В середине «нулевых», когда я впервые попал на пекинскую площадь Тяньаньмэнь, так называемое «китайское экономическое чудо» уже стало свершившимся фактом, о котором хорошо знали на всей планете, в буквальном смысле заваленной товарами с надписью «Made in China».

Тем не менее, на огромной площади можно было увидеть и прошлое, и будущее этой великой страны. За Домом народных собраний — парламентом КНР — достраивали ультрасовременный Большой национальный оперный театр, спроектированный в форме огромного яйца. У Врат Небесного Спокойствия, на трибуне которых Мао Цзэдун объявил 1 октября 1949 года об основании Китайской Народной Республики, прогуливалось множество европейских туристов.

К мавзолею Мао выстроилась огромная очередь, причем ушлые китайцы старались продать свое место иностранцам, выпрашивая за это один юань.

Однако за южной границей площади начинался старый Китай — переплетение узеньких старых улиц, где среди старого хлама жили своей жизнью бедные, отрешенные от внешнего мира люди: мелкие ремесленники, торговцы, грузчики и старьевщики. Их выполненные в традиционном стиле дома должны были пойти под снос накануне Пекинской Олимпиады, и переезд уже начался, но их обитатели по инерции продолжали жить своей прежней жизнью, демонстрируя нам, каким был раньше Китай — нынешняя страна сверхскоростных поездов, смартфонов и небоскребов.  

К решению конфликта в Донбассе могут подтянуть Китай – белорусский эксперт
К решению конфликта в Донбассе могут подтянуть Китай – белорусский эксперт
© kit.ai | Перейти в фотобанк
Стремительный экономический рывок, который был совершен Китаем за семьдесят лет после основания Китайской народной республики под политическим руководством Коммунистической партии Китая, действительно поражает воображение. Самое населенное в мире государство преодолело вековую колониальную зависимость и отсталость, покончило с позорными рудиментами феодальных времен, превратившись в самую передовую и развитую госкапиталистическую страну планеты.

«Коммунисты приняли Китай с сохой, а оставили с атомной бомбой», — могли бы сказать апологеты китайской модели развития, перефразируя приписываемую Черчиллю фразу о Сталине, которая на самом деле представляет собой искаженные слова британского троцкистского историка Дойчера, попавшие на страницы Британской энциклопедии.

Но атомная бомба давно не является пределом достижения китайской науки. Она активно реализует собственную космическую программу, демонстрирует выдающиеся достижения практически во всех сферах научного знания и успешно применяет эти теоретические наработки для нужд и потребностей бурно развивающейся промышленности.

Цена этого исторического рывка была огромной. В его основе лежит труд огромной массы людей, выходцев из китайской периферии, которые стали резервуаром дешевой рабочей силы для экономики КНР. Мы фотографировали на площади Тяньаньмэнь маленькую девочку с костылями: сидя на мостовой, она расписывала её цветными мелками под равнодушными взглядами оснащенной огнетушителями полиции, которая должна препятствовать самосожжению адептов запрещенной религиозной организации Фалуньгун. Эти иероглифы рассказывали о тяжелой судьбе бедных крестьян, приезжающих из сел в города, чтобы «трудиться ради счастья великой Родины».    

Украина становится новой ареной борьбы США и Китая. Пекин положил глаз на военные технологии бывшей советской республики
Украина становится новой ареной борьбы США и Китая. Пекин положил глаз на военные технологии бывшей советской республики
© president.gov.ua | Перейти в фотобанк
Подчиненный задачам плановой экономики рынок, который всегда находился под жестким контролем административного и партийного аппарата, позволил создать экономический базис современной Китайской народной республики ценой серхэксплуатации её рабочего класса. Это нередко приводило к уродливым диспропорциям и на корню отрицало официально задекларированные принципы социального равенства. Многие жители Китая до сих пор живут в бедности, а у арестованного на днях экс-мэра города Гуанчжоу нашли в подвале тринадцать с половиной тонн чистого золота — больше половины всего золотого запаса Украины.

Однако по мере экономического роста социальная ситуация в Китае выравнивается. Уровень жизни в городах давно приближается к лучшим стандартам стран первого мира, повсеместно продолжается бурное развитие общественного транспорта и жилищной инфраструктуры, социальное обеспечение напоминает забытые советские времена, рядовые китайцы могут позволить себе качественный досуг и отдых. Ожидается, что во время празднования 70-летнего юбилея КНР 800 миллионов китайских граждан будут путешествовать по разным направлениям внутреннего и внешнего туризма. И сама эта цифра по-настоящему поражает воображение, заставляя вспомнить о нищих украинских селянах, которые путешествуют разве что на заработки в Россию и Польшу.

Либеральная критика старается нивелировать эти достижения, рассказывая об идеологическом диктате китайской власти. Однако цензура и идеологический контроль всегда существовали в самих странах Запада — они просто приобретают в Китае иные формы, подчас проявляясь в жесткой борьбе с противниками режима.

Сейчас ему пытается противостоять либеральная буржуазия вестернизированного в колониальную эпоху Гонконга, однако это давление пока не смогло повлиять на идейно-политический курс КНР. И выступая накануне праздника, председатель Китайской Народной Республики и генеральный секретарь КПК Си Цзиньпин особо подчеркнул необходимость «укреплять руководящее положение марксизма в области идеологии государства».

Китайцев принято считать несвободными, но можно ли говорить о свободе жителей бывшего СССР, которые выбрали в 1991 году курс на демонтаж идеологического, социально-экономического, культурного и научного наследия советской эпохи, расплачиваясь за это деградацией, мракобесием, тотальной зависимостью и нищетой? Успешное развитие Китая, которое особенно контрастно проявляет себя на фоне декоммунизированной до феодальных времен Украины, дает более чем ясный ответ на этот риторический вопрос нашей истории. Поздравляя Китай с важным историческим праздником, мы ощущаем острое чувство потери — понимание утраченных возможностей и перспектив, которые мы потеряли четверть века назад.

Ведь этот праздник мог быть и нашим.