Министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский поначалу прославился на своей должности поддержкой дискриминационного закона о тотальной украинизации информационного и общественного пространства страны — который демонстративно приняли напоследок сторонники Порошенко.

«Я считаю, что есть закон о языке, который надо выполнять. И я пока не вижу причин, чтобы анонсировать какие-то изменения в этот закон», — рассказал он в интервью «Громадському радио», попутно подтвердив свою верность не менее одиозным декоммунизационным законам.

При этом, министр честно признался, что всегда был совершенно русскоязычным и начал использовать официальный государственный язык всего месяц назад — то есть, после того, как перед ним обозначились заманчивые карьерные перспективы в виде поста министра. Как бы демонстрируя этим всю беспринципность и цинизм чиновников из кадровой обоймы Зеленского.

После этих скандальных слов в Украине еще раз заговорили о том, что словосочетание «новая власть» нужно писать у нас только в кавычках — учитывая, что «Команда Зе» всеми силами пытается наследовать политике своих недоброй памяти предшественников. И даже бравирует этой преемственностью перед нагло обманутым избирателем.  

Однако новые заявления Бородянского говорят о том, что правительство Зеленского и Гончарука готово пойти еще дальше прежних властей — например, в области наступления на  права и свободы журналистов. Причем, по иронии судьбы, первые угрозы в адрес журналистского цеха прозвучали непосредственно на парламентских слушаниях по свободе слова — где, по идее, должны были бы говорить о защите работников медиа.  

Все тот же министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский пообещал тогда законодательно оформить туманное понятие «манипулирование информацией», прямо угрожая за это уголовной ответственностью.

Однако на выступление  министра отреагировал глава Национального совета журналистов Украины Сергей Томиленко: «сначала безопасность — а потом пугайте уголовной ответственностью», — ответил он Бородянскому, напоминая, что в Украине только по официальным данным каждые пять дней проявляют агрессию к журналистам.

«Я шла на слушания по свободе слова и безопасности журналистов. Шла рассказать, как за четыре года работы издания Страна.ua на нас давила власть, спецслужбы, угрожали радикалы. Но после выступлений Бородянского и Ткаченко у меня создалось ощущение, что присутствую на презентации трибунала против журналистов. Они угрожают журналистам уголовными делами, угрожают телеканалам. И им стыдно это все говорить в стране, где до сих пор не сидят в тюрьме убийцы Бузины. Где до сих пор даже нет подозреваемых по убийству Шеремета. А вы собрались журналистов в тюрьму бросать за информацию, которая им покажется манипулятивной», — исчерпывающе высказалась на этот счет журналистка Олеся Медведева.

15 ноября у Бородянского рассказали, что речь идет о новом медийном законе, который предлагает создать специальное новообразование, занятое лицензированием «правильных» журналистов и учредить должность омбудсмена по вопросам медиа — объединив все это под зонтиком Национального совета по телевидению и радиовещанию. А затем ввести уже анонсированную уголовную ответственность за дезинформацию в СМИ. И это вызывало в медиа-сообществе настоящую бурю.

«Есть впечатление, что эти инициативы внедряются не для борьбы с дезинформацией, а для ущемления СМИ и журналистов. Две инициативы настораживают в первую очередь — создание и финансирование «журналисткой» структуры по лицензированию журналистов. Это очень опасно, и мы можем только предполагать, как будут использоваться эти механизмы. Также создание должности омбудсмена по информации вызывает вопросы. Скорее это будет инспектор по борьбе с опасной информацией. Для кого опасной — вопрос риторический. Мы сейчас идём к фактически созданию нового регулирующего органа над информпространством, который также имеет возможность подать в суд за распространение «фейков», если этот орган решит, что информация — фейк. Это практика авторитарных стран» — сказал глава Национального совета журналистов Украины Сергей Томиленко.

«Главная цель законодательных инициатив Бородянского — создать институт Инквизиции, которая будет «воспитывать» критикующих власть журналистов, а если надо — сжигать их в костре ненависти провластных ботоферм, лишать журналистского статуса и штрафовать медиа, в которых позволяющие себе критику журналисты работают», — добавил к этому Денис Иванеско, директор информагентства «Українські новини».

Сегодня стало ясно: власти действительно готовят своего рода Инквизицию для оппозиционных медиа. В интервью порохоботскому изданию «Новое время» Бородянский высказался за то, чтобы приравнять дезинформацию к госизмене и предложил сажать в тюрьму авторов «заказных материалов», опубликованных в СМИ. При этом, совершенно очевидно, что «дезинформацией» и «заказным материалом» может оказаться любая статья, которую не заказывала сама власть, или которая не понравится тому или иному приближенному к украинскому властному Олимпу чиновнику. Например — критика по адресу самого Бородянского.

Что же касается госизмены — министр культуры, молодежи и спорта свято убежден в том, что критические публикации против власти могут навредить национальным интересам страны. Как в это верил, кстати, и президент Петр Порошенко. А раз так, по всей логике вещей, регулированием политической журналистики должны заниматься даже не какие-то карманные омбудсманы, а Служба безопасности Украины.

По мнению наблюдателей, такие инициативы власти во многом вызваны постоянными медийными скандалами с участием «слуг народа», которые то и дело попадаются на махинациях и сомнительных переписках, делая достоянием общественности неблаговидную внутреннюю кухню правящей партии. У Зеленского понимают, что число таких эпизодов будут расти — и решили бороться с этим путем введения полноценной цензуры, которой нет сейчас ни в одной демократической стране мира.

Каким же будет ее механизм? Бородянский обещает создать в журналистском сообществе что-то вроде парткома, который будет определять стандарты журналистики и выдавать — или забирать журналистские удостоверения у работников СМИ, лишая их права на профессию. Именно этот, без преувеличения, карательный орган, подкрепленный действиями такого же провластного обмудсмана и административным весом профильного Нацсовета, должен будет определять степень «манипулятивности» того или иного медиа. Понятное дело, играя здесь исключительно на стороне власти.

Будет ли реализована эта позорная антижурналистская инициатива — беспрецедентная в современной истории Украины? Депутатских голосов для ее принятия хватит с избытком. Больше того, есть даже попытка распространить действия закона на блогосферу, приравняв популярных блогеров к полноценным политическим СМИ. И вопрос в том, сумеет ли организоваться украинская медиа-общественность, которая должна понять, чем грозит для нее «невиданная свобода слова 2.0», которая не снилась даже самому Петру Порошенко.

Важно понимать, что речь идет о совершенно объективном процессе. Дело вовсе не в персоналиях Бородянского, Ткаченко, Гончарука или самого Зеленского. Это не какие-то злодеи особых мастей — хуже Парубия, Пашинского и Порошенко. Нет, напротив — это мягкая, податливая хипстерская порода. Просто ожидаемая народная реакция на реализацию всего масштабного плана антисоциальных реформ, которые готовится внедрять власть, не оставляет им никакого другого выбора.

Команде Зеленского нужно готовиться к протестам возмущенных людей, за которыми, вдобавок, будут маячить фрондирующие олигархи. А для этого приходится превентивно создавать эффективный инструмент медийной цензуры — чтобы разобраться со слишком активными критиканами из журналистского цеха, запугать всех остальных, и в принципе покончить с оппозиционными изданиями, как таковыми.

Ничего нового. Либеральные реформы не терпят никакой демократии — как учил нас еще дедушка Пиночет. А сегодня Украину приучают жить по его заветам, от которых отказываются сейчас на улицах Чили.