«Украина должна применять механизмы, которые имеет, для давления на государство-оккупанта», — сказал чиновник, отвечающий у Зеленского за Крым, объясняя, почему, собственно, новая власть не желает восстанавливать подачу. Существует, конечно, крохотная вероятность, что чиновник говорил от имени президента, не поставив того в известность, а у Зеленского на самом деле иная позиция. Но эта вероятность настолько мала, что едва ли ее стоит учитывать. Да и опровержений ни в тот день (29 июля), ни на следующий из Офиса Зеленского не последовало.

Но, друзья, если мне не изменяет память, совсем недавно вы говорили о возможности снятия блокады с Донбасса, поскольку из-за нее страдает население двух ваших украинских областей, которые временно находятся под контролем «сепаратистов». Это была очень понятная и гуманная постановка вопроса. Забота о населении важнее всего, а то, что, как вы считаете, там тоже хозяйничает «государство-оккупант» — это обстоятельство менее существенное. Главное — люди.

Тогда выходит, что в Крыму живут какие-то другие украинские граждане, не нуждающиеся в опеке со стороны украинского государства. Им можно и нужно перекрывать воду и электроэнергию. Вообще-то, «государство-оккупант» их всем этим уже давно обеспечило, и проблема закрыта окончательно. Поэтому как вы собираетесь на это государство воздействовать, оставив неизменными прежние запреты, не очень понятно.

Мне кажется, что этот эпизод дает полное представление о той мешанине, которую представляют из себя политические воззрения новой команды, обосновавшейся на Банковой. Ребята просто нахватывают лозунгов и тезисов из разных и прямо противоречащих друг другу политических программ и кое-как пристраивают в собственную.

Снятие блокады с Донбасса — это из «Оппозиционной платформы — «За жизнь». Эта тема нужна для того, чтобы тот избиратель, который и обеспечил Зеленскому и его кандидатам в Раду победу на выборах, знал, что новый правитель искренне желает помочь русским соотечественникам, отрезанным от Украины линией фронта.

А продолжение водной и энергетической блокады Крыма — это позиция националистов. На эту же аудиторию и рассчитано процитированное выше заявление. То есть Зеленский старается быть своим для всех и одновременно демонстрирует два прямо противоположных подхода. Один — формальная забота о людях. Другой — «государство-окккупант», а вместе с ним и люди, остающиеся, с точки зрения Киева, гражданами Украины, должны быть наказаны. То, что эти подходы отменяют друг друга, новое украинское руководство, похоже, не особенно смущает, и понятно почему.

Говорить о снятии блокады с Донбасса можно долго и убедительно. Ставя при этом такие условия, которые Донбасс заведомо не примет. Следовательно, никаких шагов в этом направлении предпринято все равно не будет. То есть ситуация останется такой, как и была. А вот блокаду Крыма никто отменять не собирается, поскольку для этого есть серьезные политические причины. И в этом случае ситуация остается такой же. Подходы внешне разные, а итог один — ничего не меняется в принципе.

Кажущаяся нравственная новизна политики Зеленского — это ничем не подкрепленные и не обеспеченные слова и обещания, прожекты, не имеющие перспективы. Что же касается реальных дел, то они вполне наследуют предшествующему политическому курсу запретов и ограничений. Никакой реальной заботы о людях пришедшая к власти команда проявлять не намерена, да, судя по всему, не особенно и знает, что это такое. Просто люди, привыкшие работать со словом, знают, что говорить о хорошем лучше, чем говорить о плохом. А еще можно говорить все сразу, чтобы из этой разноголосицы каждый мог выбрать то, что ему по душе.