Моя точка зрения прямо противоположная — молдавское государство потерпело сокрушительное поражение и, скорее всего, в ближайшие годы превратится в пустую формальность (если не будет ликвидировано за ненадобностью).

Я тут исхожу из представления о государстве как инструменте классового господства. Национальные государства в нынешнем смысле и примерно в нынешних границах сформировались в XVIII-XX веках именно как инструмент господства класса буржуазии. При этом есть и обратная связь — чем сильнее капитал, тем сильнее государство.

Естественное развитие капитала ведет к его укрупнению, а укрупнение — к сращиванию с государством. Постепенно, впрочем, капитал перерастает государство, и классический капитализм (равно как и капитализм государственно-монополистический) теряет смысл. Транснациональный капитал постепенно подчиняет себе государства. США и ЕС становятся инструментами капитала уже транснационального. Собственно, нынешняя ситуация в США именно с этим связана — в стране ещё есть силы, которым не нравится статус страны как службы транснационального капитала. Именно они и продвинули Дональда Трампа.

Бескровная революция: негласный хозяин Молдавии Плахотнюк объявил о капитуляции
Бескровная революция: негласный хозяин Молдавии Плахотнюк объявил о капитуляции
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Итак, государство нужно только крупному национальному капиталу. Его смысл — в защите интересов капитала. Естественно, транснациональному капиталу это государство не нужно — для него национальный капитал является конкурентом.

В случае с Восточной Европой всё было просто. Там были проведены правильные реформы: «честная» приватизация (так, чтобы крупная собственность рассеялась), развитие малого и среднего бизнеса и т.п. В результате в странах Восточной Европы нет собственного крупного производства и практически нет банковского сектора. Соответственно национальный суверенитет у них чисто формальный. Некоторым исключением является Польша, хотя и там самый богатый человек — владелец сети игральных автоматов.

А вот с постсоветским пространством так не получилось — тут капитализм развивался естественным путём и доразвился до крупного капитала, сросшегося с государством.

Для крупного транснационального капитала это был вызов. Почему кто-то пользуется огромными ресурсами постсоветского пространства без него?

Первая стратегия состояла в том, чтобы показать — в «цивилизованных странах» никакой смычки капитала и государства никогда не происходит. Было специально придумано слово «олигархия», призванное скрыть классовый смысл явления: сращение с государством естественно для крупного капитала. Ну и, естественно, во всём виновата коррупция (транснациональный капитал коррумпирует госаппарат в не меньшей степени, чем национальный, но замечать это не положено).

Естественно, это ни на кого не подействовало.

Вторая стратегия была более интересна. Групповая власть олигархии заменяется на власть одного олигарха. Он всех остальных олигархов равноудаляет, а потом его равноудаляют самого. Итог — чистое поле для транснационального капитала.

Собственно, именно это и произошло в Молдавии — последнего олигарха изгнали.

Политолог Иваненко: Плахотнюк объединил против себя ЕС, США и Россию
Политолог Иваненко: Плахотнюк объединил против себя ЕС, США и Россию
© Facebook, Игорь Иваненко | Перейти в фотобанк

Разумеется, это не означает, что молдавское государство тут же исчезнет. Но особого смысла в нём уже нет. Раз нет крупного бизнеса, то зачем оплачивать работы государственного аппарата? И как политики будут понимать, что им делать? Будут бегать в американское, а скорее даже в румынское посольство (большая часть молдавской молодёжи считает себя румынами, им не только государство, но и само название не нужно).

Разумеется, в посольствах ускорять процесс ликвидации формальной государственности не будут. У Молдавии ещё есть задачи, в частности — ликвидация Приднестровья и российского присутствия в регионе. Надо думать, что в этой связи у румынских и американских властей появятся новые интересные планы. Но сама Молдавия игроком тут уже не будет.

Пример Молдавии для Украины очень поучителен. Ведь Украина вплотную подошла к такому положению — президентом стал Порошенко, который должен был остаться единственным олигархом. Однако Пётр Алексеевич пошёл своим путём — он решил договориться с другими олигархами. И договорился. По крайней мере, с Ахметовым и Пинчуком.

Собственно, недовольство руководства США Порошенко было связано именно с этим обстоятельством.

Теперь президентом стал Зеленский, который начал с равноудаления олигархов. Прежде всего с Игоря Коломойского. Впрочем, тут многое будет зависеть от итогов парламентских выборов — сможет ли партия Зеленского сформировать большинство без влияния олигархов? Если да, то можно будет продолжить борьбу с крупным национальным капиталом.

Кстати, команда Зеленского и не пытается отрицать, что борется за ликвидацию государства. Либертарианство — это идеология безгосударственности…