Выглядят эти попытки убого и потому сразу становятся мишенью для насмешек. Уже несколько российских политиков издевательски прокомментировали слова главы Администрации президента Украины Андрея Богдана о том, что в отношениях с Москвой Киев намерен использовать политику «кнута и пряника». Сенатор Алексей Пушков написал, что у «слабой, полунищей страны нет ни того, ни другого».

Богдан, в частности, упомянул об участи 24 украинских моряков, нарушивших государственную границу РФ и находящихся под следствием в России. Украинскому чиновнику крайне не нравится молчание Москвы в ответ на инициативу провести переговоры об освобождении арестованных. Логика, лежащая в основе такого подхода, не соответствует правовым реалиям ситуации, но едва ли Богдан отдает себе в этом отчет. Освобождению подлежат военнопленные, коими подследственные не являются. Они — нарушители российского закона, и судьбу их должен определять суд, а не президент или любое другое должностное лицо. И только после вынесения судебного вердикта может быть принято решение об их обмене или освобождении. Но никак не ранее.

Кто-то скажет, что никакой особой опасности украинский заплыв в Керченском проливе не представлял, а потому шумиха, поднятая вокруг этого дела, — это искусственное нагнетание страстей. На самом деле российские пограничники были не в курсе намерений устроителей провокации. На буксире, следовавшем в составе крошечной флотилии, вполне могла находиться взрывчатка для подрыва объекта стратегического значения — Керченского моста. Это идея вообще является одной из наиболее популярных среди украинских националистов. Погранслужба обязана была иметь в виду все потенциальные угрозы, сопряженные с незаконным проникновением в территориальные воды России. Нарушителей предупреждали, просили остановиться, однако на них ничего не действовало. Они целенаправленно двигались именно в направлении моста, и опасность того, что будут предприняты действия для его подрыва, нельзя назвать иллюзорной или чисто теоретической. Действия пограничников точно соответствовали параметрам ситуации.

Есть еще один момент в заявлении Богдана, вызывающий, мягко говоря, недоумение. В Киеве открыто уголовное производство на предмет выяснения, не являются ли государственной изменой или действиями, направленными на насильственное изменение конституционного строя, поступки и решения высокопоставленных чиновников, включая экс-президента Петра Порошенко, во время вторжения кораблей ВМС Украины в российские территориальные воды. Это вполне резонный вопрос. Рисковать свободой, а то и жизнью подневольных военных, посылая их в рискованный рейд с гарантированным итогом — такое вполне тянет на государственную измену. Вынесет или нет суд такой приговор, сейчас предсказать сложно, но очевидно, что, прежде чем требовать от России освобождения задержанных украинских моряков, надо определиться: эта провокация была госизменой и попыткой узурпации власти или все-таки, как трактуют официально, простым рейдом ВМС Украины?

В любом случае выражение «политика кнута и пряника» из уст главы администрации звучит предельно абсурдно. Возможности давления на Россию у Украины мизерны: все, что было можно, она уже сделала еще при предыдущей власти. Разрыв экономических связей лишил украинское государство миллиардов долларов. Следование тем же путем лишь умножит экономический ущерб.

Что касается «пряника», то и здесь как-то не очень вытанцовывается. Что Киев способен предложить такого, что заинтересовало бы российские власти? Мир в Донбассе? Но для этого надо кардинально менять политический курс, что, как мне кажется, новый президент не может себе позволить, поскольку это бы означало отказ от безусловной ориентации на Запад. В общем, пока цирк продолжается, и конца этому не видно.