Представители украинской власти — в лице вице-премьера Вячеслава Кириленко — грозятся не пустить на финал «Евровидения» певицу Maruv, которая уверенно победила в конкурсном отборе, заручившись поддержкой большинства украинских зрителей. Причем этой победе не помешала откровенно предвзятая позиция жюри во главе с певицей Джамалой, которая всячески пыталась утопить Maruv, вменяя ей в вину успешные концертные гастроли в России.

А параллельно с этим патриотическая общественность развернула жесткую травлю участниц дуэта Anna Maria — Анны и Марии Опанасюк — только за то, что их родители живут и работают в Крыму. Причем данные отца и матери двух сестер тут же появились на базе сайта «Миротворец», подконтрольного советнику главы Министерства внутренних дел Украины Антону Геращенко.

Казалось бы, в этой истерии нет ничего неожиданного и нового — потому что этот конкурс давно стал на Украине не музыкальным, а политическим шоу. Начало этому было положено сразу по итогам первого Майдана, когда правительство Виктора Ющенко проигнорировало результаты отбора и послало на Евровидение команду своих агитаторов из группы «Гринджоли», а те благополучно и предсказуемо там провалились.

Затем была позорная история с Джамалой, ради которой организаторы не только забыли о правилах конкурса, допустив туда откровенно политизированную песню, но и вообще изменили порядок голосования — так, чтобы его результат определяли не несознательные телезрители, а правильно мотивированное жюри.

Еще через год Киев не пустил на Евровидение (конкурс проходил в Киеве) передвигающуюся в инвалидном кресле россиянку Самойлову — что, разумеется, также противоречило правилам конкурса. Причем в этом инциденте отметился все тот же вице-премьер Кириленко, который выступал даже против ее дистанционного выступления в скайп-режиме.

В этом году мы видим все тот же ремикс старых песен о главном. Увеличились только масштабы травли и количество ее жертв. Но важен текущий контекст этого скандала, который происходит в канун президентских выборов — что существенно повышает его политическое значение.

С одной стороны, власть использует истерическую охоту на ведьм в рамках своей предвыборной тактики, направленной на поляризацию общества через разжигание националистических настроений — чтобы сплотить патриотических избирателей вокруг фигуры лидера нации, способного защитить ее от вездесущих предателей и врагов.

С другой — это пробный тест для команды Петра Порошенко, которая прощупывает возможность оспорить свое поражение на выборах — на тот случай, если вбросы, сети и карусели все-таки не помогут. В этом случае Банковая наверняка использует ситуацию на «Евровидении» как прецедент. Ведь если националистическое меньшинство не признаёт победу выступавшей в России певицы — игнорируя официальные результаты голосований — значит, украинская власть тоже не обязана признавать неправильный выбор народа — если он вдруг изберет связанного с российским музыкальным бизнесом шоумена или кандидатку с косой, которая когда-то договаривалась о чем-то с Путиным.

Да, разумеется — Порошенко тоже сто раз общался с представителями российской власти, а объемы его бизнеса в РФ многократно превосходили коммерческие дела Зеленского, который не нарушал никаких украинских законов — как не нарушала их и певица Maruv. Но это не важно — ведь Джамала тоже выступала в России в 2014 и 2015 годах, на фоне самой острой фазы конфликта — а ее семья приняла российское гражданство и успешно делает в Крыму свой гостиничный бизнес. Однако это не мешает ей активно участвовать в травле выбранных на роль жертв коллег по музыкальному цеху.

И эта двойная мораль лежит в основе современной украинской политики, которая во всем противоречит воле и интересам абсолютного большинства украинцев.