Со стороны может показаться, что организаторы провокации своей цели достигли: ещё более сгустилась атмосфера недоверия между русским и украинским народами, обострились разногласия в лагере антимайдана, появился лишний повод для взаимных упреков. Тем не менее данный инцидент, несмотря на всю его остроту, не отражает в полной мере глубинные процессы, происходящие в украинском обществе и российско-украинских отношениях.

Дружба между людьми — это личные бескорыстные взаимоотношения, основанные на общности интересов, взаимном уважении, взаимопонимании и взаимопомощи. Советский Союз переносил данные чувства из области индивидуальных отношений в общественные, и во многом это удавалось. Выдающийся учёный Лев Гумилёв говорил, что «дружба народов — лучшее, что придумано в этом вопросе за тысячу лет». Свидетельством тому выигранная многонациональным советским народом самая грандиозная война в истории человечества и огромный рост межнациональных браков, планомерное развитие отстающих национальных окраин, вывод огромных территорий из мрака феодализма (а то и первобытной дикости) в современную цивилизацию. 

Одним из главных орудий противников советской формации стал трактуемый как национально-освободительное движение против «империи» оголтелый национализм, по сути своей антимодернистское, архаичное, изоляционистское политическое течение. В разных регионах оно довольно быстро обернулось либо значительным откатом в ценности доиндустриального общества, либо острым желание националистической элиты найти себе нового суверена, приплачивающего ей за выгодное географическое положение и дрессуру ненависти к назначенному геополитическому противнику.   

Юрий Ткачев: Почти половина одесситов стала считать, что Украина движется в неправильном направлении
Юрий Ткачев: Почти половина одесситов стала считать, что Украина движется в неправильном направлении
© скриншот с видео "Dumskaya TV" | Перейти в фотобанк

Украина является причудливой смесью националистических идей, остатков советского интернационального воспитания и открытостью современного общества. Потому шараханье под воздействием пропаганды, «реформы» образования и трансформации бытовых условий неизбежно. Украинский обыватель если и знает, чего хочет (например, благосостояния и мира), то не понимает, как этого достичь: через национал-изоляционизм, мифическое вступление в Евросоюз или восстановление некой кооперации с Россией. 

У каждого пути есть свои доводы и движущие политические силы, будь то ультранационалисты, прозападные соросята или симпатики Русского мира. Иное дело, что последним донести свою точку зрения не только сложно, но часто и небезопасно. И тогда вступает в действие порою неосознанный, могучий и во многом определяющий фактор выбора самого народа. Его сложно укротить политтехнологическими уловками, поскольку он основан на исторической памяти, здравом смысле и инстинкте самосохранения всей нации, базируется на архетипах консервативного народного сознания. 

Дикий страх «пророссийского реванша» у различных партий Майдана — это страх истинного народного выбора, который в корне отличается от искусственных построений соросят или взращённых ненавистью лозунгов ультранационалистов. Опубликованные в октябре данные соцопросов КМИС гласят, что «хорошо» и «очень хорошо» относились к России 54% опрошенных («плохо» или «очень плохо» — 35%). И подобный удивительный результат следует спустя пять лет такой русофобской пропагандистской промывки мозгов, которую российскому читателю и представить себе сложно. Ведь это не галдёж в стиле одиозных участников российских ток-шоу, но повсеместная официальная терминология («Россия — государство-агрессор», «российско-украинская война», «советская оккупация»), публичные призывы к геноциду русскоязычных, конкретные тюремные сроки для пророссийских активистов, ревизия учебной программы и т.д. 

На этом чудовищном фоне 41% опрошенных говорят, что отношения с Россией должны быть как с другими государствами, включая визовый режим, а 49% настаивают, что дружественными, без виз и таможен (для сравнения: в декабре 2014 года соотношение было 50 к 42%). То есть за последние пять лет количество желающих сближения с РФ выросло (и это без учёта жителей восточного Донбасса и тех осторожных сограждан, кто побаивается высказать своё мнение напрямую). А есть регионы, где цифры и того выше. 

На этот парадоксальный факт совершенно справедливо обращает внимание глава Союза политэмигрантов и политзаключённых Украины Лариса Шеслер: «Октябрьские опросы "Левада-центра" и КМИС показывают, что на Украине сохраняется позитивное отношение к России. Хорошо и очень хорошо к России относятся 54% украинцев. На юге Украины таких 85%. Вдумайтесь! 85% населения южных областей симпатизирует России! Можно себе представить, что население воюющей страны так хорошо относится к агрессору? Наши земляки демонстрируют неожиданное здравомыслие, поэтому я никогда не соглашусь с высказываниями многих россиян в "Фейсбуке", что, дескать, украинцы заражены русофобией и безнадежны. Война — в мозгах украинской власти, а не в сознании общества». Это в полной мере применимо к ситуации в Одессе, с которой мы и начали данную статью.

И ведь это не только соцопросы анонимных респондентов. Широкий резонанс получили высказывания многих украинских деятелей шоу-бизнеса, спорта, науки, протестующих против идиотизма майданной пропаганды. Хотя (по опросу Internews-Украина, проведённому при поддержке USAID «У-Медиа») 80% опрошенных не используют российские СМИ как основной источник, однако 30% респондентов имеют в своем окружении людей, которые получают информацию именно через российские медиа. Тех, кто системно читает росСМИ и открыто о том говорит, — 13%. Одни делают это, чтобы иметь возможность получить альтернативную точку зрения (35%), другие считают, что российские СМИ интересные (22%), иные просто хотят иметь возможность получать новости на русском языке (21%). 

Одновременно, по сведениям Internews-Украина, рекордно падает доверие к своим журналистам. Как рассказала заместитель директора Internews Оксана Майдан, картина для традиционных СМИ складывается весьма печальная. «Национальное телевидение потеряло 12% — от 61% в 2018 году до 49% в 2019-м. Доверие к национальному радио упало на 17% — от 39% в прошлом году до 22% в этом году. К национальным печатным СМИ доверие упало на 14% — с 33% в 2018 году до 19% в этом году. И национальные интернет-медиа потеряли меньше всего — 7%, от 58% до 51% в этом году. Приблизительно такой же тренд наблюдается и в региональных медиа», — поведала госпожа Майдан о постмайданных тенденциях в информационной сфере.

Кто станет львовским Виктором Харой? На Украине за русские песни уже бьют
Кто станет львовским Виктором Харой? На Украине за русские песни уже бьют
© Facebook, ВГО Сокіл / Львівщина | Перейти в фотобанк

Не все решается в кабинетах политтехнологов или на маршах факелоносцев, и потому нынешнюю относительно благоприятную конъюнктуру нельзя упускать. А это, в свою очередь, подразумевает возможность и необходимость резкого наращивания альтернативного информационного влияния и необходимость доносить доброжелательную точку зрения на текущие события до каждого украинца — разными способами и на разных (а не только русском) языках. 

Дружба народов — это великий дар, ссора народов — большая беда. Именно о ней мечтают те, кто настойчиво науськивает нас друг на друга. Не стоит им в этом подыгрывать, а работать в обратном направлении как раз необходимо.