Известный политик-антифашист, бывший лидер Социалистического народного фронта Альгирдас Палецкис, который еще с прошлой осени находится в литовской тюрьме по обвинению в шпионаже, оставлен под арестом еще на два месяца. Это вполне ожидаемое сообщение вызывало большой резонанс в правозащитной среде. По мнению наблюдателей, состояние здоровье политзаключенного остается очень тяжелым — Палецкис потерял в заключении не меньше 35 килограмм и выглядит крайне истощенным. А посетившие суд журналисты — независимо от их политических взглядов — тревожно констатируют, что жесткий тюремный режим реально угрожает сейчас его жизни.

«Он сидит в одиночной камере и выходит только на один час на прогулку, где не видно ни солнца, ничего — просто помещение четыре на три метра. Запрещено встречаться с женой, уже принято решение, и с родителями», — рассказывал адвокат арестованного политика.

В чем же обвиняют Палецкиса, к которому применяются настолько жестокие меры, противоречащие базовым стандартам гуманного отношения к заключенным? Этот вопрос постоянно звучит в адрес литовской власти, однако все подробности вменяемых Палецкису обвинений засекречены, что вызывает недоумение и тревогу.

«Власти Литвы подразумевают под шпионажем некие «противозаконные действия», которые сосредоточены на «самых чувствительных для Литвы событиях», в частности, на «деле 13 января 1991 года», — пишет об этом «Спутник». И действительно — левый политик призывал дополнительно расследовать официальную версию убийства людей во время вильнюсских событий 13 января 1991 года, когда при штурме телевизионной башни советскими войсками погибло 13 человек, включая офицера советского отряда специального назначения «Альфа».

«Свои стреляли в своих», — сказал об этом в одном из интервью Палецкис. По мнению литовских властей, он якобы подразумевал, что к расстрелу демонстрантов могли быть причастны представители литовских националистов, а это является для современной Литвы мыслепреступлением, подрывающим базовые идеологические основы литовского государства, которое винит в гибели этой «небесной дюжины» исключительно «оккупантов».

Принципиальная позиция в этом вопросе, а также открытые левые взгляды Палецкиса и его контакты с представителями российских общественных организаций стали главным поводом для системной травли антифашиста. Между тем, он входил когда-то в высшие сферы литовского общества и является внуком известного писателя Юстаса Палецкиса — первого Председателя Президиума Верховного Совета Литовской ССР. Альгирдас Палецкис родился в Берне, в семье дипломатов, стажировался во Франции и сделал успешную дипломатическую карьеру, работая секретарем дипломатической миссии Литвы при Европейском Союзе и возглавляя отдел Западной Европы МИД Литвы. После избрания в депутаты Сейма от Социал-демократической партии Литвы бывший дипломат становится членом литовской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы, а затем занимал пост вице-мэра Вильнюса. Он является кавалером ордена «За заслуги перед Литвой» и французского Ордена Почетного легиона — престижной награды, о которой мечтают многие политики из Европы.

В 2008 году Альгирдаса Палецкиса исключили из СДПЛ за высказывания о социальном неравенстве и господстве международного капитала, поработившего бывшую советскую Латвию. Спустя год он возглавил новосозданный Социалистический народный фронт, образованный на основе Социалистической партии Литвы. А вскоре после этого власти Литвы начали судебное преследование Палецкиса за высказывания о событиях 13 января 1991 года. При этом известный литовский правозащитник Кястутис Чилинскас заявил, что сама статья этого обвинения противоречит Европейской конвенции по правам человека, в которой отмечается право человека свободно высказывать своё мнение: «государство не имеет права принуждать думать только так, как диктует официальная позиция, и тем более наказывать за это».

Тайный арест известного литовского политика, о котором стало известно лишь спустя несколько месяцев, а также бесконечное продление тюремного заключения без официально выдвинутых и внятно озвученных обвинений является попыткой заставить его молчать. «Это месть за то, что я интересовался делом 13 января и интересуюсь им дальше, и за мое общение с русскими. Всё. Если 13 января — табу, то пусть это объявят. Если русские — прокаженные, пусть тоже это объявят», — рассказал об этом сам литовский политзаключённый в письме латвийскому депутату Европарламента Татьяне Жданок.

«Он предупреждал литовцев об опасности возрождения нацизма в стране, боролся с проявлениями русофобии в Литве, за что был оклеветан и огульно обвинен в шпионаже», — считает член Союза журналистов Латвии Алла Березовская. «Арест Альгирдаса Палецкиса в связи с обвинением в шпионаже-лайт — это часть того облака безумия, которое упорно старается накрыть Прибалтику. Количество политзаключённых в Прибалтике множится, и равнодушным к этому оставаться нельзя», — солидаризируется с ее мнением лидер Объединенной Левой партии Эстонии Сергей Середенко. Обвинения в адрес известного антифашиста вызывают беспокойство даже у некоторых политических оппонентов, которые понимают, что это нарушает фундаментальные принципы правосудия и демократии.

В эти дни в Европе проходят митинги и пикеты в защиту Альгирдаса Палецкиса, а в интернете распространяются направленные в его поддержку петиции, однако судьба этого человека совершенно не волнует профессиональных борцов за права человека из России и Украины. Нет никаких истерических кампаний в фейсбуке, аватарок, гневных обращений, призывов к санкциям и прочего хайпа. А истощенный вид политического узника почему-то не трогает тех самых людей, которые переживали за голодовку Савченко и Сенцова.

Эти двойные стандарты по отношению к заключенным российских и европейских тюрем слишком бросаются в глаза — и политическое дело Альгирдаса Палецкиса является проверкой на настоящую солидарность, которая не имеет ничего общего с модными трендами и политической конъюнктурой. А заодно оно разоблачает сладкие мифы о европейской демократии, которая подчас скатывается к стандартам тридцатых годов прошлого века.

«Сейчас они хотят посадить меня в тюрьму за несколько слов по исторической теме. Пускай сажают. Тем самым они дискредитируют себя, продемонстрировав, что капитализм является другой стороной фашизма, а буржуазная демократия — это диктатура капитала. Спасибо им огромное за то, что они сами себя разоблачают», — исчерпывающе сказал об этом сам литовский политик.