Идея провести публичные дебаты на стадионе «Олимпийский», которую предложил вчера Петру Порошенко его соперник во втором туре выборов кандидат Владимир Зеленский, вполне может быть воплощена в жизнь. Поколебавшись, президент все-таки согласился принять вызов своего конкурента. Конечно, все еще можно переиграть — однако попытка уклониться от этого поединка однозначно была бы расценена избирателями как трусость, что дополнительно сказалось бы на его и без того критически большом антирейтинге.

Украинская публика находится в предвкушении необычного представления, ожидая увидеть яркое и комичное шоу — ведь если эта власть лишает народ хлеба, то, по крайней мере, не скупится ради него на зрелища. При этом комментаторы усматривают в таком формате дебатов очевидную аллюзию на цирковые состязания Древнего Рима, когда гладиаторы умерщвляли своих противников на огромных аренах под одобрительные возгласы собравшихся на трибунах патрициев и плебеев. И многие из наших сограждан наверняка были бы рады показать кандидатам известный жест pollice verso («повернутый палец»), которым обрекали на смерть потерпевших поражение неудачников.

Эти параллели с давно канувшими в прошлое временами не так далеки от украинской политической реальности наших дней. Цирковые ристалища античной и византийской эпох были важным центром общественно-политической жизни — начиная с эпохи принципата, когда в моду вошли гонки на колесницах. Организованные группировки болельщиков — так называемые партии цирка, или партии ипподрома — поддерживали ту или иную команду возничих, которые различались по своим цветам, символизировавшим разные времена года: «красные», «синие», «белые» и «зеленые».

Популярность этих соревнований была огромна, толпа боготворила успешных «гонщиков», устраивая им почести, достойные триумфаторов, и очень скоро фракции болельщиков получили огромное влияние на государственные дела, зачастую играя роль в борьбе за престол. Таким образом, арены становились местами, где вершилась политика, наряду с римским Форумом и Капитолием.

Публичные зрелища на стадионах и ипподромах всегда проходили при участии императора и конкурирующих между собой придворных, а иногда Божественный Август сам снисходил до участия в гонках на колесницах. Причем это совершенно не гарантировало ему победу. Так, в частности, до нас дошли иронические стихи римского поэта Марциала, посвященные знаменитому «зеленому» вознице, победившему на состязаниях самого императора Нерона.

Первенства пальму не раз и по смерти Нерона «зеленый»
Брал, и победных наград выпало больше ему.
Скажешь, что ты уступал, завистник злобный, Нерону?
Но ведь «зеленый» первым пришел, — совсем не Нерон.

Впрочем, несмотря на жестокую конкуренцию, представители разных фракций римского политического бомонда успешно договаривались между собой в общих интересах, даже если они выступали на арене в качестве непримиримых соперников и врагов. Все тот же император Нерон одно время благоволил к «зеленым» и поддерживающим их патрициям. И это очень похоже на современную историю Украины — ведь Порошенко и Зеленский еще недавно принадлежали к одной коллективной партии Евромайдана, и президент лично посещал шоу популярного комика, который, с свою очередь, пел ему дифирамбы в верноподданных предвыборных роликах на канале "1+1". Что-то подобное наблюдалось в Риме и Византии — борьба разных «цирковых» кланов могла привести к смене власти, но ее участники почти никогда не посягали на основу существующего политического порядка.

Исключением из этого правила стали бурные события в Константинополе, случившиеся в 532 году, во время правления византийского императора Юстиниана. Местное общество было разделено на две политические партии — «голубых» венетов и «зеленых» прасинов, которые представляли собой интересы выходцев из различных регионов империи. Базилевс оказывал покровительство «голубым», а к их числу преимущественно относилась земледельческая аристократическая верхушка западных фем, выступавшая за централизованную жесткую власть. В то время как «зеленые» включали в себя представителей торгового сословия из восточных провинций, которые требовали расширения полномочий органов местного самоуправления и вдобавок подвергались религиозным гонениям со стороны государства за свою приверженность к еретическому монофизитству.  

Политическая борьба между ними проходила в местах массовых собраний — прежде всего на знаменитом константинопольском ипподроме, где торжественно провозглашали избрание императора. Именно там вспыхнуло знаменитое восстание «Ника» — от лозунга «Στάση του Νίκα!» («Побеждай!»), который использовали недовольные народные толпы. Они требовали отмены неподъёмных налогов — в частности, введенного властями «аэрикона», издевательского «налога на воздух», живо напоминающего о космических коммунальных тарифах в постмайдановской Украине. Императорские войска убили на ипподроме многих сторонников «зеленой» фракции, но это только усилило возмущение. Рядовые представители двух группировок объединились и за какие-то сутки взяли под свой контроль практически весь огромный Константинополь, уничтожая долговые списки и преследуя ненавистных чиновников.

Юстиниан подавил этот мятеж с огромным трудом, с помощью подкупа и карательных акций. А после этого сразу распорядился сократить количество игр на огромной арене в центре столицы, поскольку они «издавна давали повод к народным волнениям».

Политтехнологи Зеленского и Порошенко, скорее всего, не слишком сильны в истории — хотя кто-то уже вспомнил, что немецкие оккупационные войска «избрали» гетьмана Скоропадского в киевском цирке Крутикова, а штатные порохоботы ставят сейчас в пример чилийского диктатора Пиночета, который убивал и пытал своих конкурентов на печально знаменитом стадионе в Сантьяго. Взывая к народу в надежде заручиться его поддержкой, оба кандидата явно недооценивают огромный потенциал протеста, накопленный в разочарованном и ограбленном обществе. Однако опыт «Ники» может оказаться актуальным для нынешней Украины, раз уже местные элиты ввели в политическую моду византийскую тему, заигрывая с Константинопольским патриархом и актуализируя средневековые разборки церковников.  

Победитель будущих выборов наверняка продолжит нынешнюю политику власти, которая намерена содрать с народа последнюю шкуру. И разделенные политическими барьерами люди однажды могут объединиться — не на основе националистических лозунгов, а для защиты собственных интересов. Что стало бы настоящим кошмаром для «зеленого» кандидата и его вечно «синего» конкурента.