По его же словам, вступление Украины в Североатлантический альянс является вопросом времени, которое «обязательно наступит». 

Умозаключение чиновник сделал на основе опыта общения с представителями военно-политического блока западных стран. Они, как выясняется, произносят «много слов благодарности за возможность учиться у Вооруженных сил Украины. <…> Мы больше не просители, которые просят о помощи. Мы имеем опыт. Мы важны друг для друга».

Более того, несколько дней назад в Киеве торжественно объявили о строительстве в Мариуполе и Северодонецке двух военных баз по стандартам НАТО.

Похожие заявления звучат далеко не впервые. Перспективами скорейшего вступления в альянс другого постсоветского государства — Грузии — еще 10 лет назад радовал сограждан Михаил Саакашвили, занимавший тогда пост президента страны.

Там, кстати, тоже происходили разнообразные «тектонические сдвиги»: совместные учения, переход к стандартам НАТО по всем параметрам — начиная от вооружений и заканчивая обмундированием. Эксперты и специалисты НАТО были частыми гостями в Тбилиси. Казалось, сотрудничество развивается опережающими темпами.

Арбузов о перспективах Украины вступить в НАТО: На Майдан уже ходили, в ЕС уже стучались
Арбузов о перспективах Украины вступить в НАТО: На Майдан уже ходили, в ЕС уже стучались
© РИА Новости, Григорий Василенко | Перейти в фотобанк
Но, как известно, обещать — не значит жениться. Наличие «тектоники» во взаимоотношениях не приблизило Грузию ни на миллиметр к членству в альянсе. А пресловутые параметры не помешали грузинским военнослужащим бежать с поля боя в натовской форме в августе 2008 года, бросая оружие и бронетехнику, во время российской операции по принуждению Грузии к миру.

Проблем здесь несколько. Во-первых, 5 статья устава Североатлантического альянса, которая подразумевает коллективную реакцию в ответ на нападение на одну из стран организации, вплоть до использования вооруженных сил.

Теоретически государства с территориальными конфликтами, если они становятся членами НАТО, вправе обратиться к другим членам с просьбой помочь им решить проблему. Тем более если они утверждают, что являются жертвой агрессии со стороны внешних сил.

Гипотетически принятие в альянс Грузии и Украины рано или поздно, после принятия соответствующего решения, может стать основанием для проведения военной операции против России. О такой возможности, даже без членства, многие грузины грезили после поражения своих вооруженных сил в 2008 году.

Не случилось, хотя натовские корабли и заходили в грузинские порты, чтобы доставить питьевую воду и аналогичные товары народно-хозяйственного значения. Это было выражение политической, но никак не военной поддержки. В здравом уме и твердой памяти ни одна страна-член блока, да и сам блок в целом не рискнет стать инициатором ядерного апокалипсиса.

Щедрость по-киевски: «ставропигии» для НАТО
Щедрость по-киевски: «ставропигии» для НАТО
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Но есть и другие препятствия, обойти которые постсоветским государствам, мечтающим об интеграции в различные западные структуры, в обозримой перспективе не представляется возможным. НАТО — военно-политический блок. То есть его стандарты, с одной стороны, определяют уровень боеспособности и подготовки вооруженных сил, наличие тех или иных вооружений, с другой — затрагивают вопросы общественно-государственного устройства.

Необходимым считается наличие развитой демократии с соответствующими институтами, то есть обеспечение свободы слова, независимой судебной системы и тому подобное, эффективная борьба с коррупцией и определенный уровень благосостояния государства и граждан.

Если перебрать все необходимые для выполнения условия, то становится понятно, что ни Украине, ни Грузии в течение нескольких десятков лет членство в НАТО не угрожает. Никакие «тектонические сдвиги» не приблизят исполнения заветной мечты.

Впрочем, кормить свое население пустыми обещаниями и благоглупостями — обычная практика в этих странах. Михаил Саакашвили, который проживает сейчас на Украине, мог бы помочь украинскому министру добрым советом. Десять лет назад он говорил о вступлении в альянс, как о решенном вопросе. Дело сладится за год-два, ну в худшем случае за несколько лет. Однако ему стоило бы рассказать украинскому чиновнику о том, что и сегодня его родина точно так же далека от исполнения заветных желаний, как и тогда.

Две военные базы — отличный подарок украинским гражданам, но мне почему-то кажется, что нуждаются они совсем в другом.