцев, которые тоже бежали от нищеты и несправедливости и погибли. Через несколько часов двигатель судна начал захлебываться и останавливаться. Вода начала заливать палубу. Люди начали паниковать, кричать, и я понял, что это конец. Я никогда не боялся смерти, но мне было больно думать о том, что будет с моей мамой, когда ей скажут, что я утонул. Но затем капитан приказал всем успокоиться и велел части людей стать так, чтобы уменьшить крен корабля. Он смог завести двигатель и сказал, что мы вернемся на родину, потому что до нашего берега ближе, чем до Италии, а наш корабль сильно перегружен и не справится с волнами. Я был счастлив вернуться к себе домой — я как будто бы родился заново. Но я не уверен, что не решусь на еще один такой рейс», — рассказывал он в своем интервью, которое мы тогда опубликовали.

По иронии судьбы, украинец Николай тоже попал в похожую ситуацию — однажды с его катером случилась поломка, и он все-таки угодил в руки итальянских патрульных. Это произошло на пути к Тунису — на борту не было беженцев, все лишнее заблаговременно бросили в воду, и в итоге власти обвинили украинца только в нарушении миграционного законодательства. А мафия помогала ему в заключении, предоставив поддержку хорошего адвоката — так что морской заробитчанин провел в заключении немногим более года, и даже сумел избежать экстрадиции в Украину, легализовав свое пребывание на Апеннинах.

Украинские моряки, которые оказались в итальянских тюрьмах по обвинению в перевозке мигрантов, имеют похожие биографии. Они часто готовы на любой риск, чем пользуются представители местных криминальных кругов. Бесправные мигранты везут бесправных мигрантов — ситуация с эпидемией коронавируса внезапно обнажила многочисленные пороки и беды, тщательно скрытые за блестящим фасадом Евросоюза. И остается надеяться, что украинские заключенные сумеют уцелеть во время этого кризиса — тем более, что им нечего ждать помощи от киевских политиков, которые так дружно вступаются за добробатовца Маркива, осужденного в Италии за убийство итальянского и российского журналистов.   

Надежнее рассчитывать на мафию или анархистов.